• A
  • A
  • A
  • АБB
  • АБB
  • АБB
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Моногорода на грани

Что может обеспечить эффективное и гармоничное развитие моногородов, какие управленческие инновации и технологии сопряжения интересов могут обеспечить их поступательное и согласованное развитие — обсуждалось 7 апреля на Апрельской научной конференции ГУ-ВШЭ в рамках Круглого стола «Моногорода России: в чьих руках ключи к развитию?» под председательством Андрея Нещадина

Каждому свое

Что делать жителям моногородов, в которых закрылись, и вероятно навсегда, градообразующие предприятия — «гробы», как их называют в последнее время для краткости? Ответ на этот вопрос ищут давно и единых рецептов обнаружить не удалось. Для каждой территории должен быть свой план спасения, считают в Минрегионе. По критериям министерства, к моногородам следует отнести те, в которых не менее 25% трудоспособного населения работают на одном градообразующем предприятии или где 50% всей выпускаемой продукции приходится на одну отрасль. К этой категории на сегодняшний день отнесены 335 населенных пунктов в РФ. В них проживают 25% городского населения страны, или 16 млн. человек. На долю моногородов приходится порядка 40% суммарного валового регионального продукта.

КИПы

По оценкам замминистра регионального развития Юрия Осинцева, 5% всех моногородов — самые проблемные, они не смогут обойтись без вмешательства федеральных властей. По 15-ти процентам проблемы должны решать регионы. Большинство остальных должно будет в решении проблем опереться на муниципалитеты. Однако, по мнению замминистра, в любом случае план развития и поддержки моногорода нужно разрабатывать, формируя комплексный инвестиционный план (КИП) развития города. Краткосрочные цели КИПов — решение проблемы занятости, дальнейшие — обеспечение качества жизни, эффективности расходования бюджетных средств и эффективности деятельности бизнеса, создание производственных малых и средних предприятий. Иными словами, задача КИПа — перевести город в зону управляемого риска.

Рабочая группа по модернизации моногородов при Правительственной комиссии по экономическому развитию и интеграции рассмотрела уже два с половиной десятка КИПов, предназначенных городам, наиболее сильно задетых кризисом. Помощь им, подчеркнул Осинцев, будет оказана в первую очередь.

Государственные миллиарды

В 2010 году на развитие моногородов будет выделено 27 млрд руб. Из них 10 млрд руб. — бюджетные кредиты, 10 млрд руб. — субсидии Минрегиона, 5 млрд руб. — предназначены для целевого использования для жилкомхоза (из Фонда содействия реформированию ЖКХ), еще 2 млрд руб. поможет найти Минэкономразвития — на развитие малого и среднего бизнеса в моногородах. Однако на федеральные средства моногород сможет рассчитывать только при условии софинансирования: регионом, муниципалитетом, частным инвестором, в том числе, разумеется, собственником предприятия. С инвесторами уже договорились, как отметил представитель Минрегиона, в городах Сокол в Вологодской области, Тольятти в Самарской области и Нижний Тагил в Свердловской области.

Власти заявляют, что будет создан технопарк «Жигулевская долина» (автомобилестроение, нефтехимия, аэрокосмический кластер). Однако пока большинство самих моногородов ориентируется исключительно на модернизацию своих производств, что вряд ли поможет радикально решить проблему монозависимости. То есть реально в стране нет сейчас длинных денег, поясняет Осинцев, инвесторы в моногорода приходят неохотно. В настоящее время ВЭБ, на чью всестороннюю помощь Минрегион рассчитывает, прорабатывает вопросы инвестирования длинных денег в ЖКХ. Можно начать с того, что привести в порядок города, считают сторонники этого начинания. А вот в средней полосе России, с ее богатым культурным наследием и природным ландшафтом, вероятно развитие туристических услуг. Но что делать так называемым ресурсным городам, где ресурсы выкачаны, а лето начинается и заканчивается в июле?

У семи нянек

Моногорода оказались как дитя у семи нянек, за год обсуждения проблемы изменилось только одно — на город начинают смотреть как на единый комплекс, замечает эксперт Андрей Николаев из Экспертного института. И это прогресс, но еще не решающий. Скажем, по каким критериям оценивать перспективы такого комплекса? Единственный интегральный показатель — финансовый, но именно финансовые показатели моногородов и самые удручающие. Значит ли это, что многие города осталось «только похоронить»?

С этим не согласен представитель одного из таких «гиблых» городов, принявший участие в работе Круглого стола — мэр города Зверево Ростовской области Александр Чумаков (для справки: население Зверево около 30 тыс. человек, основное занятие — угледобыча, крупнейшая шахта в Европе — ОАО «Обуховская», где добывают наиболее востребованный уголь – коксующийся; на «Обуховской» были заняты 85%  всех работающих). В качестве аргумента Александр Чумаков отметил неплохое месторасположение города: от Зверева до Ростова всего 100 км. В городе железнодорожная станция линии «Москва—Ростов-на-Дону», две грузовых станции на линии «Лихая—Краснодонецкая»; в 5 км находится федеральная магистраль М-4 «Дон». От М-4 «Дон» через город проходят автодороги к международным таможенным автопереходам. Зачем же городу с такими логистическими преимуществами помирать?

Однако сегодня безработных в городе, по словам мэра, 40%. За пределами города (в Москве, СПб, Сочи) на заработках находится 6652 человека (2008 г.). Наконец, город вполне комфортен для проживания, что тоже неплохо бы научиться учитывать в планах и программах. Но у власти на местах ни полномочий, ни средств для решения проблем нет.

Его фактически поддержал профессор кафедры прикладной политологии ГУ-ВШЭ (СПб филиал ГУ-ВШЭ) Григорий Тульчинский, отметивший, что ключей к решению проблемы существует, конечно, много, но есть главный — сами люди. С этой точки зрения в проблеме моногородов особой специфичности нет, просто в этой проблеме наиболее выпукло сфокусированы все проблемы российской действительности: и экономические, и социальные, в том числе дефицит механизмов социального партнерства и площадок для диалога представителей разных групп интересов.

Представитель другого угольного региона — Кемеровской области — рассказал, что в области 16 городов, 15 из них монопрофильны. По знаменитому городу Прокопьевск, (который, кстати, ждет та же участь, что и Зверево, поскольку уголь заканчивается, «к 2025 году добудут последнюю тонну») уже разработана КИП, однако рождался этот проект тяжело. «Не хотим ни хоронить Прокопьевск, ни делать его большой "спальней"», — отметил представитель области.

Заметим, что в Прокопьевске, как и в Зверево, по словам выступавших на круглом столе, оказались очень востребованы микрофинансовые кредиты. По словам Александра Чумакова, на долю микрокредитов приходится в настоящее время 20% всех кредитов в городе. В Прокопьевске увольняемым работникам выплачивают по пять среднемесячных зарплат и плюс предоставляют микрокредит тем, кто готов начать собственный бизнес. И уже более тысячи человек начали свое дело. Понятно, что высокой рентабельности от такого бизнеса ожидать не стоит, его преимущество в другом — он дает не гипотетический, а реальный эффект, создавая доходы для населения города и повышая уровень занятости.

А вот с большими индустриальными парками, которые были созданы в том числе и в расчете на привлечение инвесторов в моногорода, дело идет пока неважно. В ряде случаев, как отмечалось в выступлениях, такой парк сразу превращается в логистический центр или попросту — перевалочный пункт. Немалые затраты на создание особой инфраструктуры при этом оказываются никому не нужными, просто пущенными на ветер.

«Мы находимся лишь на подступах к выработке эффективной политики, подвел итог обсуждения Андрей Нещадин, — для большинства российских моногородов планов реального решения проблем пока нет. Проблема столь многомерна, что ее решение займет никак не менее 10-15 лет, а конечный результат пока слабо предсказуем».

Наталья Гетьман

8 апреля, 2010 г.