• A
  • A
  • A
  • АБB
  • АБB
  • АБB
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

«Новый курс» №18

Льготы для Сколково и перспективы сокращения бюджетного дефицита — темы из очередного еженедельного обзора Центра развития ГУ-ВШЭ

Дальнейшее им виделось в тумане

Неожиданно сформировавшееся у российских властей желание привлечь на работу в Россию высококвалифицированных иностранных специалистов заставляет чиновников наперегонки выдвигать новые инициативы, не сильно задумываясь об их целесообразности. Так, две недели назад Президент Д. Медведев говорил, что в Сколково будет действовать особый налоговый режим для компаний, однако ставка налога на доходы физических лиц будет применяться «в соответствии с законодательством», т.е. для иностранных граждан она составит 30%. А вот на прошедшей неделе глава Федеральной миграционной службы К. Ромодановский на встрече с Д. Медведевым заявил, что высококвалифицированные иностранные специалисты будут платить этот налог по ставке «как у гражданина Российской Федерации», т.е. не 30%, а 13%. Причем по его словам, это нововведение коснется не только тех, кто будет работать в Сколково, как об этом заявлял сам Д. Медведев, но и всех высококвалифицированных специалистов, которые приедут для работы в Россию.

С одной стороны, понятно, что чиновники не очень верят в то, что интерес движет многими специалистами (особенно в инновационной деятельности, ведь это не футбол) гораздо сильнее, чем деньги, и надеются, что возможность получить несколько дополнительных сотен долларов в месяц явится достаточным аргументом для них в принятии решений о месте работы. С другой стороны, похоже, что наши чиновники не знают о существовании стандартной нормы в соглашениях об избежании двойного налогообложения, согласно которой в большинстве стран суммы налога, уплаченные за границей в стране получения дохода, засчитываются при определении суммы налога, которую надлежит уплатить дома. А вот для определения последней используется домашняя ставка налога. То есть, получив доход в России и заплатив налог по ставке 13%, иностранный специалист должен будет у себя на родине доплатить разницу между домашней (20%, 30%, 50%) и российской ставками.

Впрочем, и сказать, что российские власти готовы пойти далеко в вопросе о предоставлении льгот, тоже нельзя. Так, предложение координатора проекта Сколково В.Вексельберга о предоставлении ряду проектов, которые могут получить поддержку от фонда уже в этом году, льгот, которые согласно законодательству будут доступны лишь на территории Сколково, т.е. фактическое применение которых будет возможно через несколько лет, не получило поддержки со стороны Президента Д. Медведева, поскольку, по его словам, может вызвать размывание бренда Сколково и возникновение ситуации, «когда под маркой этого нашего центра будет функционировать огромное количество никак не связанных с ним структур». Таким образом, «остров Сколково» получит более привлекательные условия для инновационной деятельности и работы специалистов, которые могут помочь развитию экономики России, однако действовать большинство из них начнет нескоро, а вот российским предприятиям, которые сегодня занимаются инновационной деятельностью, придется работать в общих условиях, без государственной поддержки.

Центр Развития

«Мы стоим за дело мира, мы готовимся к войне»

О выступлении В. Путина на совместной коллегии Минфина и МЭР 14 мая 2010 г.

Российскому премьеру надо отдать должное: его вступительная речь, как и заключительное слово, вполне соответствуют образу хорошо информированного, адекватного, делового, высококомпетентного и одновременно простого, близкого к народу, государственного мужа. Однако, если вчитаться в стенограмму, возникает недоумение. Конечно, всем хотелось бы «всего и сразу»: повышать бюджетные расходы, сокращать использование резервных фондов (и даже переходить к их накоплению), иметь бездефицитный бюджет и т.п. Но за счет чего? Чем всем нам — гражданам и налогоплательщикам — придется пожертвовать для того, чтобы достичь стратегических целей в условиях усугубленной кризисом ограниченности ресурсов? Вот это остается совершенно непроговоренным.

По нашим оценкам, чтобы выйти на бездефицитный бюджет в 2015 г. при текущем уровне нефтяных цен и прогнозируемых ежегодных темпах роста экономики в 3,5%, нужно ежегодно сокращать все расходы бюджета (кроме трансферта на покрытие дефицита Пенсионного фонда) на 4% в реальном выражении. За пять лет это составит 18,5% от уровня 2010 г. Готовы ли пойти на это российские власти и российское общество?

Меньше всего российский премьер производит впечатление человека, который не знает, чего он хочет. Он удачно разыгрывает роль надведомственного арбитра, поддерживая идеи то одной, то другой группы, то одного, то другого министерства, но никогда полностью с ними не отождествляясь. Скажем, в вопросе о переходе к программно-целевой структуре бюджета он поддержал министерство финансов. Но и Минэкономразвития он обнадежил: пообещал тому повышение координирующей роли в повышении эффективности институтов развития, а также воссоздал подотчетный МЭРу дорожный фонд, существование которого прямо противоречит бюджетному кодексу и общей логике российского бюджета.

Любопытно, что дискуссии на заседании российского Правительства напомнили самому премьеру дискуссии в парламенте Великобритании. «Я смотрел иногда и думал: где я нахожусь? … Один в один, все то же самое», — поделился он. Напомним: в британском парламенте дискуссии ведутся между правящей партией и оппозицией, тогда как британское правительство изначально создается как команда единомышленников вокруг премьер-министра. В России — все наоборот: «Дума — не место для дискуссий», зато правительство…

Так что, Россия — совсем не Великобритания. Чистая Византия!

Сергей Смирнов

Полный текст бюллетеня «Новый курс» №18, 15–21 мая 2010 г.

Автор текста: Смирнов Сергей Владиславович, 25 мая, 2010 г.