• A
  • A
  • A
  • АБB
  • АБB
  • АБB
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Кто в МВФ главный

Два года назад в Международном валютном фонде, под грузом обвинений в ущемлении интересов большинства стран мира в пользу узкой группы государств, началась реформа представительства. Фуад Алескеров, Валерий Калягин и Кирилл Погорельский провели подробный анализ новой системы распределения голосов в руководящих органах МВФ

Результаты исследования они представили 17 февраля в докладе на семинаре «Анализ распределения влияния в МВФ: обзор проблемы» преподавателей кафедры высшей математики факультета экономики ГУ-ВШЭ.

Управление Фондом

Формально главным органом МВФ является Совет управляющих (Board of Governors), в который входят по одному управляющему и его заместителю от каждой страны-члена Фонда (186 государств). Решения Совета управляющих по большинству вопросов принимаются простым большинством голосов (50% + 1 голос), за исключением особо важных проблем, по которым требуется квалифицированное большинство: 70% или 85% голосов. Управляющий от каждой страны голосует всеми предоставленными его стране голосами, единым пакетом.

Совет управляющих собирается на конференции Фонда всего лишь один раз в год, а оперативное управление Фондом осуществляет Исполнительный совет (Executive Board) и директор-распорядитель МВФ (Managing Director). Исполнительный совет состоит из 24 директоров, избираемых сроком на два года. Каждая из пяти стран, имеющих наибольшие квоты голосов — США, Япония, Германия, Франция и Великобритания, — назначают по одному собственному директору в Исполнительный совет. Еще три страны — Китай, Саудовская Аравия и Россия — к настоящему времени также получили в МВФ достаточное количество голосов, чтобы избирать в Исполнительный совет своего директора. Остальные участники Фонда создают объединения, чтобы провести в Исполнительный совет директора от своей коалиции. Директор, избранный от такой коалиции, должен голосовать всеми доверенными ему участниками объединения голосами единым пакетом. Названия таких объединений в докладе преподавателей ГУ-ВШЭ названы по страновой принадлежности директора, избранного в Исполнительный совет от коалиции.

Официально почти все решения Исполнительного совета достигаются по принципу консенсуса. На практике же директора, входящие в Исполнительный совет, часто принимают решения путем голосования. Механизмы при голосовании в Исполнительном совете такие же, как и в Совете управляющих: большинство решений принимается простым большинством.

Влияние при голосовании по вопросу, требующему простого большинства

Страна, объединениеКоличество голосовНормализованный индекс влияния
к (капа), в %%
США 371 743 9,7871
Япония 133 378 5,8876
Германия 130 332 5,7331
Франция 107 635 4,8219
Великобритания 107 635 4,8219
Бельгийское об. 113 969 6,6273
Голландское об. 105 937  6,1207
Мексикано-исп. об.   98 659 5,5770
Итальянское об.   90 968 3,9874
Китай   81 151 3,6352
Канадское об.   80 636 3,6091
Малазийское об.   78 068 4,2191
Австралийское об.   76 311 4,0783
Шведское об.   76 276 4,0363
Египетское об.   70 852 3,8126
Саудовская Аравия   70 105 3,1016
Южно-Афр. об.   66 763 3,5752
Швейцарское об.   61 827 2,7340
Россия   59 704 2,6603
Иранское об.   53 662 2,7463
Бразильское об.   53 634 2,4177
Индийское об.   52 112 2,3363
Аргентинское об.   43 395 2,1835
Центрально-Афр. об.   29 855 1,4909

Источник: Fuad Aleskerov, Valery Kalyagin, Kirill Pogorelskiy (2009).  Distribution of power within the IMF: when does preference mean voice?

Наиболее важные проблемы в Исполнительном совете решаются квалифицированным большинством. К настоящему времени Совет директоров уполномочил Исполнительный совет решать значительное число вопросов самостоятельно.

В исключительном ведении Совета директоров остались только самые ключевые решения. Так, США настояли на том, что пересмотр квот голосов членов МВФ решает только Совет директоров Фонда квалифицированным большинством голосов в 85%.

Преподаватели ГУ-ВШЭ попытались на данный момент проанализировать влияние членов МВФ в Исполнительном совете.

Формирование коалиций в Исполнительном совете МВФ

Ранее влияние членов Фонда рассчитывалось на основе классических индексов Пенроуза и Банцафа, основывающихся исключительно на размере квоты голосов того или иного участника МВФ и его возможности войти в ту или иную механически составленную коалицию.

Российские ученые попытались рассчитать влияние членов МВФ, исходя из их предпочтений по вступлению в коалиции. Это особенно важно для стран с небольшим количеством голосов. История фонда знает случаи перехода той или иной страны с небольшим количеством голосов из одной коалиции в другую с целью увеличить свое влияние.

Отечественные исследователи предлагают два варианта предпочтений участников МВФ при вхождении в коалиции.

Вариант 1. Участники Фонда вступают в коалиции на основе совместного вхождения в политико-экономические организации вне МВФ (например, в ЕС)  и региональной близости.

Вариант 2. Коалиции формируются исходя из объемов двусторонней торговли, т.е. экономических связей. То есть, например, коэффициент двусторонней торговли Испании-Мексики достаточно высок — 0,78. Еще выше он у Перу-Чили — 0,84. Вступление таких стран в объединения для избрания общего директора в Исполнительный совет представляется обоснованным.

Коэффициент же товарооборота Бельгии и Белоруссии близок к нулю, и присутствие Белоруссии в Бельгийском объединении (см. ниже) с точки зрения влияния на принятие решений внутри коалиции представляется малообоснованным.

Влияние участников внутри бельгийского объединения

УчастникиКоличество голосов Индекс влияния а (альфа)
x 10 000
Австрия 18 973102,54
Белоруссия 4 11436,69
Бельгия 46 3021014,40
Чешская Республика 8 44394,34
Венгрия 10 63490,55
Казахстан 3 90728,98
Люксембург 3 04145,11
Словакия 3 82533,38
Словения 2 5678,44
Турция 12 163123,14

Источник: Fuad Aleskerov, Valery Kalyagin, Kirill Pogorelskiy (2009).  Distribution of power within the IMF: when does preference mean voice?

С другой стороны, в каждом объединении можно выделить лидера или даже «диктатора». Так, вышеприведенная таблица демонстрирует, что Бельгия обладает в данной коалиции максимальным влиянием, благодаря тому факту, что ей принадлежит 40,63% от общего числа голосов объединения.

Выводы

Результаты исследований ученых из ГУ-ВШЭ позволяют в определенной степени объяснить сложность и значительную продолжительность выработки согласованной позиции Фонда по многим ключевым вопросам.

Вступление в силу реформы квот и голосов в апреле 2008 года в принципе соответствует обозначенным в положении о реформе целям, например, увеличению количества голосов у стран с низким уровнем дохода. Но в абсолютном выражении изменения, произошедшие на данный момент в результате  реформы, с точки зрения влияния на принятие решений в Фонде — минимальны.

Тем не менее, примененный отечественными исследованиями метод, показывает, что США не имеет уже такого подавляющего влияния в Фонде, как это следовало из прежних классических индексов влияния. Это происходит, в частности, благодаря тому, что такие крупные игроки в МВФ, как, скажем, Бельгия и Голландия, смогли создать вокруг себя крупные коалиции.

Вместе с тем, выясняется, что если при решении какого-либо вопроса в МВФ требуется не простое большинство голосов, а квалифицированное — влияние любого объединения в МВФ снижается. При пороге квалифицированного большинства в 85% голосов влияние на принятие решения каждой отдельно взятой коалицией практически сходит на нет. В таком случае ключевое значение может играть участие стран, возглавляющих коалиции, в других международных организациях: G8(7), G20.

Из представленного доклада «Анализ распределения влияния в МВФ: обзор проблемы» можно сделать вывод, что для увеличения влияния на решения, требующие квалифицированного большинства в 85% голосов, в будущем могут создаваться еще более крупные объединения-коалиции в МВФ.

Происходить это, вероятно, будет в основном за счет перехода стран с небольшим количеством голосов из одной коалиции в другую, потому что только таким образом малые страны имеют шанс увеличить свое влияние в МВФ.

По мнению авторов доклада, высказанному на семинаре, изучение механизмов принятия решений в МВФ открывает исследователям огромное поле для работы. Вместе с тем, по их же словам, не все решения Фонда можно проанализировать математически. Так, выдача стабилизационных кредитов МВФ во многом зависит от взаимоотношений руководства той или иной страны с директором-распорядителем Фонда. Так, по мнению азиатских стран, во время кризиса в конце 1990-х годов они получили от МВФ кредиты на «драконовских условиях». С тех пор они решили полностью отказаться от помощи Фонда. Напротив, Россия в кризисные для нее 1990-е годы получала и обслуживала кредиты МВФ на достаточно приемлемых условиях. А во время последнего мирового экономического кризиса «хорошие» кредиты получили от МВФ страны Восточной Европы.

Как отметили на семинаре авторы доклада, приходится признать, что роль МВФ во время последнего кризиса резко возросла, и пророчества экономиста Милтона Фридмана в конце 1990-х годов о скорой смерти Фонда оказались «немного преувеличенны».

Олег Митяев

1 марта, 2010 г.