• A
  • A
  • A
  • АБB
  • АБB
  • АБB
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

СРО — первый опыт

С нынешнего года лицензии в строительстве отменены — отрасль перешла к саморегулированию. Начальные итоги этой реформы не слишком радуют, однако эксперты и участники рынка надеются на постепенную отладку института

Хотели как лучше

Российская строительная отрасль перешла на саморегулирование с 1 января 2010 г. Сама по себе идея перехода к СРО в строительстве — хороша, однако ее грамотной реализации мешает отсутствие механизмов «неденежного» отбора участников СРО, отмечалось на Общероссийском форуме «Инфраструктурные проекты России: сложные условия — новые возможности».

С отменой лицензирования функции по контролю за качеством и безопасностью строительных работ возлагаются на участников рынка. В теории, саморегулируемые организации (СРО) должны лучше гарантировать безопасность в отрасли за счет перехода на страховые механизмы и создания компенсационных фондов. Более того, предполагалось, что отмена лицензирования уберет избыточные барьеры входа на рынок для малых и средних предприятий. Однако на деле стартовавшая система СРО действует пока обратным образом.

Изначально для перехода к СРО строителям был дан год:  лицензии прекратили выдавать с 1 января 2009 г., а срок действия ранее выданных ограничили началом 2010 г. Этого времени бизнесу явно не хватило — по данным «ОПОРЫ России», из 140 тыс. строительных компаний за год успели вступить в СРО только около 50 тыс. Остальные, а это почти 70%, фактически работают нелегально. Чтобы вступить в СРО, компании сейчас нужно заплатить 300–600 тыс. руб. взноса, что примерно соответствует величине годовой прибыли средней строительной организации.

В итоге, вместо создания реальной конкуренции на рынке, получилась обратная ситуация — крупные компании, для которых взнос заоблачной суммой не является, фактически создали монополию и самостоятельно устанавливают величину барьера входа. Закон не видит разницы между крупными подрядчиками и малым бизнесом, которому вступление в СРО оказывается, в большинстве случаев, не по карману.

Внедрение института СРО, что в теории выглядело как борьба с коррупцией и административным прессингом, в отдельных регионах, наоборот, послужило разрастанию коррупции. По словам президента «ОПОРЫ» Сергея Борисова, СРО стали создаваться не только объединениями предпринимателей, но и отраслевыми чиновниками, которые стараются сделать членство в своих СРО обязательными для участников рынка.

Фонды есть, качества нет

Страхование ответственности, компенсационные фонды на случай причинения ущерба — это, безусловно, важные механизмы обеспечения безопасности, но здесь не хватает третьего элемента — профессионализма. Без последнего система СРО никогда не сможет реально обеспечивать безопасность, считает Михаил Богданов, президент Координационного совета Ассоциации «Инженерные изыскания в строительстве». Ассоциация на сегодняшний день объединяет больше тысячи организаций инженерных изыскателей. И это, по мнению ее президента, слишком много. В таких условиях ни одна СРО не в состоянии обеспечить качество. Основная проблема нынешнего саморегулирования в том, что это саморегулирование юридических лиц, а не профессионалов. Юридическое лицо по природе своей не обладает ни профессионализмом, ни возможностью получать образование и совершенствоваться. В итоге возможна ситуация, что на момент вступления в СРО фирма «пролезла» в формальные требования по числу профессионалов, но потом эти самые профессионалы организацию покидают. Однако юрлицо обладает бессрочным допуском на рынок и выгонять его из СРО за отсутствие компетентных сотрудников никто уже не будет. В таких условия сама СРО, конечно, может ответить рублем за проступки или вред, нанесенный организациями-участницами, но реально гарантировать безопасность можно только регулируя деятельность профессионалов, а не юридических лиц, уверен Богданов.

Отмена лицензирования не привела к снижению административной нагрузки. Дело здесь не в одних пресловутых взносах в фонды, но также и в стоимости координирования решений и взаимодействия со своей СРО, необходимостью содержать ее аппарат. Еще один интересный момент — госкорпорации и монополии перешли к ведомственному саморегулированию. Они создали свои собственные СРО, перекрыв допуск к своим заказам и объектам тем организациям, которые в их СРО не входят. В итоге, организациям приходится вступать сразу в несколько СРО, если они хотят работать на несколько ведомств, что в корне неправильно, считает Богданов.

Илья Пономарев, директор Департамента регулирования градостроительной деятельности Министерства регионального развития, согласен, что институт СРО в нашей стране далек от совершенства, что неудивительно, принимая во внимание столь короткое время его функционирования. Главное, что, по его мнению, нужно сделать на нынешнем этапе — «зачистить» ряды СРО от бывших чиновников, фактически возрождающих под вывеской СРО ныне упраздненные Федеральные лицензионные центры. Все остальное отстроится со временем, и в конечном счете СРО станут тем самым центром компетенции, который должен в рамках диалога между государством и отраслью сформировать эффективные правила игры.

Анастасия Астахова

22 марта, 2010 г.