• A
  • A
  • A
  • АБB
  • АБB
  • АБB
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Страна бедняков

Сегодня в России не существует инструментов для долгосрочных пенсионных накоплений, воспринимаемых людьми в качестве надежных, считает директор по социальным и экономическим исследованиям Центра стратегических разработок Сергей Белановский

В ближайшие два десятилетия число выходящих на пенсию каждый год превысит число приступивших к работе в течение года. Сейчас на одного пенсионера приходится все меньшее число работающих: в 1999 году этот показатель составлял 1,9; в2004 году — 1,7; в 2009 году — 1,6. Неизбежное при продолжении этого тренда снижение реальной покупательной способности пенсионеров ставит задачу стимулирования долгосрочных индивидуальных накоплений, которые могут прирастать за счет их вовлечения в инвестиционный процесс.

Сегодня долгосрочный инвестиционный потенциал не реализуется в полной мере — фактически управляющие компании преобразуют долгосрочные ресурсы населения в краткосрочные активы (почти 70% активов размещаются на срок менее года).

Необходимость стимулирования долгосрочных индивидуальных накоплений населения ставит задачу определения форм, наиболее привлекательных для населения и пользующихся его доверием.

Для изучения отношения населения к этой проблеме в феврале 2010 года Фондом «Центр стратегических разработок» было проведено предварительное социологическое исследование, включавшее в себя две фокус-группы следующего состава:

  • жители Москвы, средний класс (критерий — в семье имеется автомобиль с текущей стоимостью не менее 400 тыс. руб.), возраст респондентов 30–50 лет;
  • жители Москвы, имеющие высшее образование, возраст респондентов 30–50 лет.

В каком возрасте россияне задумываются о старости?

Согласно высказываниям респондентов, в возрасте до 40 лет они практически не озабочены пенсионными накоплениями. Лишь после 40 лет данная проблема осознается как актуальная.

Возрастная группа 30–40 лет:

  • По поводу пенсионных фондов пока не задумывался (мужчина, 32 года);
  • О пенсионных накоплениях думал, но в какой-то отдаленной перспективе (мужчина, 35 лет);
  • Уже пора думать об этом (мужчина, 40 лет).

В возрасте 40–50 лет:

  • У меня взрослые дети, которые могут меня обеспечить (женщина, 50 лет);
  • На эту государственную пенсию рассчитывать смешно — буду работать, а там видно будет (женщина, 48 лет);
  • До пенсии что-то успею отложить, чтобы не быть совсем зависимой (женщина, 45 лет);
  • Задумываюсь постоянно. Но серьезных накоплений у меня нет (женщина, 50 лет).

Фактор недоверия государству

Все без исключения респонденты высказали мнение, что в России делать долгосрочные денежные накопления невозможно, потому что российское государство не обеспечивает условий для создания таких накоплений.

  • Люди надеются на государство, а оно ничего гарантировать не может по большому счету (женщина, 45 лет);
  • Рассчитывать на государственную пенсию или на пенсию частных банков — это владеть золотым мыльным пузырем (мужчина, 50 лет);
  • В нашей стране хоть задумывайся, хоть не задумывайся — от нас ничего не зависит (женщина, 38 лет);
  • Если бы в нашем государстве была бы не только помощь пенсионерам, а вообще людям, чтобы они могли нормально жить, мы могли бы во что-то поверить. Но ее никогда не было (женщина, 35 лет);
  • Вопрос болезненный, жизненный, но верить и играть с нашим государством опасно (женщина, 40 лет).

Наиболее часто называвшиеся причины недоверия: инфляция, отсутствие правовых гарантий, частые изменения в законодательстве, негативный опыт 1991 и 1998 годов, финансовые пирамиды по типу «МММ».

  • Может быть, куда-то вкладывал бы, если бы была гарантия, что деньги не будут подвержены инфляции, банки не рухнут, паевые инвестиционные или пенсионные фонды не исчезнут (мужчина, 35 лет);
  • Гарантий никаких, Внешэкономбанк распоряжается пенсионными вкладами населения по умолчанию, но его игра на рынке ценных бумаг все-таки относится к зоне риска (мужчина, 37 лет);
  • Все равно банки лопаются, людей обманывают. До сих пор не налажена система выплаты государственных долгов, что говорить о частных (мужчина, 50 лет);
  • Если говорить о вкладах в банки, к сожалению, ситуация очень нестабильная (мужчина, 50 лет);

Недвижимость — единственный надежный актив

По мнению респондентов, единственным надежным активом в России является недвижимость, под которой практически всегда понимаются городские квартиры (не обязательно в Москве). Причина в том, что городские квартиры можно сдавать в аренду, т.е. получать ренту. Прочие виды недвижимости, включая дачи и загородные дома, не воспринимаются как вложение, способное создавать ренту.

Население не располагает средствами для покупки «инвестиционных квартир». Этот вид вложений практически недоступен для большинства населения.

  • Недвижимость — наиболее выгодный вариант, но на нее не хватает моих накоплений (мужчина, 41 год).
  • Недвижимость, но у меня еще не настолько большой вклад (женщина, 29 лет);
  • На недвижимость не хватает моих сбережений, хотя я бы хотела в нее вложить (женщина, 29 лет);
  • Иметь недвижимость выгодно, но у меня нынешнего вклада на нее не хватит (мужчина, 36 лет);
  • Лучше вложить не в банк, а в недвижимость, но на недвижимость мне не хватает (женщина, 50 лет);
  • Если бы у меня была достаточная сумма — в недвижимость (мужчина, 49 лет).

Рентные доходы населения

Многие имеют рентные доходы от квартир, доставшихся по наследству. В условиях демографического сжатия таких людей становится больше.

  • От мамы осталась приватизированная «двушка», мы ее сдаем (женщина, 50 лет);
  • Наследую квартиру от бабушки, пока я ее сдаю, бабушку к себе забрали (женщина, 48 лет);
  • Сдаем недвижимость в Подмосковье, сам живу и работаю в Москве, (мужчина, 50 лет);
  • Сдаю квартиру, но не собираюсь эти деньги вкладывать в слитки и в банки (женщина, 40 лет).

Денежные накопления населения в типичном случае составляют около 100 тыс. руб. Большие суммы (500 тыс. руб. и больше) имеются лишь у немногих.

  • Сто тысяч сейчас не деньги, у меня они есть на книжке, но это недостаточные средства (женщина, 45 лет);
  • Небольшие, но какие-то сбережения имеются (женщина, 48 лет);
  • Бывшие до дефолта накопления погорели, сейчас сумма вклада около ста тысяч (мужчина, 50 лет);
  • Начали появляться деньги, порядка 150 тысяч, которые свободно можно найти в нужный момент (мужчина, 40 лет);
  • У меня накоплено больше 100 тысяч. Плюс еще мне должны — больше 100 тысяч (мужчина, 38 лет);
  • Да, есть накопления, больше 100 тысяч. В пределах суммы, которая страхуется в банке (женщина, 35 лет).

Значительная часть населения не имеет ни накоплений, ни рентных доходов и живет «сегодняшним днем». У многих из них нет детей, этим людям не на что надеяться, кроме как на пенсионное и социальное обеспечение.

  • Не получается копить, живу сегодняшним днем (мужчина, 38 лет);
  • У меня нет накоплений, стараюсь укладываться в бюджет (женщина, 34 года);
  • Накоплений нет. Живу от зарплаты до зарплаты (женщина, 40 лет);
  • Были до июня, пока не купила квартиру. Сейчас нет (женщина, 48 лет);
  • Накоплений нет, сын учится платно, деньги уходят на образование (мужчина, 50 лет).

Стратегии накоплений среднего класса

В данном случае под средним классом понимается относительно небольшой сегмент населения (7–8%), располагающий средствами для собственных инвестиций. Основными формами таких инвестиций являются: приобретение недвижимости за границей (чаще других назывались Турция, Чехия, Испания); освоение биржевых инструментов (покупка и продажа акций, вложения в развивающийся бизнес, не обязательно в свой личный); работа в крупных компаниях, имеющих собственные пенсионные фонды.

Приобретение недвижимости заграницей

  • Купим недвижимость за границей, в Турции. Езжу за границу два-три раза в год, и этот вопрос сама изучила (женщина, 50 лет);
  • Сын живет в Чехии, там купил квартиру. Говорит, что дешевая страна (женщина, 51 год);
  • Покупать недвижимость лучше за рубежом, в России это недоступно (мужчина, 40 лет).

Освоение биржевых инструментов

  • Можно купить акции, можно положить деньги в коммерческий банк под более выгодные проценты (мужчина, 45 лет);
  • Хороший вариант — вкладывать в чей-то готовый развитый бизнес. Пытаюсь учиться, для этого надо стать немного финансистом (мужчина, 50 лет);
  • Можно вкладывать в бизнес, можно вкладывать в различные банковские операции. Даже на год, через год можно получить проценты больше, чем чисто накопительные (мужчина, 40 лет);
  • Вкладывая, надо работать головой, внимательно следить за этим. На сегодняшний день это нефть, газ, электроэнергия (мужчина, 48 лет).

Работа в крупных компаниях с пенсионными фондами

  • Работаю в нефтяной компании, у нее хорошее отношение к пенсионерам (мужчина, 40 лет);
  • Газпром — это государство в государстве. Моя родственница получит, кроме государственной, пенсию Газпрома, и уже обеспечена (мужчина, 48 лет).

Общие выводы

  • Сегодня в России не существует инструментов для долгосрочных накоплений, воспринимаемых людьми как надежные. Единственным исключением является недвижимость, под которой понимается исключительно городское жилье.
  • Средний класс ориентирован на приобретение недвижимости за границей.
  • Население готово инвестировать в российское городское жилье, но, как правило, не располагает необходимыми средствами, приобретает его по наследству (или не приобретает вовсе).
  • У респондентов нет доверия к услугам, предоставляемым организациями финансового сектора, в части создания долгосрочных накоплений и получения прибыли.
  • У большинства населения нет уверенности в собственном финансовом благополучии в будущем, поэтому многие живут одним днем, не строя долгосрочных планов.
  • Краткосрочные накопления населения в большинстве случаев невелики и составляют около 100 тыс. рублей, при этом большие суммы (500 тыс. рублей и больше) имеются лишь у немногих.

Сергей Белановский
К публикации подготовила Наталья Гетьман

24 марта, 2010 г.