• A
  • A
  • A
  • АБB
  • АБB
  • АБB
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Индия и плутоний

Индия развивает свою атомную энергетику с помощью России и США. Но если за полученное от США ядерное топливо придется жестко отчитываться, с российским ураном, переработанным в плутоний, Индия сможет делать все, что захочет, констатирует профессор индийского Центра политических исследований Джордж Вергиз (George Verghese)

Развивая атомную энергетику, Индия на долгие годы обеспечивает себе условия для экономического роста и энергетической независимости, утверждает профессор индийского Центра политических исследований  Джордж Вергиз.

— Во время недавнего визита в Россию премьер-министра Индии Манмохана Сингха было подписано рамочное соглашение о долговременном двустороннем сотрудничестве между Индией и Россией в ядерной сфере. Как Вы оцениваете этот шаг?

- В Индии об этом много писали, говорили и обсуждали. Я считаю, что этот договор стал событием, которое сильно укрепит экономические связи между Индией и Россией. Надо сказать, что ядерное сотрудничество между нашими странами имеет довольно долгую историю. Россия оказывала и продолжает оказывать Индии помощь по целому ряду проектов, в том числе и по тем, которые находятся в фазе строительства. Теперь же речь идет о сотрудничестве в области строительства атомных электростанций нового поколения. Хотел бы отметить, что мы особенно высоко ценим этот договор еще и потому, что он предполагает более широкий формат взаимодействия, чем так называемая Сделка 123, заключенная Индией с США. Мы не обязаны будем возвращать использованное топливо, нам не надо будет за него отчитываться. Таким образом, соглашение, подписанное с Россией, содержит гораздо менее жесткие условия, чем договор с США. (По условиям рамочного соглашения, российская сторона построит в Индии по меньшей мере четыре атомных реактора нового поколения, гарантирует поставки ядерного топлива для АЭС, предоставит оборудование и технологии, а также возможность дообогащать российский уран, — Opec.ru). Такое сотрудничество поможет нам не только увеличить выработку электроэнергии, но и эффективнее развивать ядерную энергетику.

Ториевые АЭС требуют многоступенчатого производственного цикла. На первом этапе природный уран загружается в тяжеловодные реакторы, производящие электроэнергию и нарабатывающие плутоний. На втором этапе из отработанного топлива извлекается плутоний , атомные отходы загружаются в реакторы на быстрых нейтронах, в которых отходы в виде неделящегося урана-238 будет трансмутировать в плутоний и в топливный уран-233. Наконец, на третьем этапе специальные ториевые реакторы загружаются торием и ураном-233. Пока единственный промышленный реактор на быстрых нейтронах работает в России, а единственный ториевый — в Индии

Строительство реакторов этого типа открывает перед нами возможность создать запас плутония, необходимый для запуска ториевых реакторов. Использование тория в производстве топлива для атомных электростанций избавит нас от необходимости импортировать уран. (По оценке US Geological Survey, Индия располагает 32% мировых запасов тория, второе место в мире после Австралии — Opec.ru). Поэтому мы должны обеспечить себя достаточным количеством плутония, который является побочным продуктом работы имеющихся у нас АЭС. Мы рассчитываем запустить ториевый цикл через 10–15 лет. Строительство новых атомных реакторов в рамках двустороннего соглашения поможет нам в достижении этой цели.

— В разных странах отношение к атомной энергетике неоднозначно, однако в Индии, похоже, отмели всякие сомнения и сделали ставку на самое активное ее развитие. Почему?

— Развивая атомную энергетику, Индия на долгие годы обеспечивает себе условия для экономического роста и энергетической независимости. На данный момент в нашей стране существует острый энергетический голод. Электроэнергии, которую мы производим, не достаточно, чтобы покрыть наши потребности. Между тем, по мере развития индийской экономики, потребности эти стремительно растут. В настоящее время электричество в нашей стране вырабатывается главным образом на ТЭЦ, работающих на угле. Индийский уголь — уголь низкого качества с высоким содержанием пепла, что в свою очередь, приводит к большим объемам вредных выбросов в атмосферу. Поэтому отчасти наше желание развивать у себя ядерную энергетику связано со стремлением сократить объемы выбросов загрязняющих веществ в окружающую среду. Это отвечает нашим экологическим требованиям и требованиям глобальной программы по борьбе с изменениями климата. Конечно, проблема утилизации ядерных отходов существует. Но технический прогресс развивается так быстро, что, полагаю, она может быть решена в самое ближайшее время.

— Получается, атомная энергетика занимает сейчас центральное место в энергетической стратегии Индии на ближайшие годы?

— Я бы сказал, одно из центральных мест. Впрочем, промышленное использование таких альтернативных видов энергии, как солнечная энергия или энергия ветра — дело будущего. Сегодня у нас пока еще нет технологии, которая позволила бы получать большое количество недорогого электричества от солнечных батарей или так называемых ветряков. Впрочем, в начале декабря 2009 года правительство Индии окончательно согласовало план реализации проекта под названием Solar Mission (Солнечная Миссия). Цель этого проекта — через 20 лет обеспечить выработку 20 000 мегаватт электроэнергии за счет использования энергии Солнца — очень непростая задача. Однако пока мы только строим планы по развитию альтернативной энергетики. Атомные электростанции у нас уже есть, мы с ними работаем, умеем ими управлять, на наших АЭС до сих пор не было крупных аварий. Поэтому на атомную энергетику мы возлагаем большие надежды, Мы намерены ее развивать до тех пор, пока не сможем использовать в промышленных масштабах прочие «чистые» технологии.

— Вы говорите, что Индия стремится развивать у себя «чистую» энергетику во многом, чтобы выполнять требования глобальной программы по сокращению вредных выбросов в атмосферу. Какие обязательства готова взять на себя Индия на переговорах об изменении климата?

— Позиция Индии состоит в том, что мы стремимся к достижению взаимопонимания между всеми участниками глобального процесса, мы готовы значительно снизить объем атмосферных выбросов двуокиси углерода. С этой целью мы поставили перед собой цель в течение ближайших 15 лет снизить уровень так называемой углеродной интенсивности на 15–20%. Конечно, это не предел, и мы продолжим работу в этом направлении. При этом мы говорим, что, продолжая снижать уровень углеродной интенсивности, мы, вместе с тем, должны вырабатывать больше электроэнергии, чтобы обеспечить высокие темпы экономического роста. Мы не можем позволить себе сократить объем выбросов до такой степени, чтобы это отразилось на темпах нашего экономического роста.

Проблема нищеты, борьба с климатическими изменениями и развитие энергетики — все это полностью взаимосвязанные явления. Проблема бедности стоит в Индии очень остро. В стране, выступающей в роли растущей державы, не может быть такого количества людей, находящихся за чертой бедности (25% по состоянию на 2007 год — Opec.ru). Так быть не должно. Мы рассчитываем в течение ближайших 15 лет резко сократить количество бедных. Для достижения этой цели мы должны обеспечить высокие темпы роста нашей экономики, а для этого — наращивать объемы выработки электроэнергии. Но чтобы обеспечить высокие темпы роста экономики при снижении уровня углеродной интенсивности, нам необходима помощь стран, обладающих более совершенными технологиями в области энергетики.

Беседовала Екатерина Кудашкина

15 февраля, 2010 г.