• A
  • A
  • A
  • АБB
  • АБB
  • АБB
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

«Банки: Статистика & Экономика» №5, июль 2010 г.

Финансовое состояние «Межпромбанка» — предмет подробного разбора очередного ежемесячного банковского обзора от Центра развития ГУ-ВШЭ. Эксперты центра считают его историю поучительной

История одного банка

В недавнем прошлом Центр развития уже комментировал истоки нынешнего финансового состояния «Межпромбанка». Сейчас мы хотели бы подробнее остановиться на этой поучительной истории. Особо отметим, что наше небольшое исследование базируется практически исключительно на официальной отчётности банка по РСБУ.

В этой трагикомической пьесе наличествуют следующие действующие лица: Банк России, рейтинговые агентства и квалифицированные инвесторы, которые все вместе водят «шутовской хоровод» вокруг организации, именуемой «Международным промышленным банком» (МПБ).

Банк России — формально является государственным надзорным органом, но фактически исполняет роль статиста, придающего особый шарм происходящему действу. Роль без слов. Точнее, заговорить он может только по приказу «Бога из машины», который в пьесе пока не появлялся.

Рейтинговые агентства — поставщики завышенных рейтингов «Межпромбанку». Комментарии к присвоенным рейтингам читать сколь смешно, столь и неловко. Особенно про «высокий уровень достаточности основного капитала» (агентство «Эксперт РА») и «сильную капитализацию МПБ и умеренные на сегодня уровни обесценения кредитов» (агентство Fitch Ratings). Неловко за тех, безусловно, грамотных аналитиков, которые по долгу службы вынуждены выдавать на-гора подобные фразы. Но делать нечего — бизнес есть бизнес. Столь же неловко становится при виде того, как агентства спешно начинают «гонку снижения» так называемых «долгосрочных» рейтингов, причём не до, а после того как у банка уже вовсю проявились проблемы с платежеспособностью. При этом агентства следуют на шаг, а то и два, позади рынка, который, по идее, сам должен ориентироваться на мнения агентств — а зачем они иначе существуют!?

Квалифицированные инвесторы — центральное действующее лицо в этой пьесе. Именно их роль во всей наготе представляет одну из главных проблем современной банковской системы.

История виновника торжества — «Международного промышленного банка».

Часть 1. Средневековье (Dark Ages)

Если обратиться к началу 90-х, то взглянув на отчётность «Межпромбанка» с целью анализа его операций, мы обнаружим, что анализировать практически и нечего: около 70% (!) валюты баланса приходилось на один-единственный счёт, а именно на счёт 076 «Расчеты по прочим иностранным операциям». Но, как говорили латиняне, sapienti sat, ведь этот факт как нельзя лучше характеризует тот «бизнес», под который была создана эта организация с банковской лицензией. Именно проведение «прочих» операций, как правило, с организациями из оффшорных юрисдикций, первоначально и составляло смысл существования «Межпромбанка». В принципе, для «лихих 90-х» это не было чем-то из ряда вон выходящим. В те годы нередко возникали так называемые «банки», осуществлявшие операции, которые на своём балансе не хотели видеть их более презентабельные коллеги. Впоследствии, кстати, некоторые из таких «специализированных» организаций перешли во вполне легальное поле и стали в ряд обычных коммерческих банков. Произошло это с теми банками, хозяева которых сделали ставку (или одну из ставок) именно на банковский бизнес. «Межпром» же пошёл другим путём.

Часть 2. Новая история

Заметим, что здесь мы, как обычно, будем использовать совершенно стандартные методы оценки финансового состояния коммерческого банка, которые с лёгкостью может применить любой профильный аналитик.

Начнём с одного из важнейших показателей, характеризующих текущую деятельность банка, а именно, с такого показателя деловой активности, как отношение оборотов по корреспондентским счетам банка за месяц к его валюте баланса. Для читателей, далёких от банковских реалий, проведём медицинскую аналогию: значение этого показателя можно сравнить с температурой тела человека. Существует некоторый диапазон, который можно обозначить как «норма». Если же значение показателя заметно превышает эту норму, то это свидетельствует о некоторой «лихорадке», которой подвержена анализируемая кредитная организация. И наоборот — пониженное его значение говорит о том, что жизнь в банке еле теплится.

Для банков, имеющих структуру баланса, аналогичную «межпромбанковской», диапазон значения показателя, принимаемый за норму, лежит в границах от 2 до 3 единиц. Естественно, что подобный диапазон разнится для банков с разными бизнес-моделями. Однако, как показывает практика, при обычных условиях хозяйствования значение этого коэффициента в любом случае должно оставаться на уровне выше 1,5 ед. Иначе, можно говорить, что анализируемый банк входит в «зону риска». Для иллюстрации этого тезиса приведём таблицу, в которой сведены данные по банкам, у которых, так же, как и у «Межпромбанка», доля кредитов юрлицам в активах превышала 60%, то есть имевших формально сходную модель ведения бизнеса. При этом из рассмотрения нами были исключены те категории банков, которые существуют в своих «параллельных вселенных», а именно, госбанки и «дочки» иностранных банков. Кроме того, в стороне остались небольшие банки с размером чистых активов ниже 5 млрд руб., которые также зачастую работают по своим специфическим правилам. В результате подобного отсева в списке оказалось 35 кредитных организаций, информацией по которым мы располагаем. Для этих банков нами было рассчитано среднее значение показателя отношения оборотов по корсчетам к валюте баланса за предкризисный год, а именно, с октября 2007 г. по октябрь 2008 г.

Значение показателя деловой активности банков

Значение показателя деловой активности банков

Источник: банковская отчётность, расчеты Центра развития

Если посмотреть на список кредитных организаций, у которых значение показателя не превышало 1,5 ед., а таких оказалось аж тринадцать, то можно обнаружить, что у семи из них во время кризиса либо были отозваны лицензии, либо эти банки были переданы на санацию. При этом надо чётко понимать, что отнюдь не кризис стал причиной «падения» этих банков, а именно их докризисная хозяйственная деятельность.

Как видно из таблицы, «Межпромбанк» и в докризисную эпоху находился в рисковой зоне. При этом и рейтинговые агентства ставили ему достаточно высокие рейтинги, и инвесторы с удовольствием покупали его облигации. Неужели они не знали о том риске, который на себя берут? Наверняка знали, ведь отчётность банка размещается на сайте Банка России и доступна любому аналитику. Может тогда они считали, что показатель деловой активности сам по себе мало что говорит? В конце концов, это всего лишь один из показателей хозяйственной деятельности, пусть и очень важный, но ведь и с подобной низкой активностью банк при определённых условиях может успешно функционировать? Да, может. Если у банка очень «длинные» качественные (!) активы и столь же «длинные» пассивы, то хоть значение показателя и будет находиться на низком уровне, но оно теоретически не будет свидетельствовать о слишком высоких рисках. Проверим эту гипотезу применительно к МПБ. Для этого посмотрим, насколько рассмотренный нами показатель будет согласовываться с иными. На Графике 1 продемонстрирована динамика значений двух показателей, напрямую связанных с предыдущим. Это средний срок нахождения средств на расчётных счетах предприятий и средний срок «жизни» корпоративного кредита. Для большей репрезентативности приводятся данные за последние пять лет.

График 1. Динамика некоторых показателей бизнеса МПБ

Динамика некоторых показателей бизнеса МПБ

Источник: банковская отчётность, расчеты Центра развития

Так вот, видно, что на протяжении всего докризисного периода значения этих двух показателей колебались вокруг примерно одних уровней. Если говорить о том же периоде, который мы брали для исчисления среднего значения показателя деловой активности банка, то есть с октября 2007 по октябрь 2008-го, то окажется, что клиенты «Межпромбанка» в среднем держали деньги на расчётных счетах 7,3 дня, а средний срок кредита составлял около 4 месяцев.

Сопоставление этих цифр с динамикой поступления денег на корсчета банка приводит к выводу, что выданные кредиты, весьма краткосрочные в своей массе, успешно и интенсивно гасились, но при этом средства в банк извне поступали весьма незначительные, чего в обычной жизни не бывает. Согласовать эту неувязку можно с помощью одной из трёх гипотез:

  1. Банк представлял собой этакое натуральное хозяйство, слабо связанное с внешним миром. Основной бизнес его клиентов, получателей тех самых коротких кредитов, был связан с компаниями, обслуживавшимися в том же МПБ, и вот так тихо сами с собою они и вели бурную хозяйственную деятельность.
  2. Баланс элементарно «рисовался».
  3. Третья гипотеза состоит в комбинации первых двух.

Предоставим читателю самому выбирать, какая из гипотез ему кажется более правдоподобной, но заметим, что во всех этих случаях кредиторы обязаны были понимать, что, одалживая деньги «Межпромбанку», они взваливают на себя огромные риски, ибо становится очевидно, что по своей сути «Межпром» не был банком, а существовал лишь в качестве «кошелька» для его хозяина. Однако рано или поздно, но наступает момент, когда такие кошельки истощаются. И тут мы подходим к заключительной главе в рассказе про «Межпромбанк».

Часть 3. Новейшая история

Если ещё раз посмотреть на График 1, то мы увидим, что размеренная идиллическая жизнь у банка резко и неожиданно прекратилась летом прошлого года. Существенно выросли средние сроки нахождения средств на счетах клиентов, а также резко сократились платежи в погашение кредитного портфеля. То есть, учитывая «карманный» характер банка, компании хозяина перестали платить и возвращать кредиты. Ну или руководство «Межпрома» перестало даже и пытаться «рисовать» баланс. Из этого проистекает естественное логическое умозаключение: именно тогда банк и был «приговорён» хозяином.

И здесь не играет роли причина, по которой собственник решил «сдать» банк. Может это стало следствием того, что появилась большая «пробоина» в его основном бизнесе, а может он просто решил выйти из игры. Это неважно. Важно то, что инвесторам (квалифицированным!) вместе с рейтинговыми агентствами было совершенно недосуг элементарно взглянуть в баланс «подшефного». По иронии судьбы, именно в июле рейтинговое агентство «Эксперт РА» присвоило «Межпромбанку» рейтинг кредитоспособности на уровне А+ (Очень высокий уровень кредитоспособности). В свою очередь в ноябре Fitch Ratings подтвердило долгосрочный рейтинг дефолта эмитента B с прогнозом «стабильный». Окончательно же ситуация с платёжеспособностью МПБ «стабилизировалась» в марте, когда банк практически обнулил свой портфель государственных ценных бумаг (см. График 2).

График 2. Вложения МПБ в долговые обязательства России (млн руб.)

Вложения МПБ в долговые обязательства России

Источник: банковская отчётность, расчеты Центра развития

Это был окончательный и очевиднейший сигнал о том, что денег нет и не предвидится. Но так называемым квалифицированным инвесторам понадобилось ещё три месяца, чтобы убедиться в очевидном. В июне доходность облигаций «Межпромбанка» резко взлетела, а агентства наперегонки бросились снижать рейтинги. После этого хозяин «Межпрома» не захотел расплачиваться по кредитам Банка России, а также объявил о дефолте по ценным бумагам банка. Занавес.

Квалифицированные инвесторы (продолжение)

Но пришла пора вернуться к нашим баранам, пардон, инвесторам. В жизнеописании «Межпромбанка» мы уже задавались вопросом о том, неужели квалифицированные (в терминологии российского законодательства) инвесторы могли так м-м-м…, скажем так, ошибаться? Однако практика убедительно свидетельствует о том, что кредиторы организаций типа МПБ (вспомним хотя бы тот же «Глобэкс») с удовольствием ссужают им деньги. Что это, проявление вопиющего непрофессионализма? Отнюдь. Проблема в том, что деньги они дают не под банковский бизнес, которого в «Межпроме» никогда не было, нет и не будет. Средства даются под Имя. Даются в уверенности в том, что одни «большие дяди» всегда помогут другому «большому дяде» деньгами. Причём, деньгами налогоплательщиков. Причём, не Новой Зеландии, где зарегистрирован траст, владеющий банком, а почему-то налогоплательщиков России. И, к сожалению, приходится признать, что если исходить из этой логики, то в квалификации наших расчётливых инвесторов сомневаться совершенно не приходится.

Банк России (окончание)

В финале пьесы этому персонажу выпал счастливый шанс одним своим словом сделать её по-голливудски правильной и назидательной, превратить в этакий «Wall Street» по-русски. Требовалось-то всего-ничего — выполнить норму закона и отозвать лицензию у МПБ, показав, что бизнес в государстве российском может строиться и на основе права, а не только понятий. Но, поскольку суверен так и не вложил в уста Банка России ни одной членораздельной реплики, тот так и продолжает безмолвствовать. И лишь мерно звенят бубенцы на его колпаке.

Дмитрий Мирошниченко

Полный текст обзора «Банки: статистика и экономика» №5, июль 2010 г.

14 июля, 2010 г.