• A
  • A
  • A
  • АБB
  • АБB
  • АБB
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Эффективная наука и образование: американская модель

Разговоры о необходимости реформы в российской фундаментальной науке, участии в Болонском процессе, инновационной политике сводятся к теме «интеграция  науки и образования» и актуализуют вопрос — «а как эта схема работает на Западе?» Подробному ответу посвящена монография «Исследовательские университеты США: механизм интеграции науки и образования»

Исследовательские университеты США: механизм интеграции науки и образования под редакцией д.э.н., профессора В.Б. Супяна. — М.: Магистр, 2009. — 339 с. Рецензенты: д.э.н., проф. В.М. Кудров; д.э.н. Л.Ф. Лебедева. Авторы: В.Б. Супян;  к.э.н. Г.Б. Кочетков; к.э.н. Э.Ю. Каверина; А.В. Сыромятин; Н.А. Судакова; М.С. Мартынова.

Кто в ответе?

Монография, практически не затрагивая экономико-политические аспекты развития США, позволяет получить ответы на многие вопросы, остро стоящие перед нашей страной, планирующей перейти на рельсы инновационного развития.

Американский опыт важен просто потому, что США — безусловный лидер современного мира в области НИОКР. Такой успех определяется множеством факторов, но главные из них: политическая и финансовая ответственность государства за науку и образование, роль частных инвестиций, законодательная поддержка учебной и исследовательской деятельности, программы международных обменов, привлечение иностранных ученых, студентов и преподавателей. Авторы книги отмечают, что федеральные власти США несут основную ответственность за фундаментальные исследования в стране. Особенно важно то, что государство отвечает за выработку стратегии и политики в научной сфере. Основной инструмент ее реализации — федеральный бюджет.

Средства распределяются на три потока: на научные исследования, институциональную помощь вузам, поддержку студентов. Собственно средства на научные исследования могут быть получены разными способами. Во-первых, в США работает система свободных грантов, когда полученные деньги можно тратить на любые исследования. Во-вторых, есть гранты целевые, которые распределяются уже на конкурсной основе. Есть вариант заключения договора между вузом, государством и корпорацией, например, при реализации заказов крупных ведомств. Четвертый способ — заключение контракта учебного заведения с государством.

Помимо государственных вливаний, вузы США обеспечиваются частными пожертвованиями. В этом свете интерес вызывает практика эндаументов, которые представляют собой часть активов бесприбыльной организации, которые были инвестированы. Чаще всего, это сложный набор даров и пожертвований. Общий размер эндаумента не является его главной характеристикой — важна его доля на поддержку каждого студента. В 2006 году, скажем, активы эндаумента на студента Принстонского университета составляли 1 900 000 долл. Некоторые эндаументы могут быть весьма внушительными, но авторы предостерегают от переоценки их значения в системе образовании США. «В 2006 г. общенациональные расходы на высшее образование в США составляли 373 млрд долл., а на научные исследования — 340 млрд долл. В том же году общие активы всех университетских эндаументов равнялись 269 млрд долларов» (стр. 140).

Надо сказать, что в последние годы объем финансирования со стороны правительства демонстрировал некоторые колебания, однако неизменным оставался принцип — ответственность федеральных властей за сферу НИОКР. По оценкам экспертов, вклад научно-технического прогресса  в экономический рост составляет не менее 50%.

Российский вариант

В России доля расходов на образование составляет порядка 3,5%, В США — 7%.

Пока «эхо» прошлых успехов советской науки и образования обеспечивает России достаточно высокие в международном сопоставлении показатели. Например, доля тех, кто имеет, как минимум, законченное среднее образование, в России составляет 72%, в США — 87%, в Канаде — 83%. Причем качество российского эквивалента существенно выше. Хуже дело обстоит с высшим образованием: в России 16% граждан являются обладателями вузовских дипломов (по другим оценкам, 21–23%), с США — 29%, в Канаде — 21%. Тут качество уже не учитывается, а об однородности высшего образования вообще говорить трудно, как у нас, так и в Северной Америке. Сегодня важна тенденция — в России наблюдается экспансия платного образования, а система поддержки студентов, отмечают авторы монографии, не совершенствуется. Нужны льготные кредиты на оплату высшего образования, гранты для учащихся из малообеспеченных семей. Так, в США величина «гранта Пелла» (назван в честь его учредителя — сенатора К. Пелла, представляет собой безвозмездную помощь с учетом финансового положения студента и доходов его семьи. — прим. Opec.ru) составила в 2008 г. 4 600 долл., а ближайшие пять лет возрастет, как отмечается в монографии, до 5400 долл.

Кроме этого североамериканские вузы обладают еще одним «козырем» — включенностью в систему избирательности учебных программ, зачетных единиц и т.д. Получить его России позволит участие в Болонском процессе. Однако, по мнению авторов, перевод отечественного образования на трехуровневые рельсы, практически невозможен без изменения других параметров, например, мобильности студентов и преподавателей, той же избирательности программ.

Кроме того, пока недостижимо для отечественной науки и образования еще одно преимущество, коим обладает американская система. Дело — в гибком сочетании образования с научной сферой деятельности.  В вузах США проводится порядка 2/3 фундаментальных исследований. Таким образом, американские высшие учебные заведения представляют собой не только кузницу молодых специалистов, но и исследовательскую лабораторию, где преподавательский состав «подпитывается» передовыми разработками и идеями. В качестве примера такой сбалансированной, сочетающей науку и образование структуры, Виктор Супян подробно описывает систему работы университета Вандербильта.

Американский пирог

Ни для кого не секрет, что условием обеспечения лидерства США в науке всегда являлись международные знания. Сегодня мощной подпиткой для американской сферы НИОКР остаются межкультурные навыки общения для студентов и преподавателей. По разным оценкам, в профессорско-преподавательском составе американских университетов и колледжей обладатели степени из других стран чаще всего являются математиками — 33%, инженерами — 26%.

В Америку едут не только обладатели степени, но и будущие ученые. Более половины иностранных студентов планируют остаться в США. Выходцы из других стран защищают докторские диссертации в большом объеме (в 2005 году 63,1 % докторантов по инженерным специальностям не были гражданами США). Цифры эти растут, впрочем, дело тут не только в экспансии иностранцев, но в недостатке собственно американцев. Так или иначе, но программы обменов, привлечение иностранной профессуры, ученых, интеграция неамериканских студентов в систему науки США позволяют американцам держать руку на пульсе научно-технического прогресса, оставаться в авангарде фундаментальной науки и развивать перспективные направления.

Свободу инновациям

Еще одна важная тема, подробно рассмотренная в книге, — инновационная деятельность в университетах.

К началу 1980 г. правительство США обладало 30 тыс. патентов на научные изобретения, которые были сделаны на базе вузов, получавших федеральную денежную поддержку. Справедливая постановка вопроса — кто платит, тот и владеет — привела к тому, что лишь 5% таких новаций нашли коммерческое применение. Ситуация изменилась после принятия в 1980 году закона Бэя-Доула, который позволил университетам получать право собственности на разработки, которые изначально были спонсированы федеральным правительством. Такое нововведение значительно ускорило процесс промышленной реализации технологий. Сегодня университеты являются инкубаторами инноваций в США. Например, при участии МТИ (Массачусетского технологического института) ежегодно создается 150 компаний, а также фирм на основе институтских технологий. Около 70% из них достигают размеров структур с численностью персонала до 1000 человек, обеспечивая 90% рабочих мест региона. Один только Стенфордский университет стал «колыбелью» для таких всемирной известных компаний как Google, Yahoo , Cisco Systems, Inc и других.

Такое положение вещей как нельзя лучше доказывает эффективность вложений в науку, как прикладную , так и фундаментальную, без которой в современном мире невозможно экономическое развитие государства.

Ирина Ильинская

24 июня, 2010 г.