• A
  • A
  • A
  • АБB
  • АБB
  • АБB
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта
vision

И дольше века длится ипотека

Диверсификация экономики и мобильность трудовых ресурсов — этой теме был посвящен Круглый стол, проведенный Вольным экономическим обществом при поддержке Фонда Виктора Бирюкова. Без мобильного рынка труда диверсификация останется пустым звуком, а чтобы мобильность трудовых ресурсов стала реальностью, необходимо очень многое изменить в существующей системе, согласились участники

Мобильность и жилье

Как отметил директор Института проблем рынка, академик Николай Петраков, руководители государства обратили внимание на проблему мобильности и переподготовки трудовых ресурсов когда разразился кризис. Проблема эта очевидная, а в условиях кризиса — тем более. Но собственно российская власть и разрушила систему подготовки профрезервов — прежде всего, квалифицированных рабочих, считает Н. Петраков: «Понадеялись, что их будет готовить частник. А частник не хочет, ему подавай выученных — «до 40 лет, с опытом работы». В конце концов, вышло, что это общенациональная проблема, а не отдельно взятых Алекперова, Прохорова или кого-то еще».

Обсуждается вопрос, как заводить кадры из-за рубежа, в том числе неквалифицированных рабочих из Средней Азии, продолжал академик. Между тем в стране огромное количество безработных. Достаточно просто объехать, к примеру, Пермский край, Вологодчину, Костромскую область, чтобы в этом убедиться. Почему же эти люди немобильны и не едут туда, где они могли бы найти работу? Так, извините, нужно же жилье.

В Томске планируется строительство  атомной  электростанции. «Рабочее место для меня там будет?» — интересуется студент. «Конечно», — публично отвечает ему премьер-министр. Но Томскую АЭС, если и будут строить, то 10–15 лет, а парень получит диплом через два года и в Томске он будет безработным, а он, может быть, нужен на Воронежской АЭС. Втянутый с помощью якобы льготных кредитов в ипотеку, он уже никуда не сможет уехать. Она придавит его и сделают рабом места, а необходимость погашать непосильный долг  — мешочником, теряющим квалификацию.

Премьер обещал студенту довести цену ипотеки до 8%. Но при нынешнем соотношении себестоимости «квадрата» и его рыночной цены — это предложение купить товар в рассрочку, оплатив пять его себестоимостей. Такая ипотека — это тупик, она закрывает человеку возможность выстроить карьеру в своей специальности, арендовать жилье, достойное социального положения специалиста высокой квалификации. А при этой политике для многих специалистов — врачей, учителей, ученых, преподавателей — достойные жилищные условия недоступны,  считает Николай Петраков.

«Перекошенной» ситуацию с ипотекой назвал и Евгений Гонтмахер, подчеркнувший бесперспективность этого пути без развития массового жилищного строительства. «Как только люди захотели взять ипотеку, застройщики тут же подняли цены сразу в два раза за год! Низы не могут переплачивать, а верхи не хотят, а если и покупают жилье, то для перепродажи». В Москве, замечает эксперт, половина купленного элитного жилья стоит без внутренней отделки, даже полы не кроют и стены не отделывают, — купили ради вложения денег.

Есть коэффициент доступности жилья, который показывает, сколько времени  стандартная семья должна откладывать свои доходы, чтобы купить стандартную квартиру, развил дискуссию директор Института социально-экономических проблем народонаселения РАН Алексей Шевяков. По российским нормам  — это 54 кв. м, по европейским — почти 100 кв. м. «Мы проводили исследование, этот коэффициент составляет по нашим нормативам  почти 6–7 лет. Если же мы перейдем на медианный доход, как это оценивается в Европе, то получим уже 10–12 лет, например, в Петербурге. А для низкодоходной группы в Москве доступность жилья — даже по самому льготному исчислению — 80 лет!», — оценил Алексей Шевяков.

«Жилищное строительство страдает от коррупции. Строители не скрывают, что 1/3 стоимости проекта — откаты. В итоге, — соглашается депутат Госдумы Валерий Зубов, — дело не в процентах и стоимости ипотеки, а в сумме, на  которую начисляются проценты — неподъемна конкретная стоимость тела кредита».

О производительности труда и миграции

«Мы  в экспертном кругу подискутируем, обогатим друг друга цифрами, а диалога между теми, кто принимает решения, и научным сообществом сегодня нет, — продолжил Валерий Зубов. — Констатирую это как депутат Госдумы. И в Госдуме проходят порой великолепные дискуссии, но о них никто не знает: в момент, когда начинает звучать критическое мнение в адрес власти, камеры выключаются».

Потенциальная миграция может быть огромной. Примерно 10 млн чел. могут сменить место жительства, причем перемещения будут не разовыми, а постоянными. В том числе и из мест с избыточной занятостью населения. Вот, например, в  Норильске проживают 200 тыс. человек. Такой же объем выпуска, как у «Норникеля», его канадский конкурент  Vale Inco получает при занятости в 10 раз меньшей. То есть 9/10 занятых в российской компании — примерно 180 тыс. человек — фактически лишние. Если в «Газпроме» производительность труда в 10 раз ниже, чем в норвежской Statoil, значит, требуются какие-то изменения в этой организации с целью повышения ее эффективности. И вероятно высвобождение избыточных работников. Но если в этой ситуации прокуратура указывает, сколько должно быть на предприятиях занятых, тогда остается констатировать, что одна рука не ведает, что делает другая, — заключает депутат.

Что касается рынка труда, современный АПК  с точки зрения рынка труда — тоже палка о двух концах, отметил представитель Госсобрания Республики Мордовия Виктор Бирюков. Новые технологии в этой сфере повышают производительность труда раз в десять, соответственно, настолько же падает и спрос на рабочую силу. К сожалению, нет внятной политики государства в отношении этой потенциально излишней рабочей силы на селе, нет программы использования этого ресурса в других отраслях. Нужно строить птицефабрики, свинокомплексы, молочное производство и торговать их продукцией: сырами, яичным порошком, сухим молоком, мясом во всевозможных видах. Но надо понимать и то, что сельский уклад жизни и высокоэффективное производство продовольствия — вещи разные. «Мы не хотим видеть основной проблемы села — отсутствия социальной инфраструктуры. А программа социального развития села сокращена вполовину, это сегодня  8 млрд рублей (в прошлом году было 19 млрд рублей). На сохранение деревенского уклада необходимо выделять деньги, причем немалые, считает Виктор Бирюков.

— Помогаем аграрному сектору «развиваться» на 2% федерального бюджета, — солидарен  председатель комитета Совета федерации по аграрно-продовольственной политике и рыбохозяйственному комплексу Геннадий Горбунов. — А какие мигранты приедут работать на селе? Ну, привезем мы их и куда поселим — в коровники?

— А литр солярки у нас стоит 30 руб., — вставил слово профессор МВТУ имени Баумана Виктор Ильин, — когда литр АИ-95 стоит 22 руб., мы патентовано банкротим крестьянство. С такими ценами крестьянин  ничего заработать не может.

Налоги и социальный капитал

Если хотим диверсификации, придется пойти на принципиальное изменение налоговой системы. Никто не доказал, что плоская шкала подоходного налога эффективна. Просто повышение сбора НДФЛ совпало с ростом цен на сырьевые товары на внешних рынках, с ростом экономики, с введением таких институтов, как ипотека, когда надо показывать свои доходы. Между тем в социальном разрезе влияние такого принципа налогообложения доходов резко отрицательное, акцентирует Валерий Зубов.

«Расчеты показывают, что 30% доходов в России получает 0,7% населения. При таком распределении  ресурсов иметь нормальный социальный капитал невозможно, — считает директор Института социально-экономических проблем народонаселения РАН Алексей Шевяков. — Доля оплаты труда в нашем ВВП примерно в 2,5, в 3 и даже в 4 раза меньше, чем в развитых странах. В каком-то смысле это наше конкурентное преимущество. Но человеческий капитал мы такими распределительными механизмами фактически гноим!»

А подоходный налог у нас не плоский, он реально регрессивный, уверен эксперт. Самые большие доходы обкладываются по ставке налогом не 13%, а 9%, 6% и ниже. Реально же налог с зарплаты — это подоходный 13% плюс единый социальный налог 26% — то есть 40%. Значит, работающий человек имеет нагрузку 40%, а неработающий — максимум 13%.

При такой регрессивной шкале налогов все распределительные механизмы работают в пользу богатых.

По экспертным оценкам, примерно 20 трлн руб. уводится самыми богатыми слоями российского населения от налогообложения доходов, отметил директор Института океанологии имени Ширшова РАН академик Роберт Нигматулин. Вот откуда надо брать недостающие для решения социальных проблем средства, заявляет эксперт.

Самая главная проблема — бедность и социальная поляризация общества, — считает писатель  Борис Славин. Невозможно построить нормальное общество, если у нас 10% самых богатых получают доходы в 17 раз больше, чем 10% низшего класса. И эта поляризация за годы кризиса не уменьшилась, а резко усилилась.

Полная стенограмма круглого стола «Диверсификация с точки зрения рынка труда»

Наталья Гетьман

Материалы по теме

Неизмеримая твердость характера

Что такое «грит» и почему его пора переосмыслить

Эйджизм на рынке труда

Почему пожилые работники теряют в зарплате

Пять научных фактов о трудоустройстве

Статус магистра и кандидата наук увеличивает зарплату, но при этом обладателям вузовских дипломов сложнее найти работу, чем людям со средним и специальным образованием.

Работницы с детьми платят «штраф за материнство»

Сотрудницы-матери зарабатывают меньше, чем их бездетные коллеги. Однако разница сумм невелика — в среднем 4%.

На какие зарплаты рассчитывают студенты

Высоких зарплат по окончании вуза ожидают будущие инженеры и экономисты, учащиеся госвузов, сильные студенты, ребята из обеспеченных семей и те, кто имеет опыт работы.

Что мешает молодежи найти работу

Почти два миллиона россиян в возрасте 15–24 лет нигде не учатся и не трудятся.