• A
  • A
  • A
  • АБB
  • АБB
  • АБB
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

«Новый курс» №15

Размеры ВВП серьезно скорректированы задним числом, что меняет перспективу восстановления; у правительства нет концепции ОМС, но налоги на него все равно повысят — две темы из еженедельного бюллетеня Центра развития ГУ-ВШЭ

Хроники

22 апреля министр экономики Эльвира Набиуллина сообщила, что прирост ВВП в I квартале составил всего 0,6% со снятой сезонностью по отношению к предыдущему кварталу, при этом прирост за март составил 0,2%. Это не только гораздо меньше  темпов роста, которые показывала экономика в конце прошлого года — по оценкам МЭРа  ежемесячный прирост составлял в среднем 1,2% в сентябре-декабре, но еще и плохо согласуется с предыдущими оценками того же министерства. Так, используя предыдущие данные министерства по февраль текущего года, получить рост экономики в первом квартале на 0,6% можно только при падении ВВП в марте на 0,8% к февралю. Поскольку традиционно погрешность в оценках министерством темпов роста ВВП может быть достаточно большой (до 0,6 п.п.) и систематичной (см. пояснение справа), то динамика ВВП внутри 1-го квартала допускает многочисленные трактовки: от «хрупкого, слабого, на грани стагнации, роста» до «рецессии экономики либо, возможно, стагнации» — в зависимости от позиции эксперта, трактующего эти цифры.

При анализе последних оценок динамики российского ВВП, данных МЭРом, складывается впечатление, что в министерстве существенно пересмотрены сезонно сглаженные значения второй половины прошлого года. Эту гипотезу подкрепляют слова министра о том, что прирост ВВП в третьем и четвертом квартале прошлого года составил 2% и 1,7%, соответственно. Согласно  же графику, размещенному на сайте МЭРа, темпы роста должны были составлять 1,2% и 3,6%, соответственно.

ВВП (дек. 2008=100), сезонность устранена

ВВП (дек. 2008=100), сезонность устранена

Источник: МЭР, данные от 22 апреля 2009 года (март — оценка ЦР)

Мы попробовали «реконструировать» новую кривую динамики ВВП, используя все опубликованные новые оценки, и полученные выводы сильно меняют официальную оценку состояния российской экономики. Во-первых, обновленные темпы  роста ВВП в 3 и 4 квартале прошлого года означают, что среднемесячный прирост ВВП составлял порядка 0,6%, что в 2 раза (или на 0,6% меньше) предыдущих оценок МЭР. Во-вторых, похоже, что объем произведенного в марте ВВП не вырос по сравнению с концом предыдущего года.

Индексы интенсивности промышленного производства, со снятой сезонностью, в среднем за месяц, %

 2009 г.2010 г.
 2 кв.3 кв.4 кв.1 кв.янвфевмарт
Промышленность 0,41,31,2-0,40,0-0,5-0,6
Добыча полезных ископаемых 0,20,80,70,30,20,20,5
Обрабатывающие производства 0,62,01,3-0,8-0,6-1,1-0,7
Пищепром0,10,00,3-0,10,1-0,1-0,4
Текстиль и кожа-1,11,42,30,92,01,2-0,6
Деревообработка и ЦБП0,80,91,20,41,00,6-0,3
Химия;нефтепродукты и органика1,50,70,80,70,90,50,6
Металлугическое производство2,22,4-1,2-4,4-5,2-5,6-2,5
Производство машин и оборудования -1,74,50,3-1,7-2,5-2,6-0,1
Производство электрооборудования0,411,69,1-5,2-1,2-6,0-8,3
Производство автомобилей, прицепов и полуприцепов -0,6-2,59,38,16,57,310,4
Электроэнергетика0,2-0,21,90,32,40,7-2,1
Лесозаготовки-0,30,3-0,76,74,27,18,7

Источник: расчеты Центра развития (отдел анализа отраслей реального сектора и внешней торговли)

Мы однозначно трактуем эти цифры консервативно-пессимистичным образом, по нескольким причинам. Во-первых, влияние факторов роста, которые вытягивали рост в 3–4 квартале — экспорта и запасов, близко к исчерпанию. Во-вторых, быстрое сокращение внутреннего спроса, которому многие не уделяли внимания ранее, сейчас начинает выходить на первый план. Поиск фактов, свидетельствующих о переломе этой крайне негативной тенденции, дает крайне скудный список. Так, ряд экспертов говорит, что инвестиции в марте показали  отскок (инвестиции в основной капитал в марте выросли на 0,7% год к году и на 3,2%, по нашим оценкам, со снятой сезонностью к февралю), и это  свидетельствует о росте внутреннего спроса. Однако мы не находим тому подтверждения ни в статистике строительства — оно продолжает падать, — ни в статистике обрабатывающей промышленности. Это означает, что рост инвестиций, вероятно, ушел в импорт, рост которого в марте достиг докризисных темпов в 28% г/г.

Впрочем, импортные товары нравятся не только компаниям, реализующим инвестиционные проекты, но и, например, министерству обороны, которое (по словам премьера и министра обороны) готово закупать французские вертолетоносцы, немецкую броню, итальянские пуговицы для обмундирования, израильские беспилотники, опять-таки немецкие автомобили для перевозки генералов. В этой ситуации возникают два вопроса: а с кем эта армия в ближайшее время собирается воевать и экономику какой страны поддерживает российский бюджет. Остается непонятным и «почему» эти расходы нельзя отложить до более лучших для экономики времен, и «почему» за финансирование государственного заказа другим странам должны расплачиваться российские предприятия, для которых запланирован рост налогового бремени, не говоря уже о расходовании средств суверенных фондов.

Может и не стоит потом удивляться, почему экономический рост «хрупок», «слаб», на грани стагнации?

Были бы деньги, а уж потратить …

Выступая в Государственной Думе с ежегодным отчетом о деятельности правительства, премьер-министр В.Путин признал, что в правительстве отсутствует внятная концепция реформирования системы обязательного медицинского страхования (ОМС), и что вряд ли она появится в ближайшие два года. Однако тут же заявил, что не намерен отказываться от  принятого ранее решения по повышению ставки страховых взносов в систему ОМС с 3,1% до 5,1%, которое состоится в 2011 г.

Первая часть этого заявления стала редким примером отказа правительства от реализации непроработанных решений, и вселяла надежду на то, что повышение налогов в следующем году будет смягчено. Эту надежду подкрепляли многочисленные заявления руководства Минфина России и самого премьер-министра, который около месяца назад, при обсуждении основных направлений налоговой политики на 2011 г. и плановый период 2012–2013 гг., сказал, что правительству необходимо найти резервы для того, чтобы сделать рост фискальной нагрузки в 2011 году более плавным. Однако этим надеждам не суждено было сбыться — премьер, видимо, по предложению Минздравсоцразвития, нашел применение средствам, полученным от повышения ставки взносов на ОМС. Они будут направлены в специальный фонд, из которого будут финансироваться расходы на ремонт медицинских учреждений. При этом, похоже, что никакого плана таких работ у правительства нет, поскольку премьер заявил, что средства будут выделяться тем регионам, которые правильно оформят заявки. То, что закон не разрешает такое использование средств Фонда ОМС, естественно, никого не остановило: закон будет изменен, что стало нормальной практикой работы правительства в последние годы.

Спору нет — состояние многих медицинских учреждений (да и не только их) поистине удручающее. Многие не ремонтировались десятилетиями, зачастую их текущее функционирование возможно только за счет формальных и неформальных поборов с населения. Но ведь именно для этого существует бюджет — для того, чтобы обеспечивать текущее функционирование и развитие бюджетной сферы. А что было бы с этими учреждениями, если бы реформа ОМС была готова? Так и существовали бы в нынешнем виде?

На самом деле, речь идет о том, что правительство признало: без повышения налогов оно не в состоянии сводить в бюджете концы с концами. И его не останавливает то, что экономика еще не восстановилась после кризиса, что долговая нагрузка еще висит тяжелым грузом, а административные барьеры и коррупция не то чтобы не уменьшились, а, напротив, возросли в последние годы. Насколько существенным будет повышение налоговой нагрузки на экономику?

Налоговые доходы бюджетной системы России (% ВВП)

 20002002200520062007200820092010
прогноз
2011
прогноз
Налоговая нагрузка всего35,735,636,636,436,736,031,035,537,2
Налог на прибыль5,44,36,26,26,66,03,25,05,0
НДФЛ2,43,33,33,53,84,04,34,34,2
НДС6,27,06,85,66,95,95,26,06,0
Акцизы2,32,41,21,01,00,80,91,11,1
Таможенные пошлины3,13,07,58,37,08,46,47,07,0
НДПИ и налоги на природные ресурсы1,13,14,24,33,64,22,83,63,6
Социальные налоги и отчисления 7,36,95,45,45,65,15,46,58,3
Прочие8,05,62,02,02,21,62,722

Комментарий к расчету налоговых и неналоговых доходов бюджетной системы: использованы данные Минфина России, Федерального казначейства, Минэкономразвития. Прогноз поступлений по НДФЛ и страховым взносам на 2010 и 2011 годы основан на прогнозе ФЗП Минэкономразвития. Поступления по налогу на прибыль, таможенным пошлинам, акцизам, НДПИ основаны на экспертных оценках, базирующихся на исторических показателях и прогнозах цен на энергоносители. Прогноз по страховым взносам на 2010 год основан на предположении о росте эффективной ставки после перехода на плоскую шкалу, на 2011 год — на предположении, что массового «ухода в тень» по зарплатам не произойдет.

По нашим оценкам, в текущем году налоговая нагрузка составит 35,5% ВВП, а при повышении ставок по страховым взносам до уровня 34% в 2011 г. она возрастет до 37,2%, то есть до максимальных значений за последнее десятилетие (предлагавшееся Минфином повышение ставки страховых взносов до 32% позволило бы снизить налоговую нагрузку на 0,5% ВВП). Конечно, по меркам «социально ориентированных» стран Западной Европы такая налоговая нагрузка не является чем-то необычным. В странах Скандинавии, например, она достигает 50%. Но для  развивающихся стран в целом характерен более низкий уровень налоговой нагрузки, что обусловлено необходимостью решать задачи экономического развития. Так, уровень совокупной налоговой нагрузки в Бразилии составляет 35% ВВП, в Мексике — 20%, в Корее 28-30%,  в Польше — 33,5%, в Словакии — 30%. Очевидно, что уровень налоговой нагрузки в России в 37,2% находится заметно выше, чем в странах-конкурентах, что, естественно, делает российский бизнес менее конкурентоспособным, оставляя ему меньше средств на развитие.

Есть ли у правительства альтернативы, которые могли бы позволить получить ресурсы для полноценного финансирования бюджетной сферы и реализации намеченных инвестиционных программ? Да, безусловно. Может ли правительство их использовать? Скорее, нет. Первая альтернатива — временное повышение дефицита бюджета на 2–3 года, до тех пор, пока экономика не восстановит темпы роста и не увеличит налоговые платежи — представляется ему наихудшим выбором, поскольку открыв этот ящик Пандорры, Минфин абсолютно не уверен, что ему удастся легко его закрыть. Другая альтернатива — радикальная реформа пенсионной системы с повышением пенсионного возраста и формированием её активов за счет передачи государственной собственности — вряд ли может начаться до завершения федерального выборного цикла, т.е. ранее 2013 года. Еще один возможный вариант — серьезная реструктуризация бюджетной сферы с уменьшением её размеров — вряд ли осуществим при отсутствии открытой публичной дискуссии относительно содержания бюджетных расходов. А, значит — повышение налогов является лучшим сценарием для российских властей.

Андрей Чернявский

Полный текст бюллетеня «Новый курс» №15, 17–23 апреля 2010 г.

27 апреля, 2010 г.