• A
  • A
  • A
  • АБB
  • АБB
  • АБB
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Очень дальние перспективы

Компания Shtokman Development AG (51% акций принадлежит «Газпрому») объявила о том, что реализация первой очереди Штокмановского месторождения откладывается на 3 года, на 2016–2017 годы. Ранее на 3 года, до 2012-го, было перенесено начало освоения Ямальского месторождения. Ситуацию комментирует президент Института энергетики и финансов, декан факультета менеджмента Международного университета в Москве Леонид Григорьев

— Каковы проблемы (помимо климатических) существуют в нынешних условиях у освоения Ямала, Штокмана и Ковыкты?

— Это огромные поля добычи. Только на Ямале открыто 11 газовых и 15 нефтегазоконденсатных месторождений, разведанные запасы газа которых составляют 16 трлн куб. м, извлекаемые запасы конденсата — 228,3 млн т, нефти — 291,8 млн т. В перспективе добыча на Ямале может вырасти до 310–360 млрд куб. м в год. Трубопровод с Ямала через Алтай, соединившись с системой «Запад-Восток», мог бы обеспечить Китай необходимым ему газом. Однако хотелось бы, чтобы, вопреки предложениям проектировщиков, эта труба не шла по долинам Алтая.

ГазопÑ€овод Ямал - Ямбург

Если доставлять ямальский газ в Китай по трубе, для поддержания в ней давления через каждые 200 километров надо ставить компрессорную станцию, которая на этом же газе и работает. Сейчас, когда мы продаем газ в Европу на расстояние 2 тысячи километров, 10% российской энергетики работает на перекачку газа. Если же качать газ в Китай, на расстояние 6–7 тысяч километров, до 40% добываемого топлива уйдет на перекачку.

Можно транспортировать сжиженный газ (СПГ) по Северному морскому пути, построив на западном побережье Ямальского полуострова и в других точках арктического побережья заводы по сжижению газа. Конечно, СПГ-предприятие обходится в 3–4 млрд. долл., но газопровод — в несколько раз дороже. А главное: мы сэкономим огромную часть добытого на Ямале газа. В реальности, видимо, придется использовать и трубопровод, и СПГ.

ШÑ‚окманновское местоÑ€ождение

Хорошо, что сейчас наблюдается спад спроса на газ и цен на него в нашей стране и в Европе, это создает нам передышку в два — три лишних года. Новые технологические возможности и новые месторождения могут изменить взгляды на освоение этих месторождений. Мы, например, начинаем разработку астраханского месторождения, газ которого пойдет на экспорт в Европу. Хотя, конечно, развивать Ямал придется в любом случае, чтобы перекрывать падение добычи на больших старых полях.

КовÑ‹кÑ‚инское местоÑ€ождение

Строительство восточного газопровода из Ковыкты на Дальний Восток гораздо выгоднее. Но там еще много нерешенных проблем. Сроки начала разработки Ковыкты не определены. Чтобы их установить, необходимо решить вопрос об утилизации содержащегося в недрах Ковыкты гелия, определить рынок сбыта добываемого газа и обеспечить строительство трубопровода. Возможными рынками сбыта для этого газа являются Китай и Корея. Переговоры ведутся и с теми, и другими. Основной потенциальный импортер газа с Ковыкты — Китай. Однако, решить возникающие ценовые и правовые проблемы с ним будет не просто.

— Многие эксперты считают, что газопровод Туркмения-Китай, который с 2013 года должен будет перекачивать в Поднебесную 40 млрд кубометров газа в год, видимо, поставит крест на переговорах Газпрома о строительстве трубопровода для поставок в Китай российского газа?

— Сколько газа нужно Китаю, ответить сложно. Доказанные запасы этой страны составляют порядка 2,5 трлн кубометров, добыча быстро увеличивается, и по итогу этого года составит 86 млрд куб. Кроме газа, Китай добывает 3 миллиарда тонн угля, составляющего примерно ¾ энергобаланса страны. Решив колоссальную производственную проблему его добычи, Китай сталкивается с колоссальной транспортной проблемой — как их переместить, чтобы сжечь в электростанциях. Далее, возникают колоссальные экологические проблемы. В крупных городах Китая уже нечем дышать. Поэтому ему нужен газ в таких масштабах, что 20–30 млрд кубометров туркменского газа на рынке этой страны нашему газу конкуренцию не составят.

Для нас вопрос не в объемах поставок, а в цене, которая теперь колеблется в интервале от 150 до 500 долларов за тысячу кубометров. Понятно, что поставить 10 млрд кубометров природного газа по 300 долларов за тысячу кубов очень выгодно, но еще вопрос, выгодно ли поставить 20 млрд кубометров по 150 долларов. Мы, к сожалению, не знаем формулы цены, по которой Китаю продает газ Туркмения. Сама по себе эта формула представляет собой некое описание конкуренции между газом и нефтью, применительно к сжиганию на электростанциях. Такая пакетная привязка типична для европейской нефти, но, все равно, сделать ее можно по-разному, и мы до конца не понимаем, насколько дешев коридор цены поставок туркменского газа Китаю. Это сильно затрудняет для нас решение о строительстве газопровода.

— С 2013 года Туркмения, вероятно, откажется от поставок законтрактованного газа Газпрому?

— В предкризисные годы годичный объем добычи и переработки в системе Газпрома составлял более 700 млрд кубометров, считая проходившие транзитом через нашу территорию порядка 60 млрд кубометров среднеазиатского газа для Украины и других стран. На этом фоне экспорт туркменского газа в Россию сейчас — 30 млрд кубометров — это, фактически, меньше 5% общего объема добычи газа нашей страной. Я не думаю, что восполнить такую недостачу стало бы серьезной проблемой.

В краткосрочной перспективе дело обстоит сложнее. Туркмения — страна закрытая, мы не до конца понимаем устройство ее ресурсной базы. Не знаю, существует ли у них техническая возможность перебрасывать на китайское направление часть того газа, который ранее шел к нам. Больших стыковочных газопроводов там не делали. Но какие-то объемы через трубы там могут перебрасываться. Кроме того, новый газопровод может брать казахский и узбекский газ.

В свое время Россия подписала с Туркменией много разных соглашений. На самом деле, существующие в мире контрактные соглашения, особенно, в Азии, требуют регулярной проверки и подтверждения. Сейчас понятно только то, что у Туркмении огромные запасы газа, и она может снабжать им, в частности, Россию. Обсуждая вопрос таких поставок, Туркменистан, на мой взгляд, будет торговаться. И, соответственно, встраивая туркменистанский контур с его газом в наше экономическое планирование, мы должны понимать, что этот газ не будет таким легким, дешевым, абсолютно автоматическим, как раньше.

— Экспорт туркменского газа в Китай, заставит пересмотреть положение Газпрома на внешнем рынке?

— Проложить трубу в Китай — это самое естественное, что мог бы сделать Туркменистан, замкнутый в центре Азии между других стран, для диверсификации экспорта своего газа. В силу своего расположения и исторически сложившихся связей, Туркменистан, естественно, снабжает газом Россию, но он никогда не обещал снабжать своим газом только ее. Да и сама Россия заинтересована только в некотором количестве туркменского газа. Нам, в сущности, хватает и собственного, но в силу специфики расположения газопроводов, легче снабжать Южный Урал из Туркменистана, чем гнать с российского севера газ, экспортируемый сейчас в Европу.

Туркменский газ

Точно также, Иран, где добыча собственного газа превышает 100 млрд куб. м. в год, покупает в Туркмении порядка 6 млрд кубометров газа в год для своих северных провинций, чтобы не тянуть туда трубопроводы с месторождений, расположенных, преимущественно, на юге страны. Оттуда когда-нибудь (не скоро) пойдет газ в ЕС.

Теперь значительная часть туркменского газа пойдет и в Китай. Туркмении глупо было бы отказываться от таких поставок, хотя на этом рынке трудно получить за газ высокую цену. В результате, нашей монополии на покупку туркменского газа больше нет. Но не забывайте, что существовала она только из-за того, что в последние 20 лет этот регион жил с советской системой трубопроводов, хотя экономика центрально-азиатских стран базируется теперь на совершенно других поставщиках, чем раньше. Новый газопровод, идущий в Китай, отвечает логике времени.

Почти одновременно — что характерно для Азии и «азиатской» политики — Туркменистаном заключено соглашение и с Россией. Оно очень близко к тому, что российская сторона хотела бы на данный момент: объемы поставок снижены до 30 миллиардов кубометров, формула цены «европейская», что позитивно влияет на будущие переговоры с Украиной. На будущее подтверждено расширение Прикаспийского трубопровода и намечено строительство новой магистрали на Запад. Новый туркменский газ может войти частью потока веера трубопроводов: Кубань — Турция по двум «Голубым потокам» и Кубань —Балканы по Южному потоку. Отметим, что весь существующий (добываемый) туркменский газ уже «расписан» по двум соседям.

На объемы и прибыльность наших поставок газа в Европу он не повлияет. В ЕС сейчас кризис и спрос относительно низкий — в будущем он будет постепенно возвращаться. Поставки туркменского газа транзитом когда-нибудь через Россию пойдут и в Европу, но конкуренцию нашему газу они там не создадут. До транскаспийских поставок и экспорта в ЕС у Туркмении дело, очевидно, дойдет не скоро. Проложить трубу через Каспийское море сложно и в правовом, и в геологическом отношении, возить газ танкерами — морока.

Теперь ясно, как и в каком режиме пойдут связи с ЕС: Туркменистан пока не станет расширять направления своего экспорта. 10 млрд кубометров в год, которые закупает у него Китай на первом этапе, это, конечно, тоже конкуренция, но не стоит подавать ее, как политическую проблему.

Беседовал Андрей Веймарн

9 февраля, 2010 г.