• A
  • A
  • A
  • АБB
  • АБB
  • АБB
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Кризис еврозоны: утрата парадигмы

Возможно, лучшим решением для Греции станет выход из еврозоны, полагает старший научный сотрудник и директор Международной экономической программы Карнеги (Carnegie’s International Economics Program) Ури Дадуш (Uri Dadush), опубликовавший доклад по итогам исследования экономик европейских стран

В докладе «Кризис еврозоны: утрата парадигмы» («Paradigm Lost: Euro in crisis»), Дадуш констатирует, что острая фаза мирового финансового кризиса была короткой. Началась она с краха Lemon Brothers 15 сентября 2008 г., а низшей точки индекс Dow Johns достиг 9 марта 2009 г. Этот короткий промежуток времени, стал, тем не менее, губительным для финансовой системы многих, если не большинства развитых стран.

В совокупности последствия кризиса проявились в трех негативных процессах: в виде роста государственных долгов, снижения коэффициента ликвидности активов и нестабильности банковских систем. Собственно спусковым крючком кризиса зоны евро послужили два из вышеперечисленных факторов — это проблема суверенного долга Греции и других стран зоны евро с уязвимой экономикой, а также нестабильность банков — держателей большей части обязательств этих стран.

Следствием кризисных потрясений в зоне евро и связанным с ними ужесточением кредитно-денежной политики ЕС стала возросшая уязвимость мировой экономики в целом. Причины кризиса евро залегают гораздо глубже его финансовых проявлений и собственно проблем госдолга. В его основе — потеря конкурентоспособности ряда стран: Португалии, Ирландии, Италии, Греции и Испании (PIIGS), которая, в свою очередь, обострилась и в связи с вхождением этих стран в зону евро.

Вступление этих стран в еврозону сопровождалось существенным падением процентных ставок на основе роста доверия к еврозоне в целом. Однако последнее было основано на прогнозах доходности для ключевых в рамках ЕС северно-европейских стран.

Во всех странах зоны евро произошел рост зарплат, обогнавший рост производительности труда, в наибольшей степени — в странах PIIGS. Внутренний спрос в этих странах вырос, а вслед за этим — и цены, как на товары внутреннего производства, так и на так называемые tradables.

Ускорение  экономического роста этих стран происходило за счет роста сферы услуг, строительства и расширения штатов правительств и, соответственно, их расходов. Дефицит импорта покрывался за счет притока иностранного капитала.

Однако этот приток не привел к росту доли экспорта в ВВП, что, в конечном счете, и остановило сам процесс притока капитала в эти страны. В  результате выросли частные и государственные задолженности, фактически не имеющие понятных источников их оплаты и погашения.

В то же время Германия после объединения переживает  глубокую трансформацию и уверенно выдвигается на роль одного из крупнейших в мире экспортеров. Северно-европейские экономики уже ощутили на себе растущее влияние Германии, а с другой стороны — снижение конкуренции со стороны PIIGS, где экономический рост сводился к надуванию пузыря внутреннего спроса.

Этим странам рекомендуется уклоняться от наращивания доли импорта во внутреннем потреблении, в противном случае резко возрастает риск нарушения макроэкономического равновесия и наступления кризиса.

Это основной момент для понимания кризиса зоны евро, детали которого в каждой стране имеют свои — и существенные — отличия. К примеру, Италия и Португалия  достаточно рано вышли на пик цикла роста, в то время как экономика Греции, Ирландии, Испании, несмотря на начавшийся глобальный кризис, продолжали расти. Единая политика еврозоны оказалась при этом недостаточно жесткой, чтобы уберечь от перегрева экономики стран, продолжавших расти, несмотря на кризис, и слишком жесткой — для  Германии.

Воздействие на другие страны

Симптомы болезни зоны евро проявляются уже в течение многих лет и связаны не только с глобальным кризисом. Они проявились даже в таких странах, как  Латвия, Литва, Эстония, которые хоть и не вошли в еврозону, но много лет назад привязали курсы своих национальных валют к евро.

Недавно вошедшие в ЕС  Венгрия и Румыния сохранили гибкие обменные курсы, но их возможности девальвации ограничены величиной внешних валютных долгов. В результаты и они страдают от  болезней евро.

Остальной мир будет ощущать последствия кризиса евро через шесть важных каналов.

Во-первых, кризис тормозит начавшийся в Европе экономический рост, между тем экономика этого региона — это четверть мирового экспорта.

Во-вторых, кризис приведет к дальнейшей девальвации евро с перспективой возрастающей конкурентоспособности собственно европейского производства в ущерб внешней торговли стран других регионов.

В-третьих, политика по поддержанию ставок на низком уровне в самой Европе и, вероятно, в других промышленно развитых странах, способствует  притоку капитала на рынки развивающихся стран, что собственно и происходило во время кризиса.

В-четвертых, кризис евро повышает нестабильность на финансовых рынках и ведет к росту  нежелательных рисков.

В-пятых, и, вероятно, это основной аспект — кризис может добить многие слабые финансовые институты.

В-шестых, возможный неуспех мер по купированию кризиса грозит породить волну недоверия к госдолгу также и других стран, и, в конечном счете, ударит по незащищенным рынках развивающихся стран.

Лекарства от кризиса

Возможно, Греции, чтобы вернуть  конкурентоспособность в ЕС, следует выйти из Еврозоны, то есть изменить свою валютную политику примерно так, как это пришлось сделать в свое время Аргентине, где катастрофическая рецессия 2001-2002 гг. привела к  дефолту  и девальвации.

Другим показательным примером в пользу такого решения может быть Латвия. Эта страна показала, что простых решений в борьбе с увеличившейся потерей конкурентоспособности в сочетании с высокой задолженностью, выраженной в иностранной валюте, нет. Латвии пришлось прибегнуть к росту налогов и урезанию зарплат.

А чтобы остаться в зоне евро или войти в нее девяти наиболее пострадавшим от кризиса странам  (PIIGS, Эстония, Латвия, Литва и Болгария), следует прибегнуть к тому же рецепту: увеличить сбор налогов для стабилизации соотношения долга по отношению к ВВП, провести структурные реформы, повышающие производительность и конкурентоспособность.

Эти меры могут показаться весьма жесткими и болезненными, дающими противоречивые эффекты (например, увеличение налогового бремени сокращает внутренний спрос и сдерживает рост зарплат), однако без них не обойтись.

Но для выхода на модель сбалансированного роста — даже при относительно развитой политической и финансовой системе — необходимо  несколько лет.

Страны при этом должны ориентироваться на следующие целевые показатели: увеличить налоговые сборы с 5% до 12% ВВП, и снизить расходы на оплату труда, которые сегодня в составе себестоимости колеблются в диапазоне от 15% до 30%. Конечно, цифры будут разными в зависимости от особенностей конкретной страны.

Поскольку дисбалансы создавались в течение десяти лет, то потребуется, как минимум, три-четыре года проводить целенаправленные реформы по сокращению внутреннего спроса или приостановке его расширения.

Основная угроза при проведении подобной политики — дефляция. Однако она неизбежна — как для Греции, так и для других уязвимых стран — как следствие проводимых мер поддержки в еврозоне. Однако есть шанс, что дефляция не будет значительной. При следующих условиях: при продолжении подъема мировой торговли, понижения курса евро, расширения в Европе внутреннего спроса в странах с положительным внешнеторговым сальдо, в том числе в Германии и Нидерландах, которым очень выгоден низкий курс евровалюты.

Поскольку европейские страны торгуют преимущественно друг с другом, то большая часть реорганизации  в отношении конкурентоспособности и совокупного спроса и будет проходить по преимуществу в пределах Европы.

Последствия для политики прочих стран

Для стран, не  входящих в зону Евро, этот кризис наглядно показывает необходимость  ориентации на внутренний спрос и большую осмотрительность при разработке стратегии макроэкономической политики.

Кроме того, потенциальные страны-кандидаты на вступление в еврозону должны прислушаться к рекомендациям по отсрочке вступления в Евросоюз до тех пор, пока они не обеспечат должный уровень конкурентоспособности.

На основании опыта вхождения в зону евро стран PIIGS можно сделать вывод о необходимости регулирования притока капиталов и поддержки профицита бюджета. Кризис зоны евро, жесткая валютная политика в рамках единой валюты в сочетании с беспрепятственным притоком капиталов и возможностями внешних заимствований может завести в тупик.

Страны с более гибкой валютной политикой и с контролируемым в том или ином виде притоком капитала смогли пережить рецессию лучше.

Следует отметить, что кризис евро выявил несостоятельность и неэффективность региональных механизмов в борьбе с финансовым кризисом, а также подчеркнул важность таких международных институтов как МВФ в качестве глобального кредитора последней инстанции.

Роль МВФ может заключаться не только в выдаче дополнительных ресурсов и обмене более широким экспертным мнением, чем в региональных институтах, но также и в беспристрастной экспертизе собственно региональной политики. 

Подготовила Сюзанна Гетьман

17 июля, 2010 г.