• A
  • A
  • A
  • АБB
  • АБB
  • АБB
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Тише едешь, эффективнее будешь

О госкорпорации Роснано, изменении ее формы организации и коммерциализации технологических исследований — выступление Якова Уринсона на очередном семинаре «Взаимодействие бизнеса и власти в современной России — GR» кафедры теории и практики взаимодействия бизнеса и власти ГУ-ВШЭ

Госкорпорация Роснано создавалась в 2007 году с основной целью коммерциализации исследований в области нанотехнологий, наноматериалов, а также для создания в стране инфраструктуры наноиндустрии в соответствии с программой её развития до 2015 года. Для этого Роснано наделили средствами в размере 130 млрд руб. Сейчас многие, включая прокуратуру, говорят, что средства эти осваиваются медленно. На самом деле из 130 млрд руб. за два с половиной года приняты решения о финансировании более 50 инвестиционных проектов в сфере наноиндустрии в объеме около 55 млрд рублей. Много это или мало? По-моему, вполне достаточно. Ведь задача Роснано состоит не в том, чтобы побыстрее деньги потратить — это как раз самое простое — а в том, чтобы направить их туда, где они могут дать наибольший эффект. Именно поэтому каждый проект долго и тщательно рассматривается. Я уверен, что 130 млрд руб. лучше осваивать медленно, но эффективно.

Средний показатель внутренней нормы рентабельности (IRR) в проектах Роснано — 17%

Такой подход руководство государства — президент и премьер — поддержало. По решению правительства корпорация Роснано в ноябре 2009-го наделена дополнительными деньгами: 182 млрд руб. госгарантий. Госгарантии — это даже лучше, чем бюджетные деньги. Бюджетные деньги сегодня есть, а завтра их могут забрать. Летом этого года у корпорации в связи с финансовым кризисом собирались забрать 85 млрд руб., теперь принято решение о «временном» изъятии 64 млрд руб. Планируется, что эти деньги будут последовательно в Роснано возвращать в 2010–2012 гг.

В настоящее время Роснано готовит к выпуску облигационный заём под государственные гарантии на 182 млрд руб. «Отнять» такие деньги будет уже невозможно, значит, можно осмысленно планировать их эффективное использование. Правда, при этом повышаются требования к нанотехнологическим проектам, которые мы делаем. Если «цена» предоставленных нам бюджетных денег — их дисконтирование по инфляции, то «цена» заемных средств — инфляция плюс банковская маржа.

Игра по понятным правилам

Госкорпорация — это странная форма организации, которая во многом не подходит для Роснано. Во-первых, такой формы организации нет в гражданском кодексе, что делает госкорпорации непонятной формой существования. Роснано, как и остальные 7 корпораций, учреждалась специальным законом. Жить и работать в таких условиях очень сложно, поскольку в одном законе всё учесть невозможно. Поэтому, как только мы сталкиваемся с ситуацией, не предусмотренной законом о ГК «Роснанотех», необходимо обращаться в правительство, в наблюдательный совет Корпорации, чтобы принять соответствующее решение. Если бы мы были акционерным обществом, то руководствовались бы гражданским кодексом и корпоративным законодательством. В этом смысле весьма разумно превратить в акционерные общества те госкорпорации, которые смогут в этой форме существовать. Роснано уже объявило, что выступает за превращение в ОАО, где поначалу доля государства в капитале будет 100%. Потом эта доля наверняка будет снижаться. Однако тут возникает сложность: согласно все тому же закону о Роснано, чтобы корпорации поменять форму организации на ОАО, необходимо выпустить отдельный закон.

Если Роснано станет ОАО, работать мы будем по закону об акционерных обществах и корпоративному законодательству в целом, что сделает правила игры понятными и прозрачными. Акционерному обществу понятно, как заниматься коммерциализацией НИОКР в сфере инноваций, как обращаться с финансовыми ресурсами компании, кому и на что выделять средства. Роснано не придется объяснять, почему не финансируется тот или иной неокупаемый проект. У ОАО Роснано появится возможность работать как «револьверный» фонд — вкладывать деньги в окупаемые проекты, получать их обратно и по цепочке вкладывать в следующий проект.

Акционерное общество обоснованно вряд ли будет расходовать свои ресурсы на создание элементов государственной наноинфраструктуры. Ведь вложения в нанофабы, бизнес-инкубаторы будут для ОАО потеряны навсегда

Перед корпорацией стоит задача создать к 2015 году рынок нанопродукции с объемом продаж в 900 млрд руб. Чтобы этого добиться, надо не просто кого-то как-то профинансировать, а надо вложить деньги в создание бизнеса — проработать инвестиционный проект, найти соинвестора, построить и запустить предприятие, которое должно успешно функционировать без какой-либо внешней поддержки. Эту работу куда более правильно делать через механизм ОАО, а не в рамках госкорпорации с непонятными правилами игры.

Роснано рискует

Часто Роснано обвиняют в нежелании входить в рисковые проекты, но это не соответствует действительности. На сегодня через корпорацию прошло порядка 1200 проектов, из них утверждено и принято к реализации, как я уже сказал, более 50. Средний показатель внутренней нормы рентабельности (IRR) в этих проектах — 17%. Значительная часть этих проектов — весьма рискованные. Ведь мы имеем дело с созданием производства продукции, которая раньше не производилась у нас в стране или даже нигде в мире.

По закону Роснано входит в любой проект как миноритарный акционер, доля корпорации не может быть больше чем 50% минус 1 акция. Роснано ищет и находит соинвесторов, которые готовы разделить с нами риски. При этом на начальной стадии работы над проектом наша внутренняя экспертиза, а потом Научно-технический совет ГК «Роснанотех», в который входят ведущие ученые страны, принимают ответственное решение о научных основах проекта и его практической реализуемости. В этой системе, конечно, могут быть недочеты и ошибки, но системно Роснано готово рассматривать и принимать проекты с высокими рисками.

Проблемы на пути к ОАО

Другой аспект нашей работы сегодня — выстраивание механизмов снятия барьеров на пути перехода российской экономики на инновационные рельсы. В этом смысле мы рассматриваем проекты в сфере наноиндустрии как пилотные для развития в России инновационной экономики. Поэтому вместе с Институтом экономики переходного периода мы изучаем Гражданский, Бюджетный, Налоговый, Таможенный кодексы, корпоративное законодательство, закон об интеллектуальной собственности, патентное право, чтобы внести в правительство конкретные предложения об их совершенствовании для создания благоприятной среды для инноваций. Проблем здесь огромное количество. Только один пример: сейчас интеллектуальную собственность можно оценить и поставить на баланс компании, но практически нельзя за счет её амортизации снизить налог на прибыль. Ясно, что это дестимулирует частные вложения в интеллектуальную собственность.

Существование в виде акционерного общества в каком-то смысле упростит, как я сказал выше, жизнь Роснано. Но вместе с тем поставит перед государством ряд серьезных вопросов. Акционерное общество обоснованно будет вкладывать средства в окупаемые проекты и вряд ли будет расходовать свои ресурсы на создание элементов государственной нанотехнологической инфраструктуры. Ведь вложения в центры коллективного пользования, нанофабы, бизнес-инкубаторы будут для ОАО потеряны навсегда. Они не окупятся доходами Корпорации, хотя эти объекты очень нужны стране. Сейчас ГК «Роснанотех» этим активно занимается. Будет ли этим заниматься ОАО «Роснанотех»? Поэтому государство, преобразуя ГК «Роснанотех» в ОАО, необходимо решить, кто и как, за счет каких финансовых ресурсов будет заниматься такого рода проблемами.

Подготовила Анастасия Астахова

15 января, 2010 г.