• A
  • A
  • A
  • АБB
  • АБB
  • АБB
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Налоги — в систему

Качество налоговой системы и эффективность реализации всех ее функций не менее важны, чем величина тех или иных налоговых ставок, или общее количество налогов, подчеркнули участники публичных лекций «Налоги и налоговое право XXI века»

Серия выступлений, организованных Палатой налоговых консультантов, журналом «Налоговед» и Институтом экономики недвижимости ВШЭ, состоялась 20 апреля 2010 г.

Две крайности

Президент Палаты налоговых консультантов Дмитрий Черник в своем выступлении напомнил о налоге на прибыль предприятий в 1990-х гг. в 45%. Его он назвал удавкой для бизнеса. Чрезмерное налоговое бремя, по его мнению, вело к замедлению расширенного производства и к сокращению простого, массовому уклонению от уплаты налогов, которое считалось доблестью среди предпринимателей, а обратное — чудачеством.

Однако оптимальную налоговую политику сформировать непросто: политика, основанная на низких налогах, столь же вредна для развития государства, как и та, что базируется на налогах максимальных. Ее последствия — отстранение государства от реального управления хозяйственной жизнью, сокращение социальных программ, недоплаты пенсий и зарплат врачам, учителям, развал ЖКХ, ослабление обороноспособности страны и т.д. Необходимы ясные цели, понимание принципов налогообложения, функции налогов и, конечно, анализ налоговых систем других стран. Требуется также детальный научный анализ и научное прогнозирование, считает налоговый эксперт.

Блеск и нищета налога на прибыль

В начале XXI века в России действовало положение, при котором половина прибыли предприятия, направленная на развитие производства, модернизацию, введение новых технологий, освобождалась от налогов. До введения в действие 25-й главы Налогового кодекса («Налог на прибыль организаций») 49,4% инвестиций финансировалось за счет собственной прибыли предприятий. Эта глава НК РФ, вступившая в силу с 1 января 2002 г., в целом позитивно оценивается экспертом. Ставка налога была снижена с 35% до 24%. Но инвестиционная льгота при этом была отменена. Стремление к благой цели, подчеркивает Дмитрий Черник, принесло горькие плоды. Собственные инвестиции компаний начали активно замещаться банковскими кредитами, и в целом в предкризисные годы уменьшились примерно на 25%. В кризис задолженность перед банками стала еще большей, так что налоговые новации, в конечном счете, «помогли» компаниям реального сектора увязнуть в долгах.

Негативных эффектов можно ожидать и от новаций нынешнего года. С  1 января 2010 г. единый социальный налог (ЕСН) был заменен на социальные страховые взносы, при этом совокупная ставка страховых взносов в ближайшие два года, как планируется правительством, будет поднята с 26% до 34% от фонда оплаты труда. Не исключено, что в результате таких перемен часть заработной платы, которую удалось вывести из тени за счет резкого снижения социального налога, вновь туда вернется, предупреждает  Дмитрий Черник. Между тем, налоговые преобразования начала века — введение соцналога с одновременным переходом на плоскую шкалу налогообложения физических лиц — были, по мнению эксперта, крупным шагом вперед и принесли ожидаемые результаты. В первый год действия новой системы сбор соцналога увеличился на 32%, в следующий — еще на 30% (в 1,9 раза за два года). Зарплата стала выходить из тени: на 10% увеличилась номинальная, реальная — на 4,5%.

В последнее время, отметил Дмитрий Черник, дискутируется вопрос об отказе от плоской шкалы налогообложения доходов физических лиц. Действительно, при ныне действующей системе вахтер, уборщица и президент банка платят одинаково — 13% (см. подробнее о дискуссии на эту тему). Однако призывы к социальной справедливости сторонников прогрессивной шкалы налогообложения не могут быть реализованы — просто потому, что в России нет достаточных эффективных инструментов и институтов контроля доходов физических лиц. К примеру, нет закона о соответствии доходам крупных расходов физического лица. А без совокупности контрольных механизмов переход к прогрессивной шкале может привести к новой волне уходов от налогов, особенно крупных доходов, подчеркнул Дмитрий Черник.

НДС

Еще один «популярный» налог — на доба́вленную сто́имость (НДС). В России он впервые введен в 1992 г. И с тех пор не прекращаются дискуссии и о судьбе этого налога в принципе, и о его оптимальной ставке. Максимальная ставка НДС в РФ после его введения составляла 28%, затем была понижена до 20%, а с 1 января 2004 г. составляет 18%, а по некоторых позициям — 10%. Минфин предлагал уменьшить ставки налога до 16% и перейти к плоской шкале налогообложения, по примеру НДФЛ. Преимущества этого нововведения — незначительная потеря доходов госбюджета в сочетании с определенными льготами для налогоплательщиков, удобства в расчетах, в том числе при формировании бюджета. Потенциальный отрицательный эффект — раскручивание инфляционной спирали и удар по незащищенным слоям населения. Ведь под НДС попадает в этом случае все основное продовольствие, товары детского ассортимента и медикаменты, акцентируют эксперты.

Еще одна обсуждаемое сегодня предложение — замена НДС налогом с продаж. По мнению выступавших экспертов, такие новации требуют продуманности их последствий для внешнеэкономических отношений России с европейскими партнерами. Последние именно НДС используют как регулятор во внешнеторговых операциях. А потому Палата налоговых консультантов предлагает постепенно снижать НДС, то есть в следующем году уменьшить ставки налогообложения на два процентных пункта — основную до 16%, а льготную — до 8%.

Предложения по введению новых налогов

В ходе прочитанных лекций Дмитрий Черник отметил, что кризис выявил потребность в новых налогах, в том числе жестких мерах, таких, как введение налога на сверхприбыль сырьевых компаний. Однако он может быть эффективным лишь при условии жесткого контроля государства над ценами на продукцию, во избежание переноса дополнительной финансовой нагрузки с производителей на потребителей.

В ходе дискуссии прозвучало также предложение ввести налог на вывоз капитала. В российской истории подобные налоговые меры уже применялись, провел небольшой исторический экскурс Дмитрий Черник. Например, такой налог был введен во время налоговой реформы 1810 г., когда Россия активно готовилась к войне с Наполеоном. Частные лица, проживающие за границей «без государевой надобности», платили со своих российских «капиталов» (земель, поместий и т.д.) налог в удвоенном по сравнению с обычным размере.

Назрела, по мнению Дмитрия Черника, и необходимость введения экологического налога взамен ныне действующей системы всевозможных штрафов. Такая мера, полагает эксперт, не повлечет за собой ухудшения финансового состояния населения, но будет способствовать «налаживанию российской экономики».

Принципиальные дефекты налоговой системы

Прозрачность любой налоговой системы определяется соотношением прямых и косвенных налогов. Российская налоговая система с этой точки зрения, непрозрачна, считает, зав. кафедрой «Налоги и налогообложение» Финансовой академии при Правительстве РФ Любовь Гончаренко. В любой развитой стране, по ее словам, оппозиционные партии тут же активизируются, как только начинаются разговоры о повышении ставки косвенного налога. Этот вид налогов не зависит от доходов, косвенные налоги уплачиваются при покупке предметов потребления, так что эти «поборы» считаются заведомо несправедливым в отношении малообеспеченных слоев общества. И за соотношением прямых и косвенных налогов в развитых странах следят очень жестко.

Однако это не единственный дефект российской налоговой системы, в которой, по мнению Гончаренко, нарушены три основные принципа:

  • не повышения налоговой нагрузки;
  • прозрачности налоговой системы, в том числе для налогоплательщика;
  • связи изменений в ней с изменениями в других сферах — экономике и социальной жизни.

В налоговой системе много терминологических запутанностей и лакун. Например, в российском законодательстве определены такие понятия как «налог» и «сбор», но не определено, что такое «платеж». В итоге из налоговой системы в разряд платежей были выведены таможенные пошлины, экологические платежи и т.д. Между тем история налогов вообще восходит к таможенным пошлинам, которых в современной налоговой системе нашей страны как будто и вовсе нет, словно эти платежи — неналоговые.

До недавнего времени ЕСН как наиболее крупный налог в отношении фонда оплаты труда включался в налоговую систему. Теперь и он становится страховым сбором. В результате получается, что формально налоговая нагрузка на бизнес в нашей стране невелика — от 33% до 36%. Если же вычесть «страховой взнос» в 13%, то и вовсе получится 25%. Почему же эта, с виду столь льготная, налоговая система  не привлекает ни российский бизнес, ни иностранных инвесторов? Ответ, по мнению Гончаренко, прост — реальная налоговая нагрузка существенно выше декларируемой.

Разбалансирована в отечественной налоговой системе и система контроля. Об этом свидетельствует, в том числе, и текст закона, в соответствии с которым ЕСН изменил свой статус налога, став страховым взносом. В текст этого нового закона просто перенесены отдельные положения из Налогового кодекса, причем без увязки с другими положениями этого документа, с которыми они — в рамках НК — были принципиально согласованы.

Словом,  единые принципы контроля, отлаженные, как с точки зрения взаимоотношений с бизнесом, так и налоговой нагрузки, утрачены, и это большой «минус» налоговой системы. Забыто, что у системы налогов кроме фискальной функции есть еще и регулятивная, возможно, самая главная, предполагающая гармоничное изменение налоговых ставок.

Не стоит бояться увеличения списка налогов, подчеркивает эксперт, но следует стремиться к тому, чтобы налоговая система «чувствовала» интересы налогоплательщиков, а сами налоги платили как можно большее число лиц. Во Франции 50 видов налогов, напомнила Любовь Гончаренко, причем две трети из них — местные, и это при унитарном государстве! «Во многих странах Северной Европы, — поддержал коллегу руководитель аналитической службы юридической компании "Пепеляев Групп", Вадим Зарипов, — налогов еще больше — до 70, но ни датчане, ни шведы не свергают правительство».

Наталья Гетьман, Ирина Ильинская

4 мая, 2010 г.