• A
  • A
  • A
  • АБB
  • АБB
  • АБB
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Поддержка малого бизнеса: первые итоги

Минэкономразвития в рамках реализации программ поддержки малого бизнеса сообщило о создании в прошлом году почти 85 тысяч новых рабочих мест, Российский банк развития — о кредитовании малого бизнеса на 40 млрд руб. по льготным ставкам, превышавшим, впрочем, в минувшем году 15% годовых. Запросы регионов в рамках государственных программ софинансирования составили 36 млрд рублей, т.е. в два раза превысили возможности бюджета

Программа поддержки малого предпринимательства в 2009-м году, проводимая Минэкономразвития, была направлена на поддержку начинающих предпринимателей и создание институтов финансирования компаний. В течение года расходы на программе увеличивали дважды, они выросли с первоначальных 4,3 до 18,6 млрд руб. Впервые за 5 лет в прошедшем году все регионы приняли участие в федеральной программе. При этом запросы регионов составили 36 млрд рублей в рамках софинансирования, т.е. в два раза превысили возможности бюджета по государственной программе. Было создано 84,4 тыс. новых рабочих мест, сохранено — порядка 275 тыс. (для сравнения: в службах занятости в 2009-м г. зарегистрировано в среднем по месяцам 2,08 млн человек, всего безработных — 6,3 млн чел., см. подробнее: «Программа антикризисных мер Правительства Российской Федерации»; «Занятость и безработица»)

Механизмы программы Минэкономразвития

По данным начальника отдела кредитования и микрофинансирования малого и среднего бизнеса Минэкономразвития Андрея Медведева, большая часть средств (93%) была сосредоточена на четырех основных направлениях программы МЭР:

  • предоставление грантов (субсидии в размере 300 тыс. руб.) начинающим предпринимателям на создание собственного дела;
  • субсидирование процентной ставки по кредитам банков и по лизинговым договорам;
  • меры по развитию микрофинансирования (предоставление займа малому предприятию до 1 млн руб. на максимальный срок 12 месяцев через региональный фонд фондов микрофинансирования);
  • меры поддержки региональных гарантийных фондов.

Субсидии в регионах предоставлялись на основе конкурсов, объем заявок на которые в 4–5 раз превышал возможности всех уровней субсидирования. Даже в крупных регионах с развитой системой поддержки один грант приходится на 10 тыс. человек. Всего за 2009 г. поддержка была оказана 8 тыс. начинающим предпринимателям (по программе Минэкономразвития; субсидия составляла до 300 тыс. руб.), что, по расчетам МЭР, должно было привести к созданию 25 тыс. новых рабочих мест.

По данным Минэкономразвития, на начало 2010 г. в России действовало 1,3 млн малых предприятий и 4 млн индивидуальных предпринимателей, численность занятых — 17 млн человек, вклад МСП в ВВП составляет 21%. Росстат дает несколько иную статистику. На 1 октября 2009 г. число малых (без микро-) предприятий составило 227,7 тыс., а численность работников списочного состава — 5747,4 тыс. человек.

Получатели грантов были представителями самых разных социальных групп населения. Так, в Кемеровской области среди получателей гранта 40% — безработные, 33% — женщины с детьми до14 лет, 12% — студенты, 10% — инвалиды, 4% — выпускники высших и средних профессиональных заведений (источник).

По сведениям замдиректора департамента развития малого и среднего предпринимательства МЭР Натальи Ларионовой, программа МЭР не дублировала программу грантов Минздравсоцразвития (грант в 60 тыс. руб.). Адресаты поддержки программ двух госведомств разные. Субсидии МЭР были ориентированы на производственные предприятия, а в сфере услуг — на услуги высокого технологического уровня.

Субсидирование процентных ставок рассматривается МЭР как мера краткосрочная и собственно антикризисная. В перспективе такие субсидии министерство планирует включить только в программу поддержки малых инновационных компаний. А в 2009 г. субсидии по процентным ставкам получили около 4,3 тыс. компаний, причем преимущественно на закупки в кредит пассажирского автотранспорта, грузовых автомобилей, специализированного оборудования, производственной техники, строительство производственных помещений, закупку сырья.

На поддержку рынка микрофинансирования, объем которого экспертно оценивается в 25 млрд руб., в прошлом году по программам МЭР было потрачено 2 млрд рублей за счет бюджетов разных уровней. Средства предоставлялись региональным и муниципальным фондам для дальнейшего распределения среди конечных заемщиков на срок до 1 года и в размере не более 1 млн руб. Такая помощь была нацелена на содействие в покрытии кассовых разрывов.

Средний объем предоставления средств на одного предпринимателя составил в прошлом году порядка 500 тыс. руб., а воспользовались предоставленной помощью 16 тыс. компаний. Средний срок такого кредита — 3–4 месяца.

В прошлом году активно формировались новые региональные гарантийные фонды, их количество выросло вдвое — до 72. С начала 2009-го г. этими организациями выдано 11 тыс. поручительств на сумму 18,2 млрд руб., которые позволили получить кредитов на общую сумму в 38 млрд рублей.

Что построил РосБР

Другим институтом, активно подключившимся к программам антикризисной поддержки малого и среднего бизнеса, стал Российский банк развития. Организационно программы строились по принципу двухуровневой системы: РосБР предоставлял кредиты банкам-партнерам, лизинговым компаниям, факторинговым компаниям, МФО, те, в свою очередь, — непосредственно малым и средним компаниям. Кредиты предоставлялись по льготной ставке, которая к концу прошлого года составляла 15%. По данным Олеси Теплоуховой, директора департамента финансирования малого и среднего предпринимательства Российского Банка Развития, с середины 2009 г. на эту программу было выделено 40 млрд руб. государственных средств. Программа реализовывается в 78 из 83 регионов России. РосБР имеет 95 банков-партнеров, на которые установлен суммарный кредитный лимит в 32 млрд руб. Уже выделенные квоты составляют 22 млрд руб., объем заключенных кредитных соглашений (т.е. доведено до конечных получателей) — 20 млрд руб.

До 70% кредитов направлялось в реальный сектор экономики. Средний размер кредита — от 20 до 50 млн «в одни руки», одному предприятию (45% кредитного портфеля). 20% — от 1 до 5 млн руб. (т.е. РосБР выделяет средства и на микрофинансирование, и на поддержку начинающих предпринимателей).

В конце 2009-го был запущен особый льготный продукт — лизинг для начинающего предпринимателя. Его суть в том, что компания, получающая субсидию от бюджета любого уровня власти и направляющая его в качестве первого лизингового платежа, получает в дополнение льготное кредитование по ставке в 8,5%.

Оценка эффективности

Оценить кумулятивную эффективность предпринятых мер пока затрудняются и МЭР, и РосБР, и независимые эксперты. Например, президент фонда НАУМИР Михаил Мамута считает, что эффект мер поддержки системы микрофинансирования проявится не ранее первого полугодия нынешнего года, а по расчетам МЭР, объем рынка микрофинансирования МСП вырастет за год с 23 до 30 млрд руб. Кроме того, сочетание поддержки от МЭРа и РосБР, по мнению Мамуты, создает серьезные стимулы для привлечения к кредитованию МСБ частных инвесторов, а размер мультипликатора, по его мнению, приближается к 10.

Вместе с тем некоторые принципы программы, как полагают, эксперты, нуждаются в дальнейшем осмыслении и корректировке. Так, Александр Добин, директор Марийского республиканского агентства поддержки малого и среднего бизнеса, считает, что поддержка в большей мере оказывается собственно «поддерживающим» структурам, а не самим адресатам программы. То есть наибольшие преимущества получают региональные и муниципальные фонды поддержки малого бизнеса. Именно они, по мнению эксперта, бесплатно и безвозвратно получают финансовые ресурсы без сопутствующего требования по привлечению внебюджетных средств. Между тем, программы микрокредитования предусматривают существенно более высокую, по сравнению с банковской, процентную ставку, а требования к заемщикам сопоставимы с требованиями банков.

В центре, по его мнению, мало информации о том, что реально делается в регионах, которые давно научились представлять отчёты, удобные центру, но не имеющие ничего общего с реалиями. При финансировании через государственные фонды основным критерием эффективности должно стать, считает Добин, количество реально созданных рабочих мест (на базе независимого мониторинга); а при финансировании через негосударственные — самоокупаемость программ и объем привлеченных внебюджетных средств.

Субсидирование процентной ставки — мера эффективная; но только для уже состоявшихся бизнесов, фактически уже имеющих доступ к банковским ресурсам. Следовало бы распространить её и на небанковские институты финансирования, считает Добин.

Установленные региональные приоритеты таковы, что, как в прошлом году, так и в нынешнем, большую поддержку получили и получат те регионы, где уровень развития и активности малого бизнеса относительно высокий. Многие регионы достаточно реально оценивают свои шансы и пассивно относятся к возможности помочь своим малым предприятиям, подчеркивает, в частности, сотрудник ИЭОПП СО РАН Вера Басарева (см. «Поддержка без помощи»). В 2009 году 30% регионов из числа подавших заявку на участие в конкурсе МЭР получили 68% средств, выделенных из федерального бюджета на проведение конкурса. При этом Москва и Санкт-Петербург вместе — более 11% этих средств, подчеркивает Басарева.

Кроме того, Минэкономразвития ориентирует регионы развивать инновационное направление малых форм, то есть то направление, которое характеризуется высокими рисками даже в относительно спокойное время. В ситуации кризиса малые предприятия этой сферы тем более могут не оправдать своей эффективности. По оценке самих предпринимателей, в кризисной и посткризисной ситуации косвенные и прямые издержки от смены технологического уклада для бизнеса перевешивают потери от неэффективности. А вкладывать в инновации, в прогрессивное развитие должно быть более выгодно, чем работать «по старинке».

Низкой, по мнению экспертов, остается адресность предоставляемой помощи. Централизованно выделяемые средства зачастую до адреса не доходят. И, наконец, несовершенство институтов рынка приводит к тому, что выгода от перехода к эффективному институту (эффективный МСБ, эффективные меры поддержки) не может быть присвоена теми, кто способен такой переход осуществить.

В период кризиса и выхода и кризиса, полагает Вера Басарева, целесообразно, в первую очередь направлять государственную поддержку в те регионы, в которых складывается неблагоприятная социально-экономическая ситуация, где растет уровень безработицы, а не стимулировать инновационный бизнес и экспорт.

Однако эксперты по региональной экономике (см. в частности статью Натальи Зубаревич «Города как точка опоры») полагают, что именно такой принцип — поддержка самых сильных бизнесов и регионов, имеющих значительный потенциал роста — дает наибольшую отдачу с финансовой точки зрения, и наибольший кумулятивный эффект в долгосрочной перспективе.

Юлия Литвинова

 

27 мая, 2010 г.