• A
  • A
  • A
  • АБB
  • АБB
  • АБB
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Вызовы нового десятилетия

«Россия и мир: вызовы нового десятилетия» — тема конференции, завершившейся 23 января при аншлаге в совсем немаленьком актовом зале Академии народного хозяйства на проспекте Вернадского. А реальная зрительская аудитория насчитывала миллионы россиян, следивших за выступлениями в прямой трансляции канала «Россия 24».

Организаторы конференции — Академия народного хозяйства, Институт экономики переходного периода и Экспертный совет при Правительственной комиссии по повышению устойчивости российской экономики — посвятили ее памяти Егора Гайдара. За несколько дней до кончины Гайдар завершил работу над статьей «Кризис и Россия», опубликованной, уже посмертно, в журнале «Экономическая политика». Выводы этой работы перекликаются и по содержанию, и по тону с тем жестким обсуждением российских проблем, которые прозвучали на январской конференции.

«Мир после кризиса будет более жестким, чем в начале 2000-х годов. Российским компаниям придется конкурировать с теми корпорациями, которые выживут, а значит, сумеют провести реструктуризацию производства, сконцентрировать его на наиболее эффективных предприятиях и видах деятельности, сократить численность занятых, повысить производительность труда, качество и конкурентоспособность производимой продукции. Если не сделать то же самое в России, конкурировать на этом рынке будет непросто. Отсюда два вывода для российской долгосрочной экономической политики.

Первый. По меньшей мере не мешать российским компаниям действовать так же, как выжившим после кризиса корпорациям, готовиться к конкуренции в жестком, посткризисном мире, приспосабливать к решению этой задачи социальную политику. Второй. Сделать важнейшим приоритетом создание в России конкурентоспособного сектора инновационной экономики.

Скептики могут сказать, что эту задачу в России не удавалось решить никогда — ни при царском режиме, ни при коммунистах, ни после краха Советского Союза (военно-промышленный комплекс — это лишь исключение из правила). Но это отнюдь не значит, что задача эта принципиально неразрешима. Ни Финляндию, ни Южную Корею, ни Тайвань в 1950−х годах нельзя было отнести к странам с развитой инновационной экономикой. За последние 60 лет в мире накоплен богатый опыт политики, направленной на поддержку инновационной экономики. И многие из этих программ оказались успешными.

Этот опыт нельзя копировать буквально. Программы поддержки инновационной экономики были специфическими, приспособленными к местным реалиям. Применительно к России этот опыт свидетельствует о том, что важнейшей предпосылкой успеха такой политики является внесение изменений в законодательство (налоговая система, бюджетное законодательство, регулирование патентных прав, облегчение условий внешнеэкономической деятельности для всех, кто связан с инновационной экономикой). Эти меры должны быть дополнены созданием эффективной инфраструктуры поддержки инновационной деятельности. Речь идет об активной государственной политике по созданию бизнес-инкубаторов, ориентированных на инновационную экономику, венчурных фондов, по стимулированию заинтересованности банковской системы в инновационно ориентированных кредитах.

Инновационная экономика по природе своей во многом отлична от обычной. Здесь велик риск неудач. Но в случае успеха результаты могут превосходить ожидавшиеся не в разы, а на порядки. Именно поэтому государственная экономическая политика в этой сфере не может быть стандартной. Она требует инновационных решений. От того, в какой степени России в ближайшее десятилетие удастся продвинуться в этом направлении, во многом зависит и то, в каком положении наша страна подойдет к следующему глобальному мировому кризису, и долгосрочные перспективы ее развития» (Егор Гайдар, «Кризис и Россия», журнал «Экономическая политика», №6, 2009).

Сам ход конференции и выступления представителей российского правительства широко освещался как самими организаторами, так и средствами массовой информации. Главные события — впереди. Впереди осмысление высказанных идей, обсуждение предложенных рецептов лечения застарелых российских болезней, многие из которых «горьки» и неприятны. Какие то идеи, подходы и рецепты будут приняты в обществе и дадут свои плоды, какие-то будут отвергнуты. Время единогласного голосования и безрассудной веры в какую-либо одну идею миновало. Свидетельством тому стал и проведенный OPEC.ru экспресс-опрос экспертов, которые ответили на вопрос: «Какие вызовы для России в новом десятилетии осознаны, а какие не осознаны или недооценены».

Евгений Гонтмахер, зам. директора Института мировой экономии и международных отношений РАН:

Евгений ГонÑ‚маÑÂÂÂÂÂÂ…еÑ€
Евгений ГонÑ‚маÑÂÂÂÂÂÂ…еÑ€
Перед Россией на ближайшее десятилетие стоят два глобальных социальных вызова. Первый — это отсутствие единого социального пространства. То есть, с одной стороны, у нас есть крупные города — Москва, Санкт-Петербург, а с другой стороны, мы имеем захолустные уголки как невдалеке от столиц, так и в виде целых регионов на периферии, где люди живут в «позднем феодализме» и местной деспотии. Это порождает колоссальные различия в уровне и качестве жизни. Второй вызов — глобализация. Хотим мы или нет, но мы вошли в мировую экономику и оказались с ситуации конкуренции. У нас глобальный рынок труда, глобальные системы образования и здравоохранения. Если мы в ближайшие пару лет этого не поймем и будем действовать постаринке, твердить, что наша школа — лучшая в мире и т.д., мы вылетим в «трубу» и в социальном смысле. Все наиболее активные и перспективные люди уедут из страны. Правительство этих вызовов не осознает, оно действует в другой парадигме — в сиуминутном режиме. А вызовы глобальные и вызов социального пространства — долгосрочные, они разрастались еще в «тучные годы» как раз на фоне огромных нефтяных денег. Правительство же ликвидирует «горячие точки» и затыкает дыры. Нужно взглянуть на ситуацию в более общем плане, пренебрегая ведомственными барьерами. А сейчас масштаб разный — правительство работает в масштабе сантиметровом, а проблема — метровая.

Ольга Изряднова, старший научный сотрудник Института экономики переходного периода (ИЭПП):

ОлÑÂÂŒга Изряднова

Стоит отметить, что в стране давно не проводилось критического осмысления достигнутых результатов и перспектив развития. На конференции «Россия и мир: вызовы нового десятилетия» были яркие выступления, как представителей правительства, так и научного сообщества, в ходе которых были сформулированы основные вызовы для российской экономики, особенно для развития реального сектора экономики. Общество хорошо осознает эти проблемы, для решения которых предпринимаются меры на уровне госуправления.

В частности, это вызов, связанный с необходимостью перехода к модернизации и инновационному развитию. Это было рассмотрено в выступлении первого зампреда Правительства РФ Игоря Шувалова. Проблема диверсификации российской экономики связана с большими рисками, потому что подразумевает привлечение инвестиций. Основной риск — грамотное использование средств по узким направлениям деятельности, которые дают наибольшие эффект.

2009 год показал положительные последствия действий властей. В IV кв.были отмечены позитивные тенденции развития ряда отраслей. В марте этого года появятся новые меры вывода страны на путь модернизации и инновационного развития. В ближайшей перспективе будет понятно, какими будут результаты предпринятых мер правительства.

Олег Солнцев, эксперт ЦМАКП:

Олег Солнцев
Олег Солнцев
Проблема структурных изменений российского кредитного рынка и снижение зависимости от внешнего финансирования сильно недооцениваются монетарными властями. До этого меры предпринимались, исходя из логики, что эта проблема может решиться сама эволюционным путем. Лучше было бы поставить перед собой цель, что мы должны добиться ее решения в четко обозначенные сроки.

Все осознают, что необходимо повышать конкурентоспособность российского банковского сектора, особенно в части долгосрочных и масштабных заимствований. Кроме того, стоит повышать концентрацию банковского сектора. Ставка делается на плавные постепенные изменения за счет повышения минимальных требований по величине собственного капитала, увеличение доли части пенсионных накоплений, размещаемых на внутренних долговых рынках и др. Такие действия позволят смягчить ситуацию, но не решить окончательно эту проблему.

В связи с этим необходимо развивать определенные сегменты долгового рынка, не только создавая благоприятные нормативно-правовые условия, но и формируя банки маркет-мейкеры, которые могли бы поддерживать рынки за счет создания определенных финансовых инструментов для предприятий реального сектора. Этот аспект пока не проработан в России. Это было бы логичным с точки зрения того попыток решить проблему дефицита долгосрочных ресурсов и, как следствие, снижения зависимости от притока внешнедолговых капиталов.

Есть надежда, что в рамках корректировки повестки дня и перехода от антикризисной политики к модернизации эти вопросы будут рассмотрены. Но пока они находятся вне дискурса. 

Александр Архипов, генеральный директор Ингосстрах-М

АлександÑ€ АрÑÂ…ипов

Дискуссия по направлению здравоохранения (на остальных круглых столах побывать не смог) оказалась очень интересной и содержательной. Ключевой доклад делала замминистра В.И. Скворцова. Там были, пусть и дискуссионные, предложения по основным современным проблемам в части одной из важнейших сфер социального обеспечения – обязательного медицинского страхования и финансирования здравоохранения. Главными проблемам названы дефицит средств и технологическое отставание. Впрочем, доклад г-жи Скворцовой, как, и другие, содержал тактические предложения. Стратегические направления развития здравоохранения не рассматривались. Это снижает ценность обсуждения, поскольку тактика должна вытекать из стратегии. В силу отсутствия стратегии не были серьезно рассмотрены вопросы софинансирования медпомощи из средств работодателей и населения. Нельзя также сказать, чтобы основательно учитывался опыт других стран в социальном страховании.

Сергей Шишкин, проректор ГУ-ВШЭ:

СеÑ€гей Шишкин

Что касается вызовов десятилетия для российской системы здравоохранения, стоит отметить три изъяна, которые будут мешать ее развитию. Прежде всего, это неправильная концепция госгарантий. По этой программе ежегодно более половины регионов не имеют средств для финансирования. Примерно половина пациентов стационаров платят за услуги в разных формах. В целом расходы системы здравоохранения переносятся на население и устойчиво растут.

Сейчас понятно, что даже если ввести реалистичные медицинские стандарты и систему соплатежей, то это не решит проблемы, поскольку система контроля и мотиваций останутся прежними. Нужны еще показатели доступности в госпрограммах и системах оценки, комплексный мониторинг выполнения госгарантий, реализация дополнительных госпрограмм медстрахования и развитие новых форм сочетания обязательного и добровольного медстрахования.

Кроме того, стоит отметить, что в России существует слабая координация действий разных субъектов управления и финансирования здравоохранения и отсутствие комплексного лечебно-диагностического процесса. Решением этой проблемы может стать централизация, развитие институтов партнерского взаимодействия субъектов управления и финансирования, новые методы оплаты обязательного медицинского страхования.

Третьим вызовом десятилетия для российского здравоохранения является мотивация врачей. Получение неформальных платежей врачами стало социальной нормой. Более половины врачей считают, что даже если поднять им заработную плату, то лучше они работать не будут. Единственным решением является создание конкуренции среди медицинских учреждений и врачей.

Сергей Дробышевский, руководитель научного направления «Макроэкономика и финансы» ИЭПП:

СеÑ€гей Дробышевский
СеÑ€гей Дробышевский
На конференции «Россия и мир: вызовы нового десятилетия» была охвачена вся палитра существующих проблем, но далеко не все вопросы были освещены в равной степени. Например, должное внимание не было уделено реформе банковского сектора, энергетическому будущему России.

Правительство России видит основные вызовы, предпринимает меры для перехода к модернизации экономики. Но оно не до конца осознает глубину тех преобразований, которые нужно совершить для того, чтобы на этот путь перейти. В первую очередь, это касается глубины институциональных преобразований. Реальных сдвигов в этом вопросе не происходит. Кроме того, нет четкого понимания в том, каким образом необходимо двигаться к инновационной экономике, что вкладывать в это понятие.

Говоря о денежно-кредитной политике, на которой я специализируюсь, стоит отметить, что проблема, существовавшая до кризиса, остается актуальной, и правительство это четко понимает. Это низкое качество российской банковской системы: подавляющее большинство банков не являются банками. Однако у Центробанка отсутствует политическая воля для того, чтобы решительно взяться за расчистку банковской системы, что является обузой экономики в целом, а правительство и ЦБ явно недооценивают эти риски.

Наталья Зубаревич, профессор МГУ им. М.В. Ломоносова:

НаÑ‚алÑÂÂÂÂÂŒя ЗубаÑ€евич
НаÑ‚алÑÂÂÂÂÂŒя ЗубаÑ€евич
Мы живем в стране, где деградация населения идет с 60-х годов, а в некоторых регионах этот процесс принял фатальный характер. Нам необходимо регионализировать социальную политику. И найти способы воздействия на миграционные процессы, которые по-прежнему продолжают работать «на центр», регулировать миграцию. Люди ехали и будет ехать из деревень в региональные центры, из последних — в города еще более крупные. То есть ,«вызов пространства и территории», если и осмыслен, то реальных механизмов адекватного ответа пока не выработано.

Лев Фрейнкман, эксперт Академии народного хозяйства:

Лев ФÑ€ейнкман

Судя по высказываниям официальных лиц, все или почти все проблемы успешно осознаны. Более того, все  правильные слова об угрозах и о том, что по их поводу надо делать, были произнесены еще при подготовке программы Грефа — то есть 10 лет назад. С тех пор эти слова многократно были повторены. Однако нет уверенности, что политческая элита страны всерьез готова что-то делать по этому поводу. Все умные и красивые разговоры про модернизацию, инновационный путь развития и институциональные реформы носят характер ритуальных плясок. Можно сказать, что остаются неосознанными две чисто практические проблемы: отсутствие работающих механизмов реализации какой-либо серьезной модернизационной программы и отсутствие интереса у политической и бизнес-элиты эти механизмы формировать и налаживать. Все реальные программы, осуществленные в последние годы, сводились либо к попыткам «залить проблему» деньгами, либо к дополнительной централизации системы и созданию еще одной государственной квази-монополии. Сложившаяся система интересов плохо совместима даже с ограниченными масштабами экономической и политической конкуренции. А без конкуренции возможен только застой, ведь осуществить необходимую ныне модернизацию сверху или централизованно — невозможно.

Андрей Волков, ректор Московской школы управления «Сколково»:

АндÑ€ей ÐÂÂÂÂÂÂ’олков
АндÑ€ей ÐÂÂÂÂÂÂ’олков
Российская система высшего образования столкнется в ближайшие 10 лет с пятью основными вызовами. Во-первых, она рискует стать «образовательной провинцией» из-за катастрофического недофинансирования вузов. Во-вторых, рискует утратить свою долю на мировом рынке образовательных услуг , которая уже сегодня — всего 3%, в то время как доля США — 22%. В-третьих, в России нет развитой системы обучения взрослых — по объемам мы отстаем от Европы в 6 раз. В-четвертых, сама экономика не предъявляет «заказа» на прорывные технологии, то есть не создает спроса для образовательной системы. И, наконец, существует проблема негативного кадрового отбора, когда неэффективные базовые процессы и архаичный HRM (human resource management) подавляют спрос на высококвалифицированных специалистов.

Павел Трунин, заведующий Лабораторией денежно-кредитной политики ИЭПП:

Павел Трунин
Павел Трунин
Для мира в целом основными вызовами следующего десятилетия станет выработка новых принципов устойчивого развития мировой экономики и устранение глобальных дисбалансов. Кроме того, серьезнейший вызов — старение населения и необходимость реформирования пенсионных систем. Важное место займут также экологические вопросы. А для России ключевой задачей станет формирование надежных и качественных институтов, способных обеспечить динамичное развитие страны и модернизацию ее экономики.

Сергей Юшко, ген. директор Инновационного технопарка «Идея», член президиума АН Татарстана:

СеÑ€гей Юшко
СеÑ€гей Юшко
На мой взгляд, одной из проблем, до сих пор не решенной в России, является неосведомленность центра о том, что делают регионы. Правительство мало внимания уделяет анализу программ, которые осуществляют регионы. Более того, отсутствует понятие стратегии, а значит, и сама стратегия развития России в ее базовом, фундаментальном понимании. Однако конференция показала, что государственные органы, научное сообщество осознали эту проблему и будут пытаться выстраивать некую общую концепцию. Мне кажется, что должны заработать институты развития, т.е. механизмы, которые они предлагают. В этом плане мне очень понравилось высказывание Анатолия Чубайса о том, что в наших вызовах, в инновационном развитии вне России никто не заинтересован. Это наша личная цель. 

Модест Колеров, главный редактор ИА Regnum:

Модест Колеров

Один из итогов прежних десяти лет реформ — негативный. То есть никакие «модели», в том числе либеральная, у нас, как и нигде в мире, не приживаются. Позитивный итог в том, что рыночная экономика в России состоялась. Главная проблема в деятельности власти — дефицит политической воли, а не осознание тех или иных вызовов, включая необходимость модернизации. Полигон для последней — это прежде всего убитые промышленные регионы, и, в частности, моногорода. Манхэттен, как часть Нью-Йорка — тоже моногород. Однако судьба конкретных моногородов зависит от конкретного профиля производства. Надо понимать при этом, что именно в регионах коррупция более всего является властным институтом — в гораздо большей степени, чем в столице. Еще один вызов, причем вызов государству — неуправляемая миграция, которая составляет порядка 80% от общего её объема. Здесь уже нет момента выбора. Это реальность. И боится её только слабое государство.

Ирина Стародубровская, руководитель научного направления «Политическая экономия и региональное развитие» ИЭПП:

Ирина СÑ‚аÑ€одубÑ€овская
Ирина СÑ‚аÑ€одубÑ€овская
Можно выделить два момента. Во-первых, наиболее впечатляет, что проблемы пространственного развития оторваны от всех остальных проблем развития регионов, от проводимых институциональных реформ. Но ведь все эти аспекты тесно связаны. И важно, что та политика консервирования существующего экономического и социального положения, статуса регионов, радикально отличается от необходимой политики оптимизации — во всех сферах: в здравоохранении, в образовании, в выстраивании общих стратегических приоритетов. Второй момент — это то, что мы совсем не учитываем объективное разнообразие регионов. Сейчас мы стараемся оценивать их по одним и тем же параметрам, но ведь регионы разные, значит, и их цели, приоритеты должны отличаться. И общефедеральные цели будут иметь в каждом регионе свое преломление. И учет их объективных различий должен приводить к выработке разных подходов при решении одинаковых задач. А потом мы уже должны будем распространять эти лучшие практики на другие регионы, усиливая их особенностями, им присущими.

В подготовке опроса принимали участие Анастасия Астахова, Наталья Гетьман, Ирина Елисеева, Юлия Литвинова, Елена Старостенкова

26 января, 2010 г.