• A
  • A
  • A
  • АБB
  • АБB
  • АБB
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

В развитие девелопментологии

Книга страноведа Андрея Трейвиша о закономерностях развития России и о самой науке о развитии

Трейвиш А.И. Город, район, страна и мир. Развитие России глазами страноведа. М.: Новый хронограф, 2009. Тираж 1000 экз. — 372 с.

Эта книга принадлежит перу российского географа-страноведа, ведущего научного сотрудника Института географии РАН, исследователя социо-экономической эволюции России, ее городов и регионов на фоне других стран. Как указывает сам автор, эта книга — о развитии и развитиеведении, полимасштабности, больших странах, системах и пирамидах районов. О способности пространств России лимитировать масштаб и скорость развития, которые вечно недооценивают реформаторы и модернизаторы, мобилизующие страну ради рывков, разных по удачности и гуманности.

Автор отмечает слабость прогностической базы общей девелопментологии. Этой науке о развитии нужны типологии и схемы именно развития, его факторов, механизмов, скоростей, траекторий, масштабов. Таких схем мало, работу тормозят фундаментальные разногласия по поводу характера исторического развития человечества.

Написанная научным языком, с капитальным научным аппаратом, снабженная массивом ссылок, графиков и карт, книга одновременно необыкновенно обаятельна, исповедальная, очень искренняя по тону. Временно припавший к географии, прочитав ее, уходит, пополненный чужим столетним сравнительным опытом, или как минимум одной качественной исследовательской жизнью, прибавив ее к своему багажу задарма.

«Моя инерционность граничит с консерватизмом, новые неожиданные идеи даются с трудом. По крайней мере, я всегда пытаюсь проверить их цифрами, расчетами, картами. Потому и в книге их так много, — пишет автор. — Люблю замысловатые, старые уже методы и картовычислительные модели вроде гравитационных и центрографических. Они безумно трудоемки. Вот и привожу иногда давние образцы своих опытов, поскольку не в силах повторить их на свежем материале». И границы стран, пока человек сидел и чертил, поломались, и жизнь у человека только одна.

Исследователь опускает руки: из-за поворота, вдруг, новоявленные геополитические реалии указали ему предел. Ученый сделал шаг вперед и провалился. Больше всего провал почувствовали, конечно же, именно страноведы, социогеографы. Те, кто собирался в научную экспедицию, пошли и сдали билеты. Географ прав, когда замечает, что непостоянна сама исследуемая территория, но не до такой же степени!

В теле книги как бы кровоточащая рана — и она сочится на самом функциональном органе — русской гардарике (стране городов) — много веков пользуемой сети нитей и завязанных на них узлов и узелков — от моря до моря, из варяг в греки. Да что там греки, как страноведу увязать реалии, коль наутро сам Киев не мать городов русских. А где вдруг, через что и зачем пролегла граница, никто мотивировать не способен. На сколько районов теперь оно делится и на сколько — никак? Как открыть-закрыть страну в два счета?

Архипелаг городов в океане периферии

Чтобы читатель почувствовал сочность книги, приведем из нее небольшой фрагмент:

«В районах, регионах и отдельных ареалах России особую роль играют города (или их отсутствие). Пространство и город-центр, растущий на внешних связях, неразрывны, только их единство бывает односторонним — более выгодным центрам. В идеале центр развивает подшефную периферию всех масштабов, а в жизни городское и региональное развитие нередко асинхронны и конфликтны.

Города, особенно крупные, — социально-географическая элита страны. Эгоизм и отрыв от провинций, тяга к равным себе дома и за рубежом часто делают их городами-иностранцами, очагами культурных псевдоморфоз. Зато они сохраняют каналы связи с миром, импульсы развития. Сеть этих опорных баз задает его масштабы. Поэтому Россия — архипелаг редких центров в океане периферии, которую без них и не развить. Состояние городов, как показали выполненные оценки, в свою очередь, связано с общим состоянием страны. И наоборот: «здоровье» городов определяет состояние России.

Считая себя специалистом по географии демо-экономического развития, его территориальным формам, но не знатоком форм политических, институциональных, я все же рискну заявить, что полимасштабность — это управленческая и информационная суперпроблема России. Принять грамотное конкретное решение в масштабе макрорайона и региона, не доходя до уровня низового района, поселения, обычно нельзя. Между тем, для «федералов» слишком детален даже региональный масштаб, почему (отчасти) они и пытаются укрупнять субъекты РФ. А ведь масштабы пространства как такового взыскуют не менее детальной и общедоступной статистики, чем, например, в США — по дробным административным ячейкам, функциональным районам, реальным хозяйственным узлам и агломерациям, «бассейнам» суточной жизнедеятельности. Однако неувязка с масштабом муниципального содержания, включая бюджетное, и с традициями «неинформационного» общества делают этот запрос довольно утопичным».

Теперь устраивается много мозговых штурмов на самых авторитетных площадках в поиске ответов на новые исторические вызовы, идет поиск параметров инновационно-технической политики, и именно городская агломерация называется наиболее подходящим для инноваций местом. Но не всякая. Составляются прогнозы, как могла бы выглядеть территория, какая оголится, какая возродится. И книга Андрея Трейвиша могла бы вполне попасть в портфель тех, кто ищет ответы и принимает решения, по крайней мере, в качестве сопромата, и жаль, что ее тираж был ничтожно мал.

Наталья Гетьман

17 марта, 2010 г.