• A
  • A
  • A
  • АБB
  • АБB
  • АБB
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Небезопасные инновации

Технологический прогресс способствует не только экономическому росту, но и увеличению уровня безработицы в краткосрочной перспективе, предупреждают экономисты Сангхо Ким (Sangho Kim), Хюнджон Лим (Hyunjoon Lim) и Донгхюн Парк (Donghyun Park) в статье апрельского выпуска журнала «World Development»

«В то время как технологический прогресс признается важным ресурсом долгосрочного роста экономик развитых и развивающихся стран, краткосрочное влияние, оказываемое прогрессом на [важные экономические показатели], до последнего времени игнорировались», — пишут южнокорейские экономисты Сангхо Ким, Хюнджон Лим и филиппинский экономист Донгхюн Парк в статье «Продуктивность и занятость в развивающихся странах: опыт Южной Кореи» в апрельском выпуске журнала «World Development» (Vol. 38, №4, 2010).

На квартальных данных Южной Кореи за 1985–2001 гг., они показали влияние технологических шоков на занятость и продуктивность в экономике: технологический прогресс обеспечивал долгосрочный экономический рост этого «азиатского тигра», но негативно влиял на занятость в экономике в краткосрочной перспективе. Другими словами, появление новых технологий сначала приводило к повышению уровня безработицы в Корее, и лишь потом вело к созданию дополнительных рабочих мест. Причем эта зависимость справедлива для многих развивающихся экономик. До этого западные экономисты приходили к аналогичным выводам, изучая на макроуровне  реакцию развитых рынков. Но почему внедрение технологий вызывает всплеск безработицы?

Оборотная сторона медали

Согласно Кейнсу, монетарные, фискальные и инвестиционные шоки являются теми факторами, которые оказывают первостепенное влияние на флуктуацию спроса на макроуровне (т.е. в конечном счете, определяют развитие экономической системы). «Теория бизнес-циклов,  в свою очередь, говорит о том, что технологические шоки являются главными драйверами экономического циклического развития хозяйства. Соответственно, эта теория делает своим самым важным предсказанием высокую позитивную зависимость между продуктивностью и занятостью», — очерчивают экономисты из Университета Хонам, Банка Кореи и Азиатского банка развития возможные объяснения зависимости между занятостью и производительностью труда.

Согласно последней теории, технологический шок, вызванный, к примеру, переходом большинства фирм на выпуск с применением более продвинутых технологий, должен увеличить одновременно и продуктивность труда, и занятость, т.к. новые технологии: а) более продуктивны по определению, и б) они запускают новый бизнес-цикл, который начинает развиваться с минимальной точки («ото дна»).

Однако на данных развивающихся стран теория бизнес-циклов эмпирического подтверждения не получала. Вместо нее популярна теория Кейнса, которая говорит о следующем: цены по своей природе «жесткие», т.е. они не могут быть изменены мгновенно, т.к. между фирмами заключаются долгосрочные контракты, а всевозможные профсоюзы и трудовые законодательства не дают работодателям так просто избавляться во время кризиса от рабочей силы. Поэтому цены не позволяют спросу быстро изменяться под воздействием шока, цены как бы «залипают» (sticky prices) на определенном уровне. При этом фирмы не могут мгновенно отреагировать на изменившиеся обстоятельства, но через какое-то время они реагируют на изменение спроса, увольняя лишних рабочих. Чтобы доказать одну из этих теорий эмпирически, но уже на данных развивающихся стран, Ким, Лим и Парк и провели данное исследование.

Почему так важно использовать данные развивающейся экономики? «Технологические шоки играют очень важную роль для развивающейся экономики, потому что относительная технологическая отсталость страны требует больших изменений в производственном процессе. Это особенно верно для Южной Кореи, импортировавшей зарубежные технологии, которые стали играть центральную роль для быстрого индустриального и экономического рывка страны», — указывают они. Но у любого рывка должна быть и оборотная сторона.

Результаты

Теория бизнес-циклов не нашла своего эмпирического подтверждения, пишут азиатские экономисты. Скорее всего, верна теория Кейнса и его идея «залипающих цен». «Мы обнаружили положительное влияние технологического шока на отработанные работником часы в средней и долгосрочной перспективе, и эту находку можно интерпретировать в качестве аргумента в пользу теории бизнес-циклов. Однако, — продолжают авторы статьи, — в этих временных перспективах, нельзя четко определить, что вызвало увеличение занятости на действие технологического шока». Положительное влияние технологического шока на продолжительность занятости в средне- и долгосрочной перспективах соответствуют скорее теории Кейнса, — заключают зарубежные исследователи после ряда уточнений, которые они делали в своей двумерной модели, внося в нее ряд новых переменных (общий уровень цен, отработанные часы и дефлятор ВВП), дабы получить более точный и непротиворечивый результат. Однако ни одно из усовершенствований не позволило Киму, Лиму и Парку сделать вывод о том, что теория бизнес-циклов согласуется с полученными результатами эконометрического анализа. По крайней мере, на данных Южной Кореи, отмечают авторы.

Итого

Какой прок от данного исследования? Он в следующем: за технологические инновации общество платит определенную «цену» в виде безработицы в краткосрочной перспективе. И именно поэтому принимающим решения политикам необходимо обращать большее внимание на проблему ригидности цен, считают авторы статьи: «так как создание рабочих мест в развивающихся экономиках является болезненной социально-экономической проблемой, наши расчеты показывают, что политики должны принимать меры к минимизации безработицы в краткосрочной перспективе, возникающей под влиянием технологических шоков».

Дмитрий Крылов

22 мая, 2010 г.