• A
  • A
  • A
  • АБB
  • АБB
  • АБB
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Модернизация для отдельных кампусов

На примерах моногородов, как под увеличительным стеклом, фокусируются главные проблемы российской экономики и общества — связи, механизмы и процедуры взаимодействия бизнеса, государства, организованной и неорганизованной общественности, уверен профессор кафедры прикладной политологии Санкт-Петербургского филиала ГУ-ВШЭ Григорий Тульчинский

Опыт работы комиссии Министерства регионального развития (МРР) по проблеме реструктуризации и развития моногородов убедительно показывает, что специфической «проблемы моногородов» собственно, не существует. Каждый из 450 моногородов, в том числе 27, которые находятся в кризисной ситуации, имеет свою неповторимую, уникальную судьбу. Единого, универсального решения их проблем нет, и не может быть. Но какие-то общие подходы найти, все же, необходимо и возможно.

КИПы

Эксперты МРР в 2009 году разработали методику комплексного инвестиционного планирования (КИП) развития моногородов. Еще в стадии разработки она использовалась для решения проблем в Тольятти, Байкальске и еще 25 городах, вошедших в кризисный список.

В ее основе лежит анализ распределения финансовых потоков, поступающих в город и расходуемых в нем. Опыт применения методики показал, что она является не только базой оценки положения и перспектив развития городской экономики, но и системой критериев оценки предлагаемых проектов и программ. В этом плане методика КИПов — важный шаг к пониманию возможностей реструктуризации и развития региона.

Данная методика может с успехом использоваться не только применительно к моногородам, но применительно к любому городу, региону. Помимо прочего, она позволяет отсекать попытки «примазаться» к бюджетным средствам, выделяемым на решение проблем моногородов. А желающие поучаствовать в «освоении» бюджетных денег всегда находятся.

Разумеется, ключевым моментом является оценка эффективности конкретных  проектов. И, что важно, впервые в отечественной практике финансовая поддержка средствами бюджета  оказывается не просто в виде транша, а в договорном режиме: каждый конкретный проект дополняется системой взаимных обязательств. И речь идет не просто о «спасении» несостоятельных городских экономик, а об их реструктуризации, выявлении возможностей роста и формирования нового уровня и качества жизни, в идеале — новых точек роста.

Общие проблемы

Попытки разработки первых КИПов, их оценки и вывели на первый план те самые упоминавшиеся проблемы:

  • неразвитость инфраструктуры — транспортной, энергетической, топливной;
  • неразвитость малого и среднего бизнеса, обеспечивающего экономическую инфраструктуру региона в целом, его инвестиционную привлекательность;
  • отсутствие полноценного рынка жилья (существующее дешево и трудно продается, новое — дорого);
  • низкие доходы населения;
  • низкая мобильность трудовых ресурсов (как следствие всего вышеперечисленного);
  • невостребованность инноваций — застарелая русская проблема.

Позволю себе небольшое отступление на эту тему. Прежде чем говорить об инновационном развитии, выводящем к цивилизационному фронтиру, необходимо освоить передовые практики, заложить основу, background, инфраструктуру, делающую возможным реализацию инновации, снижение порога сопротивления ей, ее востребованность.

Невостребованность инноваций перерастает в активное, а чаще пассивное сопротивление, потому что новое угрожает сложившемуся укладу, утратой рабочих мест, является вызовом компетентности широкого круга лиц и инстанций. Именно это и происходит в России, где по-прежнему определяющими являются установки на традицию, стабильность.

В Сколкове будет своя, отличная от общероссийской, милиция, специально создаваемая управляющая компания будет заниматься ЖКХ. При всей важности этого проекта нельзя не признать, что он таким образом ставит диагноз российскому государству, неспособному создать условия эффективного развития инноваций больше нигде, кроме как в этом небольшом кампусе

Любой инвестиционный проект должен быть привлекательным и минимально рискованным, причем в случае моногородов привлекательность должна быть выше средней, а риски — ниже. Реализация проектов реструктуризации и развития экономики моногородов становится привлекательной для бизнеса при наличии трех факторов: развитой инфраструктуры; развитого местного малого бизнеса; мотивации (заинтересованности) местных органов власти и населения.

При этом последний фактор часто оказывается решающим. Например, жители печально известного Пикалево отказывались ездить на работу в близлежащий Тихвин (50 минут езды автобусом), предпочитая перекрывать трассу и требовать решений от главы правительства. Эти проблемы, однако, представляют только внешние проявления более глубоких, даже  застарелых причин, тормозящих конструктивное развитие.

Только в одном небольшом кампусе

Следует различать «инновационное развитие» и «развитие инноваций».

Первое — некая внятная политическая стратегия модернизации общества, его экономики. Ярким примером такой стратегии является постколониальное развитие Сингапура. «Из третьего мира в первый» — так назвал книгу своих воспоминаний автор и реализатор этой стратегии Ли Куан-ю — глава правительства этой островной республики, за два десятилетия вышедшей к рубежу мировой цивилизации.

Второе — связано с освоением новых технологий, дающих качественно новый уровень производительности труда и качества жизни. Полноценное инновационное развитие — проблема (а скорее — задача) микроэкономическая. Инициатор нововведения, просчитав риски, консолидировав возможные средства, имеет возможность реализации своего проекта. И за последствия своей инициативы он, как собственник, несет ответственность.

Если государство само начинает выступать в роли собственника, или создает преференции для «правильного» бизнеса доверенных лиц, бизнесу заниматься инновациями ни к чему.

Показателен в этой связи проект иннограда в Сколково под Москвой (что хорошо), с привлечением иностранного капитала и специалистов (что тоже правильно), но в проект закладывается принцип экстерриториальности, причем, как главное условие его успешности. Там будет действовать особый правовой, таможенный, налоговый режим. Для резидентов иннограда ведены нулевые налоги на имущество организаций, на землю, транспорт, НДС, на прибыль. В Сколкове будет своя, отличная от общероссийской, милиция, специально создаваемая управляющая компания будет заниматься ЖКХ.

При всей важности этого проекта нельзя не признать, что он таким образом ставит диагноз российскому государству, неспособному создать условия эффективного развития инноваций больше нигде, кроме как в этом небольшом кампусе.

Малоконструктивными являются и попытки решения проблемы моногородов на основе государственно-частного партнерства. Подавляющее большинство отечественных наработок и рекомендаций по решению проблемы моногородов, в конечном счете, сводят эти решения к реализации тех или иных форм партнерства государства и бизнеса.

Однако ограничение только взаимодействием власти и бизнеса напоминает «диалог» двух глухарей на току, не замечающих, что за ними пристально наблюдает третий. В данном случае — общество.

Инерция подходов

Не менее опасна инерция идеи второстепенности, вторичности социальной политики по отношению к экономике. Между тем, весь зарубежный опыт успешного решения проблемы моногородов (только за последнее десятилетие — города Рура в Германии, города провинции Рон-Альпы во Франции, ряд портовых городов Японии и Великобритании) свидетельствует о том, что ключом к реализации проектов и программ их реструктуризации и развития является особо кропотливая работа с их человеческим потенциалом. Что и подтверждает простую истину: люди не просто человеческие ресурсы, а источник, механизм и результат экономического развития. Это наглядно продемонстрировал опыт успешной модернизации практически лишенных природной ренты экономик (Япония, Сингапур, Тайвань). И большинство нобелевских премий в области экономики последних десятилетий получено за разработки именно социальных и социально-культурных факторов экономического развития.

Институты и культура

Проблема моногородов, особенно в российских условиях — не столько экономическая проблема подтягивания государством определенных ресурсов. Это, прежде всего, проблема реализации внятной социальной политики, системно развертываемой на корпоративном и региональном уровнях.

Оценка эффективности корпоративной социальной политики, в конечном счете, должна соотноситься с реальными потребностями общества, с социальным заказом. Иначе социальные инвестиции могут быть нецелесообразными — по номенклатуре и по объему. Выработка такого социального заказа — дело диалога бизнеса с местными властями и общественностью.

Наличие такого социального заказа позволяет говорить об эффективности социальной политики — изменении реальных проблем ее породивших, а также вычленять долю (соотношение) целевого использования средств и организационных расходов.

Этот момент представляется особенно важным применительно к реструктуризации и развитию моногородов.

Столь же важной оказывается разъяснительная, образовательная работа, создание активной позиции местного сообщества, его готовность к инновационному развитию, требующему зачастую серьезных личных усилий. Речь идет об использовании комплекса информационно-коммуникативных технологий по формированию ориентации населения на создание нового качества жизни. Социальные инвестиции в этом плане становятся точечным вливанием, инициализирующем запуск процесса развития, а точнее — саморазвития региона.

Пренебрежение такой работой, отношение к населению как ренте (человеческим ресурсам), помноженное на боязнь социального взрыва, как раз и чревато возможностями такого взрыва.

Несомненный интерес представляет опыт корпорации СУЭК, фонда Евразия в ряде городов Сибири, когда социальные инвестиции по обеспечению занятости направляются не в бизнес, а на развитие человеческого капитала, ориентированного на поиск новых точек роста.

Уже реализуемый опыт реструктуризации Тольятти показывает, что конкретная целевая работа с населением (разъяснительная работа, переподготовка и повышение квалификации, предоставление льготных кредитов на переезд и приобретение жилья) приносит плоды. Люди безболезненно и даже с охотой семьями переезжают к местам новой работы. В данном случае — в тот же г. Тихвин.

Таким образом, на примере моногородов особенно ясно видно, что главная проблема модернизации и инновационного развития — как собственно для моногородов, так и для российского общества в целом — в уровне развития институтов. Прежде всего — собственности, права, гражданского общества.

Григорий Тульчинский

25 мая, 2010 г.