• A
  • A
  • A
  • АБB
  • АБB
  • АБB
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Страна большого газа

Пока «Газпром» поочередно разбирается со своими транзитерами, Белоруссией и Украиной, за их спинами вырастает новый перспективный газовый поставщик — Польша. Развивая свои запасы сланцевого газа, она способна потеснить Россию на европейском рынке, отмечает главный научный сотрудник Института Европы Алексей Хайтун

Транзит российского газа в Европу

Самый дешевый путь российского природного газа в Европу — это маршрут «Белоруссия-Польша». Не только  потому, что стоимость поставок газа в Белоруссию ($168/1000 м3), а также оплата транзита через эту страну минимальны. Это самый короткий путь от месторождений Тюмени к центру потребления — промышленности Германии. Далее — по шкале удорожания транспортировки — следуют трубопроводы через Украину, «Северный поток», «Набукко», и, наконец, проектируемый «Южный поток».

Протяженность газопровода «Ямал-Европа» по польской территории —  684 км, а его максимальная мощность — 32,9 млрд куб. м в год. Польша в прошлом году получила для собственного потребления до 9 млрд куб. м российского газа, а собственно транзитные объемы через Польшу составили порядка 24 млрд куб м.

В 2009 г. «Газпром» поставил в Европу в совокупности 140 млрд куб. м трубного газа, польское направление обеспечило около 24% транзита. В  2020 г. Газпром планирует поставлять в Европу 200 млрд куб м газа. Тогда, если транзитные возможности Польши не будут увеличены, по этому направлению пойдет около 16% всех газпромовских поставок в Европу. То есть как вчера, так и в будущем Польша могла бы остаться значащим партнером России и ЕС на газовом рынке.

Однако, согласно планам «Газпрома», маршруты поставок должны быть перераспределены в обход Восточной Европы по северному и южному флангам. В этом случае российский газ становится для потребителя дороже (наиболее известный проект Nоrd Stream не будет конкурентоспособен даже по сравнению с доставкой сжиженного сланцевого газа из США танкерами, не говоря уже о цене транспортировки через Белоруссию и Польшу).

Не менее важно и то, что Польша, в случае реализации планов «Газпрома», рискует утратить свое значение в ЕС как транзитная страна для газовых поставок. В частности, морская балтийская трасса оценивается польской стороной как способ вытеснения Польши из схемы транспортировки газа в Европу, со всеми следующими из этого факта экономическими и политическими потерями.

Отсюда — особая острота вопроса о разработке месторождений польского сланцевого газа, в пользу которого говорит и то, что необходимые для этого технологии американскими компаниями разработаны и достаточно успешно применяются (см. «Мировой рынок газа: фундаментальный сдвиг», «От автаркии до открытости», «Газпром и новые стратегии европейского рынка»).

Американский пример для подражания

Резервы сланцевого газа (СГ) в мире, по самым оптимистичным оценкам, достигают 400 трлн куб. м. С учетом технологической возможности извлечения, этот прогноз снижен до 180 трлн куб. м, а подтвержденные объемы оцениваются скептиками в объеме лишь 10 трлн куб. м. Но и в этом случае, к примеру, США будут иметь возможность добывать сланцевый газ в течение, как минимум, 50 лет. За последние годы добыча СГ в США выросла на 15% до 87 млрд куб. м, предполагается, что в течение ближайших десяти лет добыча удвоится. А с учетом добычи метана из угольных пластов США станет не импортеровм а одним из ведущих экспортеров. Для Польши американский «сланцевый прорыв» — пример для подражания.

Вынос: Возможен вариант начала «гонки за газом», суть которой в следующем: кто станет первым в центрах потребления Европы, польский сланцевый газ, или трубопроводный газ Сибири из «Северного» и «Южного» потоков. В этой логике победитель получит все.

Запасы сланцевого газа в Польше, по предварительным оценкам достигают 15 трлн куб. м. Если хотя бы пятая часть запасов будет переведена в категорию промышленных — это даст возможность гарантированно поставлять из этой страны на рынок ЕС 100 млрд куб. м в год. В таком случае Польша может полностью закрыть собственные потребности в топливе и стать крупным поставщиком газа для Европы, причем по цене, в которой издержки на транспортировку будут существенно меньше, чем у российского «Газпрома». Впрочем, имеющиеся в свободном доступе данные о сланцевом газе в Польше не точны, публикации на эту тему противоречивы.

К освоению польских месторождений в ближайшее время планирует приступить Conoco Phillips, за ней обещали последовать американские Exxon Mobil и Marathon и канадская Talisman Energy.

Впрочем, нельзя не услышать и доводы скептиков, которые говорят и о технологических сложностях добычи сланцевого газа, и экологических проблемах, связанных с его добычей. Например аналитик LCM Commodities Эдвард Котт полагает, что разработка сланцевого газа — трудоемкий и длительный процесс, а потому до начала промышленной добычи может пройти лет десять. По нашему мнению, такой срок слишком пессимистичен: нельзя забывать, что базовые технологии сланцевых проектов уже отработаны в США и на шельфах Японии. Таким образом, если планы международных нефтегазовых компании по освоению польских месторождений будут реализованы — строго по заявленным планам или с отклонениями от последнего, что в проектах такого масштаба дело обычное, то конфронтация между Польшей и России по поводу газовых поставок — дело будущего, причем не очень отдаленного.

Экономика добычи и транспортировки

Себестоимость добычи СГ в США составляет  100–250 долл. за 1 тыс. куб. м, то есть в среднем — 150 долл. Иными словами, в 10 раз дороже, чем  сметная стоимость газа из месторождений Уренгоя или примерно равно расчетной стоимости для добычи на полярных шельфах, в том числе российских. Значит, особенно острой в перспективе будет конкуренция по цене транспортировки газа потребителю. И если новые трубопроводы стремительно дорожают, то перевозки сжиженного природного газа (СПГ) океаническим танкерным транспортом, напротив, удешевляются.

Польский сланцевый газ в случае стоимости его добычи по той же цене, что и в США (то есть до 250 долл. за 1 тыс. куб м) сможет конкурировать с российским по цене. При более высокой цене польского газа российский «Газпром» останется самым крупным поставщиком газа для Европы, несмотря на дорогие и протяженные подводные маршруты транспортировки. Но, оговоримся, только при том условии, что центр добычи российских компаний не переместится в Арктику, со всеми последствия для цены газа.

Снижение рыночных цен на природный газ до 180–200 долл. за 1 тыс. куб м, в частности, из-за появления на рынках США сланцевого газа и спотовых поставок СПГ в Европу, может существенно снизить доходность «Газпрома», но одновременно поставит вопрос о рентабельности проектов массовой добычи СГ в Польше. То есть вопрос о цене добычи в Польше, это вопрос и о судьбе «Газпрома» в Европе, а нынешняя неясность в этом вопросе оставляет достаточно широкий простор для переговоров и поиска компромиссных решений. Однако они потребуют решений уже в политической плоскости.

Выборы президента и выборы политики

По мнению экспертов, правительство Польши активно поддерживает проекты добычи сланцевого газа. Дальнейшее развитие событий зависит в том числе и от того, какая партия в Польше выиграет президентские выборы, и какую позицию займет Россия — и отношении Польши, и в отношении строящихся трубопроводов в обход ее территории (в нашей стране это тоже «большая политика»).

Можно предположить, как вариант, что начнется «гонка за газом», суть которой в следующем: кто станет первым в центрах потребления Европы, польский сланцевый газ в промышленных масштабах, или трубопроводный газ Сибири из «Северного» и «Южного» потоков. В логике — победитель получит все.

Вместе с тем не исключено, что возобладает более прагматичный подход, и будут найдены взаимовыгодные формы «газового альянса» между Россией и Польшей. Намеки на возможность компромиссов в принципе есть. И не стоит сбрасывать со счетов колоссальные возможности «Газпрома» по сохранению своей сети и контрактов на поставки. Особенно если российский концерн будет руководствоваться своими экономическими интересами, оставив в стороне любые политические амбиции.

Алексей Хайтун

29 июня, 2010 г.