• A
  • A
  • A
  • АБB
  • АБB
  • АБB
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Кризис и российский рынок труда

Гибкость рынка труда не является гарантом быстрого сокращения уровня безработицы после рецессии. Рост безработицы проще и дешевле предотвращать, чем тратить деньги и силы на последующую борьбу с ней, полагает старший научный сотрудник Центра трудовых исследований (ЦеТИ) ГУ-ВШЭ Анна Лукьянова

Занятость, безработица, зарплата

Этот тезис она защищала в своем докладе на очередном семинаре Лаборатории исследований рынка труда (ЛИРТ) ГУ-ВШЭ. Если сравнивать уровень безработицы в России и странах ОЭСР (см. Рис. 1), то Россия в 2007 — начале 2008 года находилась в среднем на уровне ОЭСР, но заметно ниже ЕС в целом. Практически параллельно развивались события в странах ОЭСР и России в 2008 году. Летом 2008 года начался рост уровня безработицы, и на каком-то этапе Россия сравнилась в среднем со странами ЕС. Во второй половине 2009 года ситуация в России начинает улучшаться, не в пример странам ОЭСР, ЕС и США (данные по началу 2010 года, не отображенные на рисунке, с учетом сезонности продолжают демонстрировать снижение уровня безработицы).

Рисунок 1. Уровень безработицы: РФ, ЕС, США, ОЭСР

Уровень безработицы: РФ, ЕС, США, ОЭСР

В целом, в 2009 г. российский рынок труда потерял порядка 2% занятых (1,5 млн. человек). Причем, несмотря на государственную поддержку крупных и средних предприятий, именно в этом сегменте занятость сократилась на 4%. Максимальный прирост безработицы пришелся на лето 2009 года. После этого ситуация несколько стабилизировалась, и даже стала улучшаться. Динамика безработицы в 2008–2009 гг. не отличалась резкими скачками. В целом безработица за этот период выросла примерно в 1,5 раза, не достигнув, однако, таких высоких значений, как в странах ОЭСР. Ее рост в России можно назвать достаточно умеренным: максимальный показатель по сезонно-сглаженным данным — 6,7% от экономически активного населения.

Общая безработица — безусловно, важный, но скорее фоновый показатель для государственной политики занятости, которая ориентируется, главным образом, на  уровень регистрируемой безработицы. Последняя в 2008–2009 годах росла почти теми те темпами, что и общая безработица. Почти, но не совсем: регистрируемая безработица отличалась более резким ростом, общее ее снижение стало наблюдаться лишь в конце 2009 года. Ситуация с вновь зарегистрированными безработными незначительно улучшилась, а резкий взлет их числа в январе-феврале был, скорее, сезонным, и в меньшей степени связан с ухудшением ситуацией вследствие кризиса. 

В сравнении со странами-членами ОЭСР меньше России на активную политику на рынке труда (в % к ВВП) тратит только Мексика

Динамика вакансий в 2008–2009 гг. показывает падение их числа в течение всего периода , несмотря на сохранение стабильного притока новых. Можно добавить, что статистика вакансий 2009 года, а особенно второго и третьего кварталов, сильно искажена учетом мест для общественных и временных работ, которые фиксировались в некоторых региональных службах занятости наряду с нормальными вакансиями.

В отношении реальной заработной платы россиян на фоне кризиса, в целом ситуация выглядела неплохо. Если в кризисный период 1994–95 гг., сопровождавшийся падением реальной зарплаты примерно на 30%, разные формы количественной адаптации  (через занятость) использовались не слишком активно, не в пример адаптации через зарплату, то нынешний кризис имеет иную особенность (см. Рис. 2).

Рисунок 2. Адаптация зарплаты через занятость

Адаптация зарплаты через занятость

На фоне низкой инфляции возможности для адаптации через реальную заработную плату снижаются, а посредством сокращения рабочего времени — увеличиваются. Действительно, резкого падения реальных заработных плат не было. Однако после 15–25% повышения зарплат последних лет и пятипроцентное сокращение могло показаться катастрофой. В «тучные» годы у работников сформировались ожидания постоянного роста реальной заработной платы, сложилось определенное потребительское поведение. Стоит ли удивляться тому, что даже замедление роста реальной заработной платы или ее незначительное падение могло восприниматься как существенное ухудшение.

Социальный срез

Среди «жертв» кризиса, то есть людей, потерявших работу, больше мужчин, чем женщин. Просто потому, что они составляют большую часть занятых в отраслях, максимально затронутых экономическим спадом: промышленности, строительстве.

По той же причине потери работы были большими в городах, чем в сельской местности. Кстати, доля последней в общем числе зарегистрированных безработных снизилась. Повысилась доля жителей моногородов: с докризисного показателя в 2,5% до 5,5% от общей численности зарегистрированных безработных на конец четвертого квартала.

Вопреки расхожему мнению относительно особенной уязвимости в период кризиса работников с низкой квалификацией и таким же уровнем образования, статистика говорит об обратном. В 2009 году выросла доля безработных с более высоким уровнем образования, а более квалифицированные специалисты в период кризиса чаще оставались не у дел, чем люди с меньшей квалификацией.

Во время рецессии не наблюдалось роста относительной безработицы среди выпускников вузов. Ее повышение можно заметить для более широкой группы — молодых людей от 20 до 29 лет.

Еще один социальный пласт, на который обращают внимание при анализе безработицы — мигранты. Более всего дискуссий связано почему-то с внешними мигрантами, однако, не менее серьезная проблема — мигранты внутренние. В ходе кризиса наметилась тенденция к возвращению мигрантов в регионы их прежнего проживания, где их интеграция в местный рынок труда проблематична.

Проще предотвратить, чем лечить

Почему вообще рост безработицы вызывает такой страх не только у российского руководства, но и глав ряда европейских стран? Прежде всего, это связано с тем, что безработица вырастает достаточно быстро, а добиться ее снижения можно только в течение длительного времени. Например, Финляндии, которая в начале 90-х годов пострадала от распада СССР (разрушились прежние экономические связи) почти 15 лет добивалась того, чтобы снизить сразу выросшую безработицу (с 3% до 18%) до социально приемлемого уровня в 6,5%.

В России пакет антикризисных мер на рынке труда в 2009 г. включал широкий ряд мер. Выросли минимальное и максимальное (в 1,5 раза) размеры пособий по безработице, что не могло не спровоцировать рост регистрируемой безработицы в начале прошлого года.

Были увеличения пособия по безработице для уволенных по собственному желанию, к которым законодательство стало подходить так же, как и к сокращенным по экономическим причинам. Усилился контроль над введением режима неполной занятости и приостановкой производства (требование об обязательном информировании службы занятости в течение трех рабочих дней). Были введены еженедельные мониторинги увольнения работников по экономическим причинам, а также неполной занятости работников (проводились службами занятости на основании информации, полученной от предприятий). В начале 2009 года Рунет пополнился порталом «Работа в России». Увеличилось финансирование служб занятости на реализацию активных программ на рынке труда.

Еще одна мера — уменьшение миграционных квот (хотя большинство мигрантов продолжает работать на нелегальной основе). В России увеличили число бюджетных мест в аспирантуре и магистратуре. Выделялись средства на реструктуризацию задолженностей по ипотечным кредитам для лиц, потерявших работу в результате кризиса. И, наконец, внедрение региональных программ по снижению напряженности на рынках труда, включавшие общественные и временные работы, стажировки, опережающее обучение, содействие переезду (как внутри региона, так и в другую местность), содействие занятости.

Нельзя обойти стороной и получившую широкий общественный резонанс тему жесточайшего усиления контроля исполнения трудового законодательства. Действительно, он усилился, но лишь по одному направлению: выплат заработной платы, предотвращению задолженностей по ней. Хотя в отличие от 90-х годов последняя не стала хоть сколько-нибудь значимым инструментом адаптации к кризису.

По ряду других показателей проверок вообще стало не многим меньше: и совместно с прокуратурой, и с профсоюзами (см. Рис. 3). В 2009 году снизилось в процентном соотношении с показателями 2008 г. число выявленных нарушений и выданных предписаний (71% и 74% соответственно). В целом, меньше материалов для привлечения к уголовной ответственности виновных лиц было направлено в органы прокуратуры.

Рисунок 3. Контроль за исполнением трудового законодательства

Контроль за исполнением трудового законодательства

Приказов о незаконном увольнении в принудительном порядке было отменено примерно столько же, сколько и в 2008 году, а вот количество оформления трудовых договоров по требованиям госинспекторов снизилось примерно на половину.

Расходы государства на пассивные меры выросли в 2,5 раза, а на активные, за исключением затрат на содержание служб занятости — в 12 раз. Если рассмотреть их в процентах от ВВП, то в 2008 году все расходы на политику занятости составляли 0,09% от ВВП, в т.ч. пассивные меры — 0,05% от ВВП. В 2009 году все расходы составили 0,28% от ВВП, на пассивные меры — 0,13% ВВП. Несмотря на декларируемые и принятые антикризисные меры, анализ финансирования политики на рынке труда России и стран-членов ОЭСР свидетельствует о том, что меньше России на эти цели (в % к ВВП) тратит только Мексика.

Подготовила Ирина Ильинская

Презентация к докладу Анны Лукьяновой

28 апреля, 2010 г.