• A
  • A
  • A
  • АБB
  • АБB
  • АБB
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Закрыть нельзя финансировать

Российской Академии Наук катастрофически не хватает средств, и, судя по всему, в ближайшее время ситуация не изменится. Как планирует выживать РАН? Этот вопрос звучал рефреном на очередном заседании диспут-клуба АНЦЭА посвященном теме «Нужна ли реформа академической науки в России?». Участниками дискуссии были Сергей Гуриев (ректор Российской экономической школы) и Наталья Иванова (заместитель директора ИМЭМО РАН)

Финансовый вопрос

Роль России в мировой науке заметно снижается, констатировал в самом начале выступления Сергей Гуриев. Он, как и его оппонент Наталья Иванова, не могли не признать, что суть проблемы кроется в мизерном федеральном финансировании отечественной академической науки. Государство должно выделять средства на фундаментальные исследования, сказал Гуриев, возможно, по принципам, отличающимся от существующих. В этом отношении его мнение совпало с позицией оппонента. Заместитель директора ИМЭМО уверена, что фундаментальная наука по своей сути не способна давать твердых гарантий предпринимателям, а потому традиционно является сферой государственного финансирования практически во всех странах. Если брать за образец академическую науку США (к чему призывал и Сергей Гуриев), то основным источником финансирования академических исследований в Штатах является федеральный бюджет. «Средства из федерального бюджета, ассигнованные на академические НИОКР в 2003 г., достигли 24,7 млрд. долл. и составили 61,7% всех ассигнований на академическую науку в этом году. Федеральная поддержка научных исследований с 1990 по 2003 г. увеличилась на 72% в постоянных ценах. Из прочих источников на академические исследования поступило 15,3 млрд. долл., т.е. 38,3% общей суммы».

Сегодня по сравнению со США, странами ЕС, Японией и Китаем расходы России на НИОКР (научно-исследовательские опытно конструкторские работы) ничтожно малы (диаграмма1).

Диаграмма 1. Расходы на НИОКР, 2010 г. (млрд. долл. США)

Расходы на НИОКР, 2010 г. (млрд. долл. США)

Источник: Global R&D Funding Forecast 2010, p.5

Если говорить о затратах на НИОКР в процентах от ВВП, то, по данным 2007 года, Россия опережала в этом отношении Бразилию и Индию (Таблица 1).

Таблица 1. Общие внутренние расходы на НИОКР в 2007 г.

  Доля финансирования
 % от ВВПГосударствоБизнес
Швеция3,6024,4363,86
Финляндия3,4724,0568,20
Южная Корея3,4724,8073,65
Япония3,4415,6377,71
Швейцария2,9022,7169,73
США2,6827,7366,44
Дания2,5527,5859,53
Германия2,5427,7668,07
Большая семерка2,5326,6465,80
ОЭСР 2,2928,5663,79
Франция2,0838,4252,44
Австралия2,0138,3757,23
Канада1,8831,4249,40
Великобритания1,7929,3347,19
ЕС 271,7734,1154,98
Чехия1,5441,1953,96
Китай1,4924,6270,37
Испания1,2742,4947,07
Италия1,1348,3240,42
Россия1,1262,6229,45
Бразилия1,0257,8839,38
Индия0,7180,8116,11

Источник: OECD in Figures 2009. OECD Countries, 2007 Gross Domestic Expenditure on R&D

Качество науки

Соглашаясь с необходимостью увеличения финансирования академической науки, Сергей Гуриев настаивает на создании системы оценки уровня отдельных научных исследований и научного аудита исследовательских институтов. Когда речь заходит о кризисе качества российской академической науки, в ход идут библиографические показатели. Признавая их несовершенство, Сергей Гуриев тем не менее считает, что «иных более или менее объективных критериев у нас нет». Согласно им, по сравнению с 1990-м годом, в Китае сейчас публикуется в 13 раз больше статей, а в России их число осталось неизменным (см. слайд 5 презентации С.Гуриева). Американские ученые выпускают примерно в три раза больше статей в научных журналах, чем их российские коллеги. Скорее всего, в ближайшее время и Нидерланды с Бразилией станут на одну ступеньку с Россией по числу публикаций. Наталья Иванова, однако, отметила, что число статей еще не является истинным показателем качества работы исследователей. По ее словам, чрезмерная гонка за публикациями часто становится даже предметом насмешек в академической среде. Качество научной работы можно оценивать и по другим критериям: числу защит, количеству молодых исследователей, выступлениям на конференциях и т.д.

Сергей Гуриев привел еще один критерий — уровень цитирования научных статей. По его словам, ссылки на среднюю российскую статью сегодня можно встретить в 1,5–2 раза реже, чем на среднемировую. Сам Сергей Гуриев уточнил, что уровень цитирования — категория спорная: «часто мы имеем дело с самоцитированием, к тому же, в России много ученых, которые готовят высокоцитируемые публикации». Вот почему на одном из графиков (слайд 11) докладчик представил квантили цитирования: «Если посмотреть на долю самых цитируемых статей по физике, то Россия занимает долю примерно в 5% от общемировых публикаций, США — более 50%». Примерно такая же история с математикой, ситуация со статьями по естественным наукам и того хуже.

В лагере оппонентов Сергея Гуриева бытует идея о «перекосе» международной системы оценки научных публикаций и цитирования в пользу англоязычных журналов. Так, Сергей Рогов, директор института США и Канады в одном из докладов отмечает, что по данным SCOPUS в 1996–2008 гг. в США была опубликовано 158 тыс. статей по общественным наукам, а в России — около 2 тыс. При этом американские статьи имели 1025 тыс. цитирований (487 тыс. цитирований «самого себя»), а российские — всего 1,9 тыс. По экономике в США было опубликовано 53 тыс. статей, а в России — лишь 414 статей (меньше, чем в Мексике, Словакии и Южной Африке). Для своих подсчетов, отмечает Сергей Рогов, «по общественным и гуманитарным наукам WOS использует 670 научных журналов, из них всего 2 российских журнала по истории («Вопросы истории» и «Отечественная история»), 1 — по философии («Вопросы философии»), 1 — по социологии («Социологические исследования») и ни одного по экономике».

Реформа науки

Сергей Гуриев убежден, что отечественная наука — и РАН в первую очередь — требуют реформирования. По его словам, механизмы управления в  Академии наук несовершенны, сама структура непрозрачна и неэффективна. Для реструктуризации РАН следует провести оценку научного потенциала отдельных институтов.

На это Наталья Иванова заметила, что субъекты так называемой параллельной науки, в частности, Курчатовский институт, бюджет которого уже подходит к бюджету Академии наук, функционирует при полной непрозрачности, отсутствии стратегии, цитирования и проч.

Еще одно предложение Сергея Гуриева — стимулировать обновление кадров путем повышения пенсий и введения особых стипендий для молодых ученых. Директор Российской экономической школы говорит, что сегодняшние вузы «наступают на пятки» Академии: в них больше молодежи, они лучше интегрированы в российскую экономику.

Наталья Иванова, напротив, сомневается в успешности вузов: «РАН намного прочнее встроена в систему образования, нежели вузы — в науку: 34% ученых РАН преподают в вузах, и лишь 17,7 % ППС высших учебных заведений ведут научную работу». (слайд 6 презентации Н. Ивановой)

В качестве дополнения к этой части диспута можно привести данные статистического сборника «Индикаторы науки» (Таблица 2).  Оценивая общую численность исследователей в каждой возрастной группе, нетрудно заметить , что меньше всего их наблюдается среди ученых до 29 лет и от 30 до 39 лет.

Таблица 2. Исследователи в ран по возрастным группам (человек) в 2006 г.

Возраст, лет:Исследователидоктора науккандидаты наук
до 29        769941454
30-39      84251484254
40-49   1039110895214
50-59   1515330406875
60-69 1129233454959
70 и старше546326851920
Всего584231031124676

Источник: Индикаторы науки: 2009, стр. 162

Наталья Иванова, как и многие сторонники ее позиции, прежде всего с некоторым недоумением относятся к критике РАН, которая, будучи «ядром всего комплекса российской фундаментальной науки», олицетворяет ее целиком. В то же время она является лишь частью большого организма отечественной науки и экономики (слайд 5 Н. Ивановой). Скептически отнеслась Наталья Иванова и к призыву Сергея Гуриева привлекать к работе в России зарубежных ученых. Кто приедет в Россию? Стоит внимательно посмотреть на тех, кого планируется привлекать в российскую науку. Другими словами, требуются критерии оценки иностранцев и так называемых возвращенцев. Сергей Гуриев убежден, что мобильность, связи с иностранным учеными будут способствовать проникновению в отечественную науку новых знаний, ее интеграции в мировое академическое сообщество. Наталья Иванова опровергла упрек в отсутствии мобильности в РАН — ученые преподают в вузах, в Академии много молодежи в аспирантуре, докторантуре.

Что касается калькирования западного опыта, Сергей Гуриев убежден, что любая трансплантация, безусловно, будет учитывать национальные особенности, что делает опыт США — безусловного лидера в экономике знаний — не бесполезным для России. Самое важное для нас, по словам Сергея Гуреева, это присутствующая в американской модели конкуренция между вузами, за счет которой формируются механизмы независимой оценки. На замечание одного из участников дискуссии по поводу того, что в России институтам некоторых направлений просто не с кем конкурировать, директор Российской экономической школы предложил не ограничивать рамки конкуренции только российскими научными структурами.

Относительно оценки эффективности институтов РАН, к которой призвал Сергей Гуриев, его оппонент возразила тем, что «лузеров» в науке нельзя выталкивать («высок ли был индекс цитирования у генетиков?»). Да и возможно ли оценить в сфере фундаментальных исследований потенциальных лидеров? В книге «Исследовательские университеты США: механизм интеграции науки и образования» авторы пишут о том, что за последние 30–40 лет доля государства в общенациональных НИОКР ежегодно сокращалась в среднем на 2,5%. Фундаментальную науку еще больше «обделили»  борьба с терроризмом, война в Ираке, экономическая стагнация и бюджетный дефицит. «Поскольку же государство концентрировалось в НИОКР главным образом на фундаментальных исследованиях, то это грозит постепенной утратой основополагающих заделов на будущее, чем всегда была сильна американская наука». Сами представители американской науки отмечают, что рост инвестиций в фундаментальную науку абсолютно необходим не только для внутриэкономического развития США, но и решения многих проблем современности. В отношении Российской Академии наук можно признавать необходимость ее модернизации, изменения структуры финансирования, вопрос о целесообразности ее реструктуризации остается открытым, как и неясной остается политика государства по отношению к отечественной фундаментальной науке.

Ирина Ильинская

Презентация к докладу С. Гуриева

Презентация к докладу Н. Ивановой

8 мая, 2010 г.