• A
  • A
  • A
  • АБB
  • АБB
  • АБB
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Человека забыли

Во главу угла модернизации социальной сферы целесообразно положить реформирование зарплаты. Смысл этой модернизации — привести социальную систему в соответствие с требованиями экономической системы и международными стандартами, используя мировой опыт, уверен заведующий кафедрой экономической теории и политики Академии народного хозяйства при Правительстве РФ академик Абел Аганбегян

В экономическом плане при всех наших недостатках и при всем отставании Россия — мощная индустриальная держава. По  уровню экономического развития (ВВП на душу населения) Россия занимает 50-е место в списке 200 стран мире, не очень сильно уступая многим развитым странам мира. ВВП на душу населения у нас составляет по паритету покупательной способности 15 тыс. долл., а в странах типа Греции, Португалии, Израиля, Новой Зеландии, Испании — 20–25 тыс. долл. Мы превосходим по уровню экономического развития подавляющую часть развивающихся стран, в том числе, например, Бразилию. В то же время, из-за принятой у нас социальной системы Россия резко отстает от подавляющего большинства стран по социальным показателям.

Задачи реформирования зарплаты

Во главу угла модернизации социальной сферы целесообразно положить реформирование зарплаты. Важное требование — провести реформу по возможности безболезненно, не допуская снижения реальных доходов граждан при проведении социальных мероприятий.

Опыт всех других рыночных стран свидетельствует о том, что значительную часть социальных расходов целесообразно возложить на доходы самих граждан и, прежде всего, на их зарплату.

Речь идет, например, о введении 10%-ных отчислений от зарплаты на будущие пенсии (переход к накопительной пенсионной системе), 7%-ных — на медицинскую страховку, 5%-ных — на профессиональное образование детей, на переход к рыночным ценам на жилье и коммунальные услуги. Это потребует увеличения расходов граждан на эти цели.

Каждая из этих мер, чтобы не вызвать снижения реальных доходов, должна сопровождаться соответствующим повышением зарплаты одновременно с изменением структуры расходов. Так, при введении 10%-ных отчислений необходимо повысить зарплату на 12–13%, поскольку с повышенной зарплаты будет браться и повышенный подоходный налог. Соответственно для введения 7%-ного отчисления на медицинское страхование и 5%-ного отчисления на высшее образование, если делать это одновременно, следует повысить зарплату на 13–14%.

Специальные расчеты потребуются при определении размера повышения заработной платы при переходе на рыночные цены на жилье и коммунальные услуги, с тем, чтобы у 90–95% граждан это не вызвало бы снижения реальных доходов.

Сказанное относится и к налогу на недвижимость и землю. Здесь в относительно небольшом проигрыше может оказаться 5–10% работающих, у которых размеры и стоимость жилья намного больше средних величин или имеется несколько видов жилья. Но это касается относительно богатых людей, в доходах которых эти расходы не составят большой доли. С высокой степенью условности можно считать, что для перехода на рыночные цены на жилье и коммунальные услуги среднюю зарплату требуется поднять на 20%. Для введения налога на недвижимость и землю потребуется повысить зарплату примерно на 10%.

Централизованный вариант реформы

Возникает вопрос: насколько возможно проводить в рыночном хозяйстве, которое сложилось в современной России, централизованное повышение зарплаты, поскольку значительная часть экономики страны все же является частной? Представляется вполне реальным осуществить социальные реформы при централизованном повышении уровня зарплаты.

Во-первых, в России пока преобладает госсобственность и, по-видимому, более 60% работников заняты в бюджетной сфере, а также на предприятиях и в организациях с госучастием. Из оставшихся 40% работников более половины работают в крупнейших холдингах и объединениях. С этими организациями госорганы могут заключить договор, по которому те повышают зарплаты на определенный процент, а государство соответственно снижает налоговое бремя.

Что касается средних и малых предприятий, то они объединены в достаточно мощные ассоциации, так же, например, как и банки, с которыми тоже могут быть заключены подобные соглашения.

Источники для снижения налогов для всех видов бизнеса во многом создаются благодаря предлагаемому увеличению налогов, взимаемых с населения, и переносу на доходы населения значительной части отчислений на социальную сферу, в связи с чем такие отчисления могут быть сокращены за счет госсредств, что создает базу для пересмотра налоговых ставок.

Кнутом и пряником

В осуществление этих мероприятий могут быть также вовлечены профсоюзы, которые могут включать в коллективные договора с предприятиями и организациями соответствующие пункты о повышении зарплаты в случае получения госгарантий снижения налогов; могут быть организованы «горячие линии» по рассмотрению случаев, когда предприятия и организации, которым были снижены налоги, не произведут повышения зарплаты. К таким предприятиям и организациям соответственно могут быть применены те или иные санкции.

Конечно, это — большая организационная работа. Но при правильном ее осуществлении подавляющая часть граждан не ухудшит свое материальное положение, а относительно малообеспеченные семьи даже улучшат его.

По своей сложности и последствиям осуществить эти меры несоизмеримо легче (если на то будет желание и политическая воля), чем, например, кампанию по монетизации льгот, в ходе которой к тому же было затрачено 500 млрд руб. для смягчения ситуации. В нашем случае вряд ли потребуются дополнительные расходы столь крупных финансовых средств. Между тем, предлагаемые социальные реформы по значимости попросту несопоставимы с монетизацией льгот.

При новом раскладе

Общее повышение зарплаты (при проведении всех указанных реформ) составит порядка 70% при сегодняшнем уровне зарплаты в России в размере около 20 тыс. руб., ее средний размер увеличится до 35 тыс. руб., но при этом структура зарплаты будет совершенно другой.

Доля налогов вырастет до 20%, отчисления на пенсию — это еще 10%, на здравоохранение и образование отчисления составят 12% и плата за жилье и коммунальные услуги увеличится до 20%. Таким образом, если сейчас из 20 тыс. рублей зарплаты налоги составляют 13% и квартплата с коммунальными услугами 10%, то на покупку товаров и услуг остается 15 тыс. руб.

При новом раскладе из 35 тыс. руб. до 60% пойдет на налоги и отчисления (20% — на жилье и коммунальное хозяйство, 20% — налоги с учетом нового налога, 10% отчислений — на пенсию и 12% — на здравоохранение и образование), что также составит в остатке около 15 тыс. руб.

Как видно, из всей зарплаты (или денежных доходов) на покупку товаров и услуг (без жилищно-коммунальных услуг) остается около 40%, а 60% составляют налоги и отчисления на пенсию, жилье, коммунальные услуги, на здравоохранение и образование.

В европейских странах размер отчислений составляет 70%, а в США даже 75%. Так что на оплату товаров и услуг там идет только 25–30% от номинального размера денежных доходов (заработной платы). Такая структура использования денежных доходов (заработной платы) имеет существенные преимущества в сравнении с нынешним положением дел в России.

При тройной тяге

Предложенные меры дают одновременно несколько преимуществ.

Во-первых, резко увеличивается размер номинального денежного дохода (зарплаты), что повышает эффективность мероприятий по увеличению производительности труда и дополнительно стимулирует снижение трудоемкости. В свою очередь, повышение производительности труда является непременным условием дальнейшего роста доходов и зарплаты.

Во-вторых, госбюджет освобождается от несвойственных ему расходов и его доля в ВВП снижается, а доля предприятий и организаций соответственно увеличивается при уменьшении на них налоговой нагрузки. Тем самым усиливаются стимулы предприятий и организаций к экономическому развитию, поскольку большая часть их выручки остается в распоряжении предприятий и организаций и они смогут больше инвестировать в свое развитие.

В-третьих, при двойной (отчисления от доходов граждан и взносы предприятий) и тройной (к указанному выше добавляется финансирование из госбюджета) «тяге» легче решить назревшие вопросы по увеличению пенсий (до хотя бы 50–60% от средней зарплаты), повышению расходов на здравоохранение (для начала до 8% ВВП) и на образование (до 10% ВВП). За счет исключительно отчислений предприятий и средств государства (что происходит сегодня) достичь таких показателей практически невозможно.

В-четвертых, сокращается инфляция, поскольку государство избавляется от необходимости ежегодно изыскивать все большие суммы средств на решение социальных проблем, форсировать рост расходов госбюджета.

В-пятых, значительно сокращаются непомерные разрывы в доходах и уровне жизни бедных и богатых, поскольку богатые лишаются повышенных государственных льгот на жилье и коммунальные услуги, облагаются достаточно высоким налогом на недвижимость и землю и, возможно, повышенными процентными отчислениями на медицинское страхование и оплату будущих профессиональных образовательных услуг для членов семей.

Конечно, этих мер недостаточно для того, чтобы снизить эти разрывы вдвое — по децильным коэффициентам с 16 до 8. Для этого необходимо со временем перейти к взиманию прогрессивного подоходного налога и к повышенным акцизам на дорогие товары — предметы роскоши.

Надо построить такую систему, чтобы экономически было невыгодно тратить излишне большие суммы на потребление и личные нужды и, напротив, было бы намного выгоднее вкладывать свободные средства в бизнес, накопительные фонды и отчислять средства на благотворительность.

В-шестых, у местной власти появляется крупный источник налоговых доходов в виде налога на недвижимость и землю, что резко повышает роль местного самоуправления и при правильном использовании этих доходов существенно улучшает социально-экономическую среду.

часть вторая

Абел Аганбегян
Подробнее см. в журнале
«Экономическая политика»

30 июня, 2010 г.