• A
  • A
  • A
  • АБB
  • АБB
  • АБB
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

2009 год: итоги и оценки

Завершен второй кризисный для России год – 2009-й. Министерство экономического развития представило его макроэкономические итоги, а Центр макроэкономического анализа и краткосрочного прогнозирования (ЦМАКП) — экспертную оценку процессов, проходивших в экономике в минувшем году

В прошедшем году Россия, несмотря на сложную ситуацию в первом квартале, начала постепенно выходить из кризиса. В первом полугодии наблюдались существенный спад в промышленности и сокращение инвестиционной активности, спровоцированные ухудшением внешнеэкономической конъюнктуры, оттоком капитала, образованием кредитных тромбов, считают в ЦМАКП. В оценке основных макроэкономических итогов года ЦМАКП и МЭР единодушны. По итогам первых шести месяцев года ВВП страны упал на 10,4%. Однако к середине 2009 г. экономический спад в России приостановился — с июня наблюдается помесячный рост ВВП, что позволило сократить отрицательный прирост ВВП за год до 7,9% (в 2008 г. ВВП вырос на 5,6%). Помимо внешних факторов, спад ВВП в 2009 г. связан, в значительной степени, с обвалом инвестиционного спроса внутри страны. Инвестиции в основной капитал сократились на 17,0% (см. Рисунок 1).

Рисунок 1.

Основные показатели развития российской экономики в 2009 г. (темпы прироста)

Источник: ЦМАКП

По данным МЭР, промышленное производство за год упало на 10,8%  к уровню прошлого года. До кризиса приток нефтяных доходов и кредитный бум в стране разгоняли внутренний спрос, и он, в свою очередь,  подстегивал экономический рост, объясняют в ЦМАКП. На фазе спада в 2009 г. самые большие потери понесли именно инвестиционно-ориентированные сектора — производство транспортных средств, электрооборудования, машин (см. Рисунок 2).

Рисунок 2.

Падение промпроизводства по секторам (по итогам 2009 г.)

Источник: МЭР

Восстановительный рост, наметившийся, по мнению МЭР, уже к концу первого квартала, был обусловлен стабилизацией на внешних рынках и ростом объемов экспорта. Локомотивами промвосстановления стали все те же экспортеры сырья (металлы, химия, древесина и нефтопродукты).

Восстановительный рост, наметившийся, по мнению МЭР, уже к концу первого квартала, был обусловлен стабилизацией на внешних рынках и ростом объемов экспорта. Локомотивами промвосстановления стали все те же экспортеры сырья (металлы, химия, древесина и нефтопродукты).

Промпроизводство вышло на положительную динамику уже в начале лета (отрицательный рост фиксировали только в октябре и декабре). По данным МЭР, в III квартале рост составил 2,8% (в обрабатывающих производствах 5,1%), в IV квартале рост 1,5% (в обрабатывающих производствах 0,2 процента).

Бизнес без средств

Финансовый сектор — ключевой мультипликатор воздействия кризиса на экономику, отмечают авторы доклада ЦМАКП «Итоги 2009 г. и прогноз экономического развития на долгосрочную перспективу». Нынешний кризис показал, что относительно небольшие колебания ликвидности способны вызывать рост плохих долгов, проблемы расчетов между предпритиями. Это, в свою очередь, заставляет производителей уходить в ликвидность через сокращение производственных запасов и уменьшение спроса по всем технологическим цепочкам. Отсюда — столь сильное падение промпроизводства в большинстве обрабатывающих отраслей (см. Рисунок 3).

Рисунок 3.

Динамика основных показателей в промышленности в 2009 г. (темпы роста)

* оценка рентабельности и долговой нагрузки — по данным за январь-сентябрь, численности занятых — январь-ноябрь

Источник: ЦМАКП

Падение поступлений от внешней торговли и рост реальной зарплаты вызвало в начале года шоковое снижение доходности бизнеса, пишут авторы доклада ЦМАКП. Соотношение убытка к затратам было наиболее высоким в перерабатывающих секторах: 22% — в производстве транспортных средств, 12% — в производстве стройматериалов, 8% — в металлургии (см. Рисунок 4).

Рисунок 4.

Уровень рентабельности в первом квартале 2009 г. (прибыль к затратам)

Источник: ЦМАКП

Вдобавок предприятия испытывали серьезные сложности с финансами — кредиты были либо полностью недоступны из-за нежелания банковского сектора принимать дополнительные риски, либо стоили слишком дорого. На пике кризиса (в январе-феврале) реальный сектор получал кредиты в среднем под 17%. Бизнес был вынужден сокращать издержки — программы экономии охватили до 90% российских компаний. В первую очередь урезались инвестиционные программы, фонды оплаты труда, снижались расходы на развитие, включая НИОКР.

В итоге, бизнесу удалось адаптироваться к новой ситуации, но это подорвало возможности восстановления устойчивого экономического роста в среднесрочной перспективе, считают в ЦМАКП.

Начало прошлого года стало моментом «перелома»: падение внутреннего спроса резко сократило объем импорта — в первом квартале его объем упал более чем на треть по сравнению с 2008 г. Одновременно на рынке нефтяных цен началась стабилизация, что вывело сальдо текущих операций страны в положительную зону. Дополнительный задел прочности создала и 25%-ная девальвация рубля, отмечается в докладе ЦМАКП. Крупным банкам удалось сбалансировать объемы валютных активов и пассивов, снизить потребность в валюте для обеспечения платежеспособности. ЦБ смог удержать рубль в границах установленного технического корридора корзины валют — 41 руб. Все это вкупе изменило девальвационные ожидания на рынке, и отток капитала прекратился. По данным МЭР, чистый отток капитала из частного сектора в 2009 г. составил 52 млрд долл. США. Причем, если в январе отток составил 24 млрд долл, то в феврале он упал до 2 млрд. В последнем квартале года в российскую экономику, наоборот, пришло 12 млрд долл из-за рубежа. Значительную часть притока иностранного капитала составляет спекулятивный капитал, что увеличивает риск надувания новых пузырей на фондовом рынке.

Стабилизация рубля привела к поиску российскими инвесторами новых сфер доходного размещения свободных средств, а высокие кредитные риски препятствовали вовлечению этих средств в кредитование реального сектора. Относительная стабильность курса рубля при высоком дифференциале ставок сделала привлекательным рынок рублевых государственных обязательств для спекулятивных внешних инвесторов, пишут авторы доклада ЦМАКП.

Нет «плохому банку»

Из-за роста просроченной задолженности в финансовом секторе возникли риски падения качества банковских активов и роста корпоративных банкротств. (См. Рисунок 5.) В ряде развитых стран эту проблему решили за счет создания «плохого банка», куда перевели все низкокачественные активы. Однако Банк России на это не пошел. Проблему решали следующим образом: через субординированные кредиты ВЭБа (1,1 трлн руб.) в капиталы коммерческих банков внесли дополнительные средства. Также было решено смягчить надзорные требования к классификации ссуд. С одной стороны, это позволило банкам пролонгировать кредиты заемщикам, с другой — это «приукрасило» качество активов и замаскировало реальное положение дел. Более того, ЦБ фактически отказался заниматься реальной реструктуризацией долга и стимулированием заемщиков к финансовому оздоровлению.

Рисунок 5.

Кредиты нефинансовому сектору. Доля просроченной задолженности

Кредиты населению. Доля просроченной задолженности

Источник: МЭР

Банк России попытался стимулировать рост кредитования через предоставление кредитов системообразующим и стратегическим предприятиям и снижение ставки рефинансирования. Но уменьшение ставки рефинансирования было нивелировано ростом «премии за риск», включаемой банками в ставку по кредитам. Если в начале года бизнес получал кредиты в среднем под 17%, то потом этот уровень стабилизировался на уровне 15–16%, что немногим ниже.

Однако в конце 2009 г. появились признаки улучшения ситуации на кредитном рынке. В декабре впервые с начала кризиса уменьшился объем просроченной задолженности предприятий по банковским кредитам. Более того, доля предприятий, имеющих нормальный доступ к кредиту, согласно опросам ИЭПП, превысила половину (в декабре 2009 г. — 54%, в декабре 2008 г. — 17%).

Зарплаты падают, доходы растут

Сложности, возникшие у бизнеса, привели к существенному росту уровня безработицы в стране — до 8,4% по итогам года, что на 2 п.п. выше уровня 2008 г. При этом, по данным МЭР, реальная зарплата снизилась на 2,8%. Эти изменения оказали давление на реальные доходы населения, но значительный рост реальных пенсий (на 10,7% по сравнению с 2008 г.) и повышение зарплат бюджетников не позволили динамике доходов уйти в отрицательную зону. По итогам года реальные доходы населения выросли на 1,9%.

Однако рост доходов не оказал стимулирующего воздействия на спрос — оборот розничной торговли снизился на 5,5%, внутренний конечный спрос упал на 9,9%. Населению приходилось рассчитываться по взятым в период кредитного «бума» ссудам. А негативные ожидания по безработице подстегнули рост сбережений.

Сокращение спроса явилось одной из причин снижения темпов инфляции — возросшая конкуренция за потребителя побудила торговые сети снижать цены.

Во II полугодии снижению инфляции способствовало укрепление курса рубля, особенно в IV квартале, которое в сочетании с падением мировых и внутренних цен на зерно и другие продукты привело к удешевлению продовольственного импорта и сельхозтоваров. В итоге, по подсчетам Центра макроэкономических исследований Сбербанка, инфляция в 2009 г. замедлилась в полтора раза по сравнению с 2008 г., и составила в среднем за год 11,7%, при этом в декабре минувшего года цены были лишь 8,8% выше, чем в декабре 2008 г.

Бюджетные ножницы

Для российского бюджета 2009 г. стал по-настоящему сложным — устойчивый профицит (4,1% ВВП в 2008 г. по данным Минфина) сменился глубоким дефицитом (6% ВВП).

Доходы бюджета в прошедшем году резко упали из-за обвала нефтегазовых поступлений, а расходы — неэластичны к ВВП, более того, их пришлось увеличивать из-за роста соцрасходов  и реализации антикризисных мер.

В будущем, если цены на нефть будут расти, баланс бюджетной системы начнет восстанавливаться, что даст время и финансовые ресурсы для диверсификации экономики, считают авторы доклада ЦМАКП.

Если же нефтяные цены долго будут умеренными или низкими, в среднесрочной перспективе расходы бюджета придется финансировать из накопленных фондов и за счет наращивания госдолга. Однако долго так продолжаться не может — в конечном счете создание сбалансированной бюджетной системы необходимо. Перед правительством встанет непростая задача снижения расходов и наращивания доходов. Простые решения в этой связи могут оказаться опасными — повышение налогов на бизнес приведет к потере его конкурентоспособности и отпугнет иностранные инвестиции, уверены в ЦМАКП. Но еще более трудным видится проблема снижения расходов, поскольку большую их часть составляют неснижаемые социальные обязательства. Формально урезать можно расходы на развитие инфраструктуры и модернизацию, но негативные последствия такого шага представить нетрудно.

Как бы то ни было, в 2009 г. Правительству и ЦБ удалось купировать ряд негативных процессов. В частности, «долговой кризис» не перерос в общесистемный кризис, связанный с банкротствами по цепочкам межхозяйственных расчетов. Более того, удалось не допустить развертывания кризиса неплатежей в экономике, и провала поступлений НДС, сохранив в целом устойчивость федерального бюджета, отмечается в докладе ЦМАКП.

Анастасия Астахова

16 марта, 2010 г.