• A
  • A
  • A
  • АБB
  • АБB
  • АБB
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Не отстать в гонке энергосбережения

Россия вынуждена будет вкладываться в меры по предотвращению изменения климата, чтобы соответствовать мировым экономическим тенденциям и не отстать технологически, уверен Александр Аверченков, советник Российского офиса Программы развития ООН

Свой взгляд он изложил на диспуте АНЦЭА «Экономика и климат: вызовы для России и мира»

Копенгаген: сухой остаток

В фокусе Копенгагенской конференции, подчеркнул Аверченков, были не столько проблемы изменения климата, сколько вопросы долгосрочного мирового развития. Обсуждалась новая экономическая и геополитическая архитектура мира через 30–50–100 лет, и как к ней идти. Переход мира к низкоуглеродному развитию, основанный на новой энергетике, возобновляемых источниках энергии, новых технологиях неизбежен. Основной вопрос — с какой скоростью он будет происходить, кто за это должен и готов платить? Это — не экологическая или  климатическая проблема , и ее решение обусловлено необходимостью  изменений в области мировой  экономики, финансов, торговли, развития энергетики и промышленности. Именно масштабность возможных социально-экономических последствий затрудняет переговоры  о новом климатическом режиме. И большой вопрос, удастся ли выйти на новое соглашение в ближайшее время.

В подготовленное в ходе конференции главами государств и правительств «Копенгагенское Соглашение»  вошли важные положения:

  1. Признана необходимость не допустить прироста температуры более чем на 2 градуса. Тем самым на политическом уровне фактически сняты вопросы по поводу опасности климатических изменений и является ли антропогенное воздействие ключевым фактором.
  2. Развитые страны обещали предоставить $30 млрд в ближайшие 3 года, чтобы можно было начать существенные меры по снижению выбросов и по адаптации к последствиям в развивающихся странах. Они также пообещали довести сумму до $100 млрд. в год к 2020-му году. Это очень амбиционное намерение (сегодня вся международная помощь, выделяемая развивающемуся миру, составляет $100–150 млрд).
  3. Приняты институциональные изменения — будет создан Копенгагенский Зеленый Климатический фонд, через который эти новые средства будут доводиться ло получателей. Здесь развивающиеся страны одержали определенную победу, т.к. они были категорически против того, чтобы «климатическая» помощь шла через традиционные институты. Новая структура нужна, чтобы развивающиеся страны имели равные права по контролю и принятию решений.
  4. Решено создать Группу высокого уровня для мониторинга выполнения финансовых обязательств.
  5. Утвержден технологический механизм с целью ускорения разработки и передачи прогрессивных технологий развивающимся странам.

В документ также было включено  положение о возможном пересмотре к 2015-му г. количественного индикатора цели климатического режима, ограничения роста температуры с 2 градусов до 1,5, на чем настаивали развивающиеся страны, в первую очередь — островные государства, а также государства Южной и Юго-Восточной Азии.

Перспективы нового пост-Киотского соглашения

Мало кто возьмется сейчас прогнозировать, когда и в какой форме новое соглашение о климатическом режиме будет принято: сейчас слишком много расхождений в позициях. По-видимому, пока США и Китай между собою не договорятся, никакого нового соглашения не будет вообще. Китай считает, что Киотский протокол, по которому страны развитые имеют обязательства, а страны развивающиеся не имеют, должен действовать  и дальше — второй период, третий и т.д. США, как и большинство развитых стран, считают, что без участия развивающихся стран усилия по предотвращению изменения климата не будут иметь должного эффекта. Они предлагают новое соглашение, в котором обязательства будут возложены и на страны развивающиеся.

Скорее всего, придется платить и странам развивающимся, но развитым все-таки больше. Развивающиеся страны должны участвовать в процессе просто потому, что уже сегодня отвечают за более чем 50% выбросов СО2; через 10–5 лет, учитывая темпы и масштабы роста сегодняшнего Китая, кумулятивно он внесет больше антропогенного воздействия на экосистему, чем США и развитые страны вместе взятые. Развивающиеся страны должны на себя брать ответственность, иначе ресурсов экосистемы Земли просто не хватит.

В политическом истеблишменте развитых стран изменения отношения к необходимости радикального увеличения объемов международной помощи также еще не произошло: они готовы менять экономику у себя в странах, они готовы перестраивать бизнес, но пока не готовы платить в Китае, или Индии, или Бразилии за новые технологии.

О климатических изменениях

Более 95% ученых, профессионально работающих в этой области,  не подвергают сомнению происходящие изменения и существенный вклад человека в эти процессы. В мировом сообществе консенсус относительно причин и опасности климатических изменений в целом достигнут, констатировал Аверченков. Это подтверждается Докладом межправительственной группы экспертов по изменению климата (2007 г.), Докладом ПРООН о человеческом развитии 2007/2008: Борьба с изменениями климата в разделенном мире, Докладом Всемирного банка о мировом развитии 2010: Развитие и изменение климата. Речь идет не столько о потеплении, сколько об изменении и разбалансированности глобальной климатической системы, что более опасно, т.к. влияет на разные аспекты жизнедеятельности человека, на развитие экономики и общества. Это и социальные аспекты, и здоровье, и продовольственная безопасность, и доступ к воде.

Позиция российских ученых принципиально не отличается от взглядов международного научного сообщества. Основной вывод Оценочного доклада об изменениях климата и их последствиях на территории Российской Федерации, подготовленного Росгидрометом на основе исследований академических и отраслевых институтов — изменение климата происходит, и оно серьезно влияет на социально-экономическое развитие России.

График: Глобальное изменение климата

 Глобальное изменение климата

Потепление на 2 градуса Цельсия — это тот предел, за которым изменения становятся трудно прогнозируемыми и очень дорогими. До 2 градусов они считаются более-менее не катастрофическими. Согласно Докладу Всемирного банка о мировом развитии, изменения в 3–4 градуса к концу века будут стоить миру 5% ВВП. Сейчас, чтобы предотвратить такие изменения, нужно потратить 1% мирового ВВП.

Участие в борьбе с климатическими изменениями наверняка будет влиять на конкурентоспособность стран и секторов экономики. Например, в США подготовлен законопроект, предусматривающий таможенные заградительные барьеры на продукцию, поставляемую странами, где нет строго климатического регулирования. Возникает угроза, что металл, поставляемый из Украины или России, если он не произведен на аналогичном американскому по энергоэффективности производстве, будет облагаться дополнительными пошлинами.

Финансовые механизмы

Финансовое содействие развивающимся странам в области предотвращения и адаптации к изменениям климата ИК — необходимый атрибут мировой экономики 21 века. Его объемы будут увеличиваться, инструменты будут становиться все более изощренными, инновационными. Формируется новая международная финансово-эколого-экономическая  архитектура перехода к низкоуглеродному развитию : глобальные межгосударственные фонды, углеродные рынки.

Состояние углеродных рынков, 2008 г. (Механизм чистого развития, Проекты совместного осуществления, Целевые экологические инвестиции)

Состояние углеродных рынков, 2008 г. (Механизм чистого развития, Проекты совместного осуществления, Целевые экологические инвестиции)

Ожидается дальнейшее развитие механизмов торговли правами на выбросы, и не обязательно в рамках Киотского протокола: потенциал национальных и региональных рынков сегодня более важен и значим. Если в США будет принят Акт о климатической и энергетической безопасности, то объем их внутреннего рынка превысит европейский. Над национальными системами торговли работают Япония, Австралия, Новая Зеландия, даже Китай рассматривает введение у себя внутренней торговли на выбросы. Вклад частного бизнеса в этот новый сектор мировой экономики оценивается в 60%.

Таким образом формируется система рынков с целью давления на собственный бизнес, и эти рынки гармонизируются, сегодня — через киотские механизмы, но и в будущем, если не будет нового соглашения, эти рынки будут связаны между собой.

Россия: первые шаги

Президент Д.А.Медведев объявил параметры российского вклада  в достижение среднесрочной цели по ограничению выбросов парниковых газов, основанные на установленных целях повышения энергоэффективности экономики. Но они не имеют прямого отношения к новому климатическому режиму, мотивы российского Правительства лежат в экономической плоскости — без широкомасштабного энергосбережения могут возникнуть трудности с поставками газа и нефти на экспорт, являющимися основными источниками доходов бюджета. Участие в международных усилиях по предотвращению климатических изменений содействует политике энергосбережения, и в этом смысле, выгодно России. Россия может получить очень серьезные экономические и политические дивиденды от участия в углеродных рынках. По схеме «зеленых инвестиций» страны могут продавать часть своей национальной квоты. Избыток российской квоты может составить порядка 8 млрд тонн СО2. Если считать по $10, то это порядка $70–80 млрд — резерв, который имеет Россия, если бы продолжался Киотский протокол и удалось бы перенести всё на следующий период. Но эти деньги должны быть реинвестированы в экологические проекты. Сегодня такие схемы активно развиваются в Польше, Венгрии, Чехии, Латвии, Эстонии, Румынии, Болгарии.

Однако у нас движение идет черепашьими темпами. Только в этом году принято государственное решение о процедуре утверждения проектов совместного осуществления (ПСО). А их можно было реализовывать с 2005–2006 гг., с 2008-го можно было засчитывать сокращения выбросов. Мы же только-только начинаем рассматривать соответствующие проекты.

У ПСО есть четкие жесткие правила, установленные в рамках Киотоского Протокола и международных органов. Но Правительство России посчитало, что нужно проверять их на соответствие дополнительным критериям и  отсеивать не очень хорошие проекты.

Сбербанк объявил первый тендер по проектам сокращения выбросов, на 30 млн тонн. Можно предположить, что всего будет несколько тендеров. Думаю, что в первом победят крупные компании (Роснефть, Лукойл, Газпром, энергетические компании). Они не самые бедные, но они самые влиятельные, и у них есть проекты. Потом очередь дойдет до остальных. В условиях инвестиционного кризиса, а еще и институциональной неопределенности, новые проекты ПСО вряд ли появятся.

Сбербанк также разрабатывает схему «зеленых инвестиций», которая выглядит перспективно — не просто продать часть квоты, и вырученные деньги раздать в качестве субсидий, а смешать их с кредитными ресурсами. Он предлагает сделать кредиты более длинными, дешевыми, привлекательными. Идея неплохая, но есть две проблемы: первая — насколько есть спрос на такие деньги, особенно в области экологии, т.е. там, где нужны четкие климатические эффекты; вторая — будет ли спрос на российскую квоту? В условиях кризиса и сокращения выбросов международный спрос на квоты падает, а предложение со стороны стран Восточной Европы растет. Будет ли разрешен перенос неиспользованного резерва квоты на пост-Киотский период, никто пока не знает. В целом, запуск эффективных механизмов льготного финансирования энергосберегающих мероприятий, основанных на торговле правами на выбросы парниковых, может явиться необходимым инструментом реализации курса на повышения энергоэффективности российской экономики.

Подготовила Юлия Литвинова

"КЛИМАТИЧЕСКИЙ САММИТ В КОПЕНГАГЕНЕ: НОВЫЕ ВЫЗОВЫ И СТАРЫЕ ПОДХОДЫ" Презентация к выступлению А. Аверченкова 

19 марта, 2010 г.