• A
  • A
  • A
  • АБB
  • АБB
  • АБB
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Совесть — первична, cобственность — вторична

Какую национальную идею мы ищем? Насколько осуществима заявленная программа модернизации России? Что бизнес может дать государству, и что — государство бизнесу? Эти вопросы ставили на пленарном заседании форума «Россия — наше достояние или наш крест», прошедшего в Центре международной торговли в Москве по инициативе Ассамблеи делового сообщества, в рамках всероссийской акции «Национальный проект — Россия»

В ходе этой  дискуссии председатель Синодального отдела по взаимоотношениям Церкви и общества протоиерей Всеволод Чаплин сказал, что будущее страны определяется состоянием народного духа в большей степени, чем состоянием экономики.

«Сначала смысл, потом нефть. Сначала цель, потом ресурсы и силы. Вся история человечества показывает, что наиболее успешными были именно те народы, которые имели ясную миссию и ясные цели, точно знали, зачем живут и работают. Даже не имея ресурсов, денег и оружия, они приобретали это все, проявляя волю. А те, у кого смысла, цели и воли не было, отдавали свои ресурсы другим, а в итоге исчезали. Точно так же будет с Россией, если мы не сформулируем задачи, более важные, чем жизнь одного поколения, а тем более чем скромный достаток и сытая самоуспокоенность», — подчеркнул председатель Синодального отдела.

С ним солидарна президент «Фонда исторической перспективы» Наталья Нарочницкая, которая обратила внимание на потенциальную опасность, которая подстерегает нацию в период мировоззренческого хаоса: опасность превратиться из народа в народонаселение, переставшим быть единым преемственно живущим организмом со своими  ценностями, целями, переживаниями, духом. Возможное процветание России, по мнению Натальи Нарочицкой, зависит не только от успеха экономических реформ, но даже в большей степени от того, найдет ли страна свое место в процессе глобализации, сумеет ли играть в новом мире по своим правилам, как это делают, к примеру, Китай и Индия.

Нынешний  экономический кризис, отметила Наталья Нарочицкая, — это и кризис социума. По ее мнению, российским обществом платится «слишком высокая цена за куршавельский румянец».

Модератор дискуссии журналист Леонид Млечин привел данные опросов ВЦИОМ, социологи которого разными путями пытались выяснить, с чем, в первую очередь, в сознании россиян связано понятие «национальная идея». Первым пунктом шло восстановление статуса страны как великой державы, а также подъем экономики и благосостояния.

Метафизический знак кулака

Первый заместитель председателя думского комитета по экономической политике и предпринимательству Владимир Головнев апеллировал к бизнес-сообществу, как активу страны, подчеркивая, что оно должно быть ответственное и социально-ориентированное.

Ответственный секретарь комитета РСПП по торговой политике и ВТО Борис Вишневский парировал, что сию социальную ответственность хорошо бы «распространить на основные 20 крупных компаний. Мы платим налоги, что и означает нашу ответственность. С нас дерут три шкуры, а чем отвечает государство?»

Управляющий директор общероссийской общественной организации «Деловая Россия» Николай Остарков предложил к дискуссии тезис о том, что проблема России не в отсутствии национальной идеи, а в том, что  «у нас отсутствует свобода частной собственности». Для того чтобы зарегистрировать юридическое лицо, нужно, чтобы был зарегистрирован договор аренды, и наоборот: чтобы зарегистрировать договор аренды — нужно быть юрлицом. Что касается проблем морали, то они, по мнению Николая Остаркова, стоят перед личностью, а не предпринимателем. Предпринимательство само по себе и есть — обычная социальная активность, ответственность его заключается в конкурентоспособности на мировом уровне. Идеология очень просто проецируется на экономику, превращаясь в «идеологию перманентных запретов на каждом шагу». Показательный пример — необходимость перерегистрировать все уставы ООО. У нас нет свободы частной собственности, и государство это хорошо продемонстрировало, еще один очевидный пример — валютное законодательство, которое соответствует законодательству времен фашистской Германии. У нас банк — это не банк, это контролирующий орган. Нужно освобождать законы в каждой главе, в каждом правовом институте, как считают многие участники форума.

Мысль о том, что отношения собственности у нас нестабильны, поддержала и Наталья Нарочницкая, она полагает, что только когда у нас застучат стройки в глубинке, тогда и пойдет реальная модернизация. А силиконовые долины, по ее мнению, у нас всегда свои были, только засекреченные, а если бы не было, так и в космос не летали бы.

Про стройки в глубинке слово подхватил представитель приграничных с Китаем регионов, бросив реплику из зала: «В Китае мелкое предприятие на своих 20 кв. м мечтает о мире, и оно может реализовать свою продукцию в любом уголке мира. А в России путь бизнесмена — это путь воина».

«Путин — сгоряча…»

Зам. председателя комитета Госдумы по охране здоровья Сергей Колесников поднял вопрос об ответственности не только бизнеса, но и власти. Он считает проблемой, что в стране сегодня отсутствует стандарт государственной услуги, а равно — социальные стандарты.

«О том, что законы должны быть законами прямого действия, так, чтобы чиновники не могли получать значительной ренты, это Путин поначалу заявил сгоряча. И вот: нормы сто двадцати одного федерального закона на закон о Сколково не распространяются. Вот и судите — модернизационное у нас законодательство или нет?» — вопрошал один из участников акции. Другие дисскутанты отмечали отсутствие даже самой возможности диалога бизнеса с властью.

А один из участников диспута, зам. директора по развитию ГУП «Аргунский комбинат стройматериалов и стройиндустрии» Марьям Хаджиева, заметила, что многие проблемы могли бы решаться довольно просто — методом конкурентной борьбы. «Двигатель конкурентной борьбы», запущенный в свое время правительством Егора Гайдара, был остановлен, по ее словам, в 1993 году. Лозунгом сегодняшнего дня, по выражению Марьям Хаджиевой, может стать тезис: «предприниматель — опора российского народа».

О необходимости свободной конкуренции  говорил и директор департамента стратегического анализа компании «ФБК» Игорь Николаев. Уровень конкуренции в стране чрезвычайно низок, считает эксперт. Во многом виной тому — само государство: по статистике ФАС, 60% всех возбуждаемых антимонопольных дел — дела против действий органов власти.

Конкуренция — краеугольный камень и для инноваций, на которые в стране пока нет спроса, подчеркнул  директор Института экономики РАН Руслан Гринберг. Руководитель института национального проекта «Общественный договор» Александр Аузан отметил, что отправной точкой модернизации не может быть ни проект «Сколково», ни иной проект такого рода. Первое и важнейшее условие перехода к новой модели экономического роста — децентрализация государственного бюджета.

Ирина Ильинская, Наталья Гетьман

7 июля, 2010 г.