• A
  • A
  • A
  • АБB
  • АБB
  • АБB
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Бизнес и дефициты

Впервые за несколько лет Россия столкнулась с проблемой бюджетного дефицита. Об источниках покрытия дефицитов госбюджета и пенсионной системы — акцизах, налогах на недвижимость, дивидендной политике для госсобственности — говорили 12 марта на заседании Генерального совета Общероссийской общественной организации «Деловая Россия»

Налоговая система — это тонкий механизм, который может быть использован как для стимулирования модернизации и инновационного развития экономики, так и послужить фактором, усиливающим сырьевую зависимость. Проблема бюджетного дефицита, поставила перед правительством задачу увеличения налоговых поступлений особенно остро. Однако для покрытия дефицита бюджета и пенсионной системы можно найти другие источники, помимо повышения налогов на бизнес уверен Президент «Деловой России» Евгений Юрьев, представивший экспертные разработки общественной организации по альтернативным источниками доходов бюджета и пенсионной системы.

Реальная угроза

Налоги на заработную плату, прибыль и добавленную стоимость являются, по сути, налогами на инновации и эффективность. Пресловутый «налог на заработную плату» — ЕСН — с 2010 г. заменен страховыми взносами в Пенсионный фонд, фонды социального и медицинского страхования. При этом ранее запланированное увеличение ставки с 26% до 34% по просьбе бизнеса отложено до 1 января 2011 г. По оценке Минздравсоцразвития, от повышения страховых выплат в 2011 г. можно будет дополнительно получить порядка 988 млрд руб., в 2012 г. — 1 трлн 181 млрд руб. Однако повышение ставок негативно скажется на положении реального сектора, его конкурентоспособности и, вероятно, увеличит объем теневого сектора и уровень безработицы. Понимая это, Минфин предлагал увеличить с 2011 г. страховые взносы для бизнеса не до 34%, а только до 32%, что позволило бы предприятиям ежегодно экономить 230 млрд руб. Сделать это министр финансов Алексей Кудрин предполагал в ущерб поступлений в фонд обязательного медицинского страхования (ФОМС) — вместо запланированных 5,1% в ФОМС можно было бы отчислять лишь 3,1%. Минздравсоцразивия выступает резко против таких изменений, поэтому пока предложение Минфина повисло в воздухе, отметил глава налогового департамента Минфина Илья Трунин.

По оценкам АНХ и ИЭПП, представленным Юрьевым, от повышения взносов в фонды в большей степени пострадают те отрасли, в которых высока доля оплаты труда в структуре затрат и низкая зарплата — образование, здравоохранение, ЖКХ, сельское хозяйство и обрабатывающие производства. Меньше всего реформы ЕСН стоит опасаться добывающим секторам — доля заплат в выручке там меньше 10%. В итоге, под угрозой окажется конкурентоспособность обрабатывающих отраслей, инновационная экономика и постиндустриальные услуги, что вовсе не способствует уходу от сырьевой направленности российской экономики. Более того, повышение взносов может вообще оказаться бессмысленным с фискальной точки зрения, если негативные социально-экономические и структурно-отраслевые эффекты замедлят темпы роста ВВП на 0,5% и более, отмечает Юрьев.

Негативные социальные последствия не заставят себя долго ждать — взнос в 34% будет взиматься только с зарплат до 415 тыс. руб. в год, что автоматически переносит бремя выплат с более обеспеченных работников на малоимущих.

Альтернативы есть

Решение проблемы фактически заложено в Бюджетном послании Президента о бюджетной политике в 2010–2012 гг, считает Юрьев. В частности, в нем говорится о важности неналоговых составляющих доходов бюджета — нужно сформировать экономически обоснованную дивидендную политику. Кроме того, отмечается необходимость серьезного повышения акцизов на табак и алкоголь, введения местного налога на недвижимость, оптимизации системы налогов и таможенных платежей, связанных с добычей и экспортом нефти, увеличения доходов от использования недвижимости. Реализация мер, оглашенных в Бюджетном послании, позволила бы покрыть дефицит пенсионной системы без повышения взносов, уверен Юрьев.

Нынешняя дивидендная политика в отношении нефтедобывающих компаний далека от идеальной. Простой пример: российско-вьетнамское предприятие Вьетсовпетро, добывающее меньше нефти, чем Роснефть, до падения объемов добычи два года назад, выплачивало дивидендов в среднем на 1 млрд долл. Это больше, чем Роснефть, Газпром, РЖД, ФСК и Сбербанк вместе взятые, отметил в своем докладе Юрьев. При этом дивидендный потенциал одной только Роснефти оценивается в 100 млрд руб. ежегодно.

Другой источник покрытия дефицита пенсионной системы — повышение акцизов — может дать до 300 млрд руб. в год с табачных изделий и до 80 млрд руб. с алкоголя. На такие цифры удастся выйти, если повысить ставки до уровня беднейших стран ЕС — Румынии и Болгарии. В России сигареты и алкоголь, несмотря на существенное повышение акцизов в последние годы, по-прежнему неприлично дешевы, считает Юрьев.

Законодательно установлено, что акциз на слабоалькогольные напитки, спиртосодержащую продукцию и вино в ближайшие годы будет индексироваться на 30%, на пиво — на 50%. Существенно вырастут и акцизы на табак, напомнил Трунин. Однако такое изменения видится экспертам «Деловой России» недостаточным, ведь речь идет не только о дополнительных поступлениях, но и о здоровье населения.

Еще один альтернативный источник — доходы от использования недвижимости. Сейчас арендная плата за использование государственных земель установлена в размере 2,5% от кадастровой стоимости, что более чем в 3 раза ниже инфляции и ставки рефинансирования, сетует Юрьев. В бюджеты различных уровней от арендной платы поступает не менее 200 млрд руб. Если увеличить арендную ставку кратно темпам инфляции, доходы увеличатся во столько же раз.

Важно разобраться и с налогом на недвижимость — сейчас доходы от налога на имущество физлиц составляют чуть больше 14 млрд руб., что даже ниже затрат на его администрирование. Если ввести расчет налога в зависимости от рыночной стоимости недвижимости, даже освободив от его уплаты социально незащищенные слои населения, можно получить дополнительно до 100 млрд руб.

Отдельная тема — тонкая наладка системы налогов и таможенных платежей, связанных с добычей и экспортом нефти и нефтепродуктов. Для сравнения, в Норвегии, где нефти добывается почти в 4 раза меньше, чем в России, бюджет получает 57 долл. с каждого барреля, в России — 47 долл. (данные за 2008 г.). Разница между потенциальным объемом изъятия ренты и ее фактическим объемом в России в 2008 г. составляла более 1 трлн руб., поделился расчетами Юрьев.

С этим не согласен Трунин — в правительстве считают существующую систему НДПИ на нефть наиболее эффективной и повышать ставки пока не планируют. Однако уровень налоговой нагрузки в газовом секторе чересчур низок, отметил Трунин. Минфин предлагает с 2011 г. увеличить НДПИ на газ с последующей ежегодной индексацией в соответствии с динамикой внутренних цен на голубое топливо, но на уровне правительства таких решений пока не принято.

По данным Юрьева, прирост налоговых поступлений в результате индексации ставки НДПИ на природный газ мог бы составить 71,5 млрд руб. (индексация в соответствии с ростом цена на внутреннем рынке) или 50,6 млрд руб. (индексация в соответствии с инфляцией).

Реализация мер, предлагаемых «Деловой Россией» и соответствующих направлениям Бюджетного послания, позволит дополнительно увеличить доходы бюджеты всех уровней ориентировочно на 3 трлн руб. против 1 трлн, который ожидают получить от повышения ставок в 2011 г., подытожил президент «Деловой России».

Как бы то ни было, ставки взносов в социальные фонды, пришедшие на смену ЕСН, будут увеличены. Чтобы избежать негативных последствий для инновационного бизнеса, Минфин предлагает сохранить для таких предприятий льготную ставку по страховым платежам в социальные фонды до 2020 г., напомнил Трунин. Льготная ставка может составить 14% от фонда оплаты труда.

Анастасия Астахова

15 марта, 2010 г.