• A
  • A
  • A
  • АБB
  • АБB
  • АБB
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Катар — третий из газовой тройки

В апреле в эмират собираются представители российского газового бизнеса. Одновременно представители катарских газовиков приедут в Россию. Стремительно глобализирующийся газовый рынок вызывает потребность в налаживании сотрудничества между крупнейшими газовыми экспортерами, отмечает эксперт МГИМО (У) МИД России Эльдар Касаев

В эмират отправляются сотрудники «Газпрома», который недавно подписал соглашение с катарской стороной, не раскрывая деталей. Кроме того, российский концерн заявил, что собирается участвовать в тендере на блок D одного из крупнейших катарских месторождений, North Field. Его доказанные запасы — около 900 трлн куб. м газа. Соответственно из Дохи в Москву ожидается приезд сотрудников госкомпании Qatar Petroleum, заинтересовавшейся газпромовским проектом завода сжиженного природного газа (СПГ) на Ямале.

Катар и Россия

Неподдельный российский интерес к эмирату обусловлен тем, что, несмотря на последствия глобальных экономических неурядиц, в 2009 году Доха увеличила поставки газа в страны Старого Света до 15,9 млрд куб. метров. В то время как российский газовый монополист, напротив, снизил свою долю на европейском рынке, тем самым недополучив около 24 млрд долларов.

Примечательно, что в последнее время контакты между российскими и катарскими газовыми компаниями заметно участились. Так, в ходе визита в Катар президента России Владимира Путина в 2007 году был подписан меморандум о взаимопонимании между «Лукойлом» и Qatar Petroleum в области совместного освоения, разработки и добычи углеводородов на территории эмирата. Помимо крупнейшей российской частной нефтяной компании, прочно усиливает свои связи с Дохой «Газпром», который в 2008 году договорился с компаниями Qatar Liquefield Gas Co. и National Iranian Oil Co. о создании совместного предприятия.

Как сообщил во время визита в Москву шейх Аль Тани, в марте 2010 года между Катаром и «Газпромом» было подписано соглашение. О каком соглашении идет речь, в российской компании не поясняют.

Кроме того, по данным из российских источников, сегодня ряд других отечественных компаний, среди которых можно особо выделить «Стройтрансгаз», «Роснефть», «Газпром нефть», проявляют активную заинтересованность в налаживании долгосрочного сотрудничества с Катаром.

В этой связи стоит особо отметить, что двусторонние торговое сотрудничество с Россией полностью отвечает не только экономическим, но и внешнеполитическим интересам эмирата, который в настоящий момент избрал курс на проведение политики диверсификации своего энергетического сотрудничества. Как считают катарские специалисты, наша страна обладает солидным опытом и прогрессивными технологиями, которые в сумме могли бы помочь дальнейшему развитию экономики эмирата. Российские компании могли бы участвовать в тендерах (как они это успешно делают в соседних странах региона), присылать на работу квалифицированных экспертов и передовое оборудование, стать не только подрядчиками, но и партнерами с определенной долей в том или ином совместном энергопроекте.

Не стоит также забывать и о возможном привлечении катарских инвестиций в наш энергетический сектор. Так, премьер-министр Катара заверил Владимира Путина в том, что Доха заинтересована в капиталовложениях в российскую экономику и с этой целью в скором времени в Москву прибудут представители двух катарских компаний.

ФСЭГ — площадка для взаимодействия

В последние годы связи между — Россией и Катаром становятся все теснее, оба государства активно сотрудничают в рамках Форума стран-экспортеров газа (ФСЭГ). В конце марта 2010 года премьер-министр Катара и по совместительству министр иностранных дел этой страны шейх Хамад Бен Джасем Аль Тани посетил Москву. Он провел переговоры с президентом Дмитрием Медведевым, председателем правительства Владимиром Путиным, а также с главами крупного отечественного бизнеса. Помимо сегодняшней непростой политической обстановки на Ближнем Востоке, участники также обсуждали вопросы двустороннего сотрудничества в энергетической, торгово-экономической и инвестиционной областях. Особый интерес как с российской, так и с катарской стороны вызвала тема нынешней и будущей совместной работы двух стран в рамках ФСЭГ.

Форум стран экспортеров газа с 2001 года существовал как неформальное объединение. В декабре 2008 года в Москве, в ходе 7-ой министерской встречи ФСЭГ, его, сохраняя название, преобразовали в международную правительственную организацию. В Форум входят Алжир, Боливия, Венесуэла, Египет, Иран, Катар, Ливия, Нигерия, Россия, Тринидад и Тобаго, Экваториальная Гвинея. А в декабре 2009-го на 9-ой министерской встрече ФСЭГ в Дохе, где расположена штаб-квартира организации, единогласным решением ее первым генеральным секретарем избрали представителя России Леонида Бохановского.

Придание Форуму формального статуса инициировала «большая газовая тройка» в лице крупнейших по объему подтвержденных запасов газа стран: России (23,4% от мировых), Ирана (16 %), Катара (13,8 %). Создавая организацию, они рассчитывали  не только на расширение международного сотрудничества в сфере добычи «голубого топлива», но и в области формирования механизмов согласованного ценообразования. Идею налаживания взаимовыгодной деятельности ведущих мировых газопроизводителей в руководстве Катара считают вполне обоснованной.

Как считают участники ФСЭГ, их согласованные действия востребованы в первую очередь для того, чтобы детально разработать и действенно принять превентивные меры в случае предсказываемого падения цены на газ. Одновременно происходит удорожание разведывательных и эксплуатационных работ. Все это негативным образом отражается на прогрессивном развитии газовой отрасли. Достаточно сказать, что катарские власти вследствие этого ввели мораторий на разработку новых месторождений.

Страны-члены ФСЭГ выдвигают тезис о том, что повышение уровня взаимодействия стран-экспортеров газа в перспективе непременно будет способствовать стабилизации поставок сырья на рынок, что будет обоюдовыгодно как производителям, так и потребителям энергоресурсов.

При этом называть ФСЭГ «газовой ОПЕК», как это часто можно встретить в СМИ — некорректно. В уставе организации не предусмотрено никаких рычагов, позволяющих ей регулировать цены на газ. Напротив, согласно своему уставу, ФСЭГ не может заниматься квотированием газодобычи.

Кроме того, между Россией, Ираном и Катаром есть определенные разногласия. Тегеран настаивает, чтобы газовый форум в перспективе квотировал бы добычу газа и таким образом способствовал росту цен на топливо. Москва видит будущее организации как структуры, занимающейся совместными проектами, по созданию, предположим, газотранспортных сетей. Доха связывает свои газовые проекты с поставками сжиженного природного газа в Европу. Если же динамику этих поставок уменьшить ради поднятия цен, то есть высокий риск того, что «свято место» тут же займут два африканских игрока — Алжир и Ливия.

Стратегии Катара

Эксперты отмечают продолжение эмиратом активной инвестиционной политики за пределами страны. Совокупный объем катарских инвестиций за рубежом достиг в 2009 году 100 млрд. долларов. Согласно прогнозам, по итогам первого квартала 2010 года этот показатель достигнет отметки в 120 млрд. долларов.

Примечательно, что в программе развития страны до 2030 года инвестиции в зарубежную инфраструктуру отнесены составителями в разряд приоритетных целей. Здесь стоит напомнить, что Катар является одним из мировых лидеров  по экспорту СПГ. В 2008 году эмират вывез за рубеж почти 40 млрд. куб. м СПГ в Южную Корею, Японию, Индию и некоторые другие страны.

Учитывая опыт Катара в данной сфере, можно рассчитывать, что он будет весьма полезен для российской экономики. Производство СПГ откроет России выход на новые рынки сбыта, позволив овладеть новейшими технологиями, которые в настоящий момент в отечественной промышленности пока практически не применяются.

Нужно заметить, что нам есть чему поучиться у катарских коллег. Несмотря на финансово-экономический кризис, его последствия в меньшей степени затронули Катар, чем других крупнейших экспортеров углеводородных энергоносителей. Нефтегазовый сектор страны продолжал стремительно развиваться, и по итогам 2009 года рост экономики составил 9,5 % по сравнению с 2008 годом.

Что касается желания катарских властей уменьшить зависимость экономики страны от экспорта энергоносителей, то оно, как представляется, в скором будущем вряд ли осуществится. Связано это с тем, что развитие национальной промышленности, как и прежде, определяется состоянием газовой отрасли. В течение двух ближайших лет будут введены в эксплуатацию шесть новых крупных установок по сжижению газа, что приведет к увеличению объемов добычи и переработки «голубого локомотива» экономики Катара.

Эльдар Касаев, эксперт МГИМО (У) МИД России

2 апреля, 2010 г.