• A
  • A
  • A
  • АБB
  • АБB
  • АБB
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Скидка вышла

9 апреля вступили в силу поправки в законодательство, смягчающие ответственность за преступления в экономической сфере. Однако это лишь начало работы по поиску соответствия между степенью преступления и наказания в сфере экономических преступлений, и по выстраиванию права, защищающего частную собственность. Об этом говорилось на Круглом столе «Бизнес в России: как защитить себя и свое дело»

Обсуждение Федерального закона N 60-ФЗ «О внесении изменений в отдельный законодательные акты РФ», направленного на гармонизацию и гуманизацию уголовного и уголовно-процессуального законодательства в сфере экономических преступлений, проходило по инициативе «Деловой России».

Участники круглого стола обсудили прошлое (чем была обусловлена необходимость принятия поправок), настоящее (какие именно поправки приняты), и будущее (как новые условия повлияют на предпринимателей и какие изменения в законодательной базе еще необходимы).

Вопрос отношения к предпринимательству в России в целом является болезненным. Системное противодействие гуманизации УК очевидно как на стадии инициирования поправок (пока с ними, как в данном случае, не выступит лично президент Медведев), так и в среде правоохранительных органов. «В нашей стране очень важно, кто дает сигнал», констатировал Андрей Назаров, заместитель Председателя «Деловой России», заместитель Председателя Комитета ГД по гражданскому, уголовному, арбитражному и процессуальному законодательству.

Гармонизация и гуманизация

Согласно новой редакции ст. 171 УК (незаконное предпринимательство) только деятельность без лицензии в случаях, когда такая лицензия обязательна, позволяет возбудить уголовное дело (ранее за работу «с нарушением лицензионных требований и условий», можно было получить до 5 лет лишения свободы). Правоохранительным органам теперь будет сложней по надуманным обстоятельствам привлечь к уголовной ответственности, надеется Назаров.

По старой редакции ст. 174 прим. УК (легализация незаконных доходов) тот же предприниматель (уличенный по 171 ст. в незаконном предпринимательстве) мог получить до 15 лет, если на деньги, вырученные от продажи товара, покупал дополнительное оборудование в свой магазин. Согласно новой редакции, возможно наказание в виде штрафа.

Расширена возможность внесения залога: в его качества разрешено принимать не только деньги, но и недвижимость и другое движимое имущество (ст. 106 УПК).

Утратила силу ст. 173 (лжепредпринимательство).

Преступление и «наказание»: соответствуют ли друг другу

Одобрение вызвали и поправки в части заключения под стражу на время следствия: на время следствия недопустимо прерывать работу бизнеса.

В соответствии с законом N 60-ФЗ заключение под стражу в качестве меры пресечения не может быть применено в отношении подозреваемого или обвиняемого в совершении преступлений, предусмотренных статьями 159 (Мошенничество), 160 (Присвоение или растрата), 165 (Причинение имущественного ущерба путем обмана или злоупотребления доверием), если эти преступления совершены в сфере предпринимательской деятельности, а также статьями 171–174, 1741, 176–178, 180–183, 185–1854, 190–199 Уголовного кодекса Российской Федерации.

«Не обязательно уничтожать компанию следственными методами, — заявил Евгений Тарло, член Комитет Совета Федерации ФС РФ по конституционному законодательству, — Пусть неправильная, но компания должна работать». Содержание в СИЗО приводило зачастую к самооговору — пребывание в следственном изоляторе само по себе превращается в пытку, отметил Тарло.

Заключение под стражу (будь то на время следствия или в качестве наказания) разрушает экономическую инфраструктуру: с закрытием бизнеса исчезают рабочие места, предприниматель больше не платит налогов, граждане вынуждены платить за «репрессированного». Другой негативный момент — предприниматель терял реальную возможность защищаться во время следствия, считает Назаров. С принятием поправок ситуация меняется. Нужно определить степень общественной опасности экономических преступников и из этого исходить при принятии решения о наказании, добавил Назаров. Сегодня отбывают срок 200-300 тыс. человек, получившие за экономические преступления 1–3 года, т.е. минимум. В таких случаях наказание должно быть заменено штрафом, ограничением свободы, исправительными работами.

Задачи на будущее

Т.к. общая цель поправок — гармонизация УК, необходимо расширение применения наказания по ст. 169 УК (воспрепятствование законной предпринимательской или иной деятельности), подчеркнул Назаров. В 2008 г. по этой статье наказано 6 человек, в 2009-м — 2. В то же время по статье 159 (мошенничество), в 2008-м году открыто 200 тысяч дел против предпринимателей. Все предприниматели хотят, чтобы больше сажали по ст. 169 УК, а не по ст. 159, тут же раздались шутливые реплики участники дискуссии.  Хотя не стоит забывать, что и предприниматели не все такие «белые и пушистые», отметили представители бизнеса. Необходима защита законом от недобросовестных партнеров и конкурентов. В дальнейшем необходима гуманизация правоохранительной практики: она не должна зависеть от конкретного правоприменителя, добавил Тарло.

В России остается неразвитым механизм доследственной проверки. Дела, начатые по ст. 159 УК, только в 16% случаев заканчивались приговором «виновен», привела статистику Элла Панеях, директор Института проблем правоприменения ЕУСПБ. А оправдательные приговоры по уголовным делам за экономические преступления суд не выносит в принципе, подчеркнула Панеях (по данным «Деловой России», по экономическим статьям в целом возбуждается 3 млн. уголовных дел в год, до суда доходят лишь 1,2 млн.). Это «социальный терроризм», уверен Николай Остарков, управляющий директор «Деловой России». Необходимо пересмотреть отношение к институту частной собственности. Тот факт, что частная собственность не конституирована, приводит к подрывам основных институтов общества, считает Остарков.

Амнистия юридических лиц и амнистия осужденных за экономические преступления также может стать способом гуманизации, предложил дальнейшие изменения Назаров. Необходимо запустить механизм защиты предпринимателей, включить гражданское общество в процесс выработки правовых норм.

Создание новых норм или гармонизация существующих?

Законодательство содержит намеренные коррупционные ловушки, считает Яна Яковлева, лидер движения «Бизнес Солидарность». Ситуацию усугубляют особенности правоприменения и деятельность судов. По ее мнению, необходима не гуманизация права, а выстраивание права, которое защищает частную собственность, т.е. создание новых норм права. Хотя отрицать благоприятное влияние данного «пакета» нельзя, но в целом репрессивный характер норм УК сохраняется.

Уголовный уклон в шантаже предпринимателей сложился в момент принятия более-менее взвешенного Налогового Кодекса, считает Панеях. Она также отметила, что средний бизнес значительно страдает от недобросовестной конкуренции со стороны компаний, приближенных к властным структурам различных ветвей и уровней.

Задача — изменять, добавлять, т.е. конкретизировать, нормы (УК, ГК, корпоративного законодательства, законодательства о ценных бумагах и т.п.) и санкции, четче прописывать ответственность, возразил Тарло. Регуляторов бизнеса, действительно, недостаточно, и УК, как один из них, является «плохим» регулятором, т.к. содержит очень мало статей, устанавливающих ответственность в сфере экономической деятельности. В данный момент одну 159 статью (мошенничество) «натягивают» на совершенно разные нарушения. Но условия для коррупции, согласился Тарло, действительно созданы несовершенством законодательства.

Юлия Литвинова

15 апреля, 2010 г.