• A
  • A
  • A
  • АБB
  • АБB
  • АБB
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Умерить аппетит на риск

Финансовым рынком не нужно управлять — надо лишь сделать чрезмерный риск слишком дорогим для финансового сектора, предлагает Сеппо Ремес, бывший председатель Европейского делового клуба, независимый директор нескольких компаний, включая РАО ЕЭС

На семинаре «Финансовый кризис — переоценка риска», проходившем 27 января в Высшей школе экономики, Ремес выступил главным докладчиком. В своем выступлении он оттолкнулся от следующей базовой идеи: нынешний финансовый кризис заставляет провести переоценку риска и его последствий.

Хеджирование создавало иллюзию исчезновения риска, однако в случае страхования риска менялся лишь его владелец. В итоге появилось противоречие: с одной стороны, реальный сектор стремится минимизировать риск, с другой, — финансовый сектор максимизирует прибыль. В результате есть те, кто принимают риск на себя и те, кто зарабатывает на изменении риска. Всё это в итоге ведет к росту спекулятивного спроса на риск.

Множество причин кризиса

Бюджетный дефицит США и неоправданно низкая ставка на гособлигации породили проблему излишней ликвидности, что является основой для появления новых «пузырей». Кроме того, за последние 10–20 лет очень сильно вырос объем финансовой индустрии и её инновационность. Глобализация вместе со слабым риск-менеджментом стали причиной масштабного увеличения системного риска.

Появление деривативов само по себе ничего плохого не создало, но они постепенно стали слишком сложными по структуре. В итоге рынок превратился в суперспекулятивный: несколько ключевых аналитиков и экспертов стали двигать рынок туда, куда им удобно, что вызвало «эффект домино».

Секьюритизация рисков, их «переупаковка» в другие формы, привела к полному расхождению конечных кредиторов и конечных дебиторов, так как возникло полное взаимонепонимание рынка. Одним из самых главных рисков является проблема субъективного риска (too big — too fail): компании недооценивают существующие риски. Это, скорее, не моральный вопрос, а вопрос существования принципов рыночной экономики.

Выход — налог на риск

Прежде всего, необходимо провести переоценку риска, отметил Ремес. Для этого можно ввести прямой налог на риск, пошлины, либо абонентскую плату за хеджирование с целью сделать чрезмерный риск слишком дорогим для финансового сектора. С помощью налогов и других сборов можно собирать резервы для исправления последствий кредитных банкротств. Стоит учитывать, что любое регулирование системы можно «обходить», поэтому надо сделать этот «обход» малоприбыльным и малоэффективным по сравнению с другими возможностями, особенно в России.

Таким образом, можно переориентировать финансовый рынок и его «аппетит» к риску на развитие венчурного капитала, инфраструктуры, микрофинансирования, инновационной высокотехнологичной экономики. Важным шагом должно стать введение гарантий независимости рейтинговых агентств через сборы с публичных компаний.

Решением на макроуровне является управление системным риском: стандартизация инструментов, создание глобальных регистров и регулирования торговых площадок. Кроме того, на международном уровне можно договориться о введении определенной минимальной глобальной ставки, например, среди стран G20 с 2012–2013 гг. Пока, впрочем, такая перспектива является маловероятной.

Подготовила Ирина Елисеева
Фото Ивана Морякова
 

Видеозапись семинара  «Финансовый кризис — переоценка риска»

2 февраля, 2010 г.