• A
  • A
  • A
  • АБB
  • АБB
  • АБB
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Плавающий рубль

Правительство и ЦБ наметили контуры монетарной политики и курса рубля на ближайшие три года

Правительство согласовало предложенные Банком России «Основные направления государственной денежно-кредитной политики на 2010 г. и период 2011 и 2012 гг.». Ее основная цель – восстановление экономического роста. Для этого ЦБ в 2010 году планирует снижение инфляции до 9-10% (в 2011 г.  до 7-8%, в 2012 г.  до 5-7%. Прогнозируемый профицит платежного баланса – $20-80 млрд, увеличение международных резервов – на $70 млрд. Базовый сценарий расчетов ЦБ на 2010 год, как и в прогнозах правительства, исходит из среднегодовой цены на нефть Urals $58 за баррель.

Как сообщил первый зампред ЦБ Алексей Улюкаев в выступлении на инвестиционном форуме в Москве, ЦБ за следующие три года предполагает завершить создание условий для применения режима инфляционного таргетирования и перехода к свободному плаванию курса рубля. В настоящее время рубль находится в квазисвободном плавании: участие Центробанка на внутреннем валютном рынке происходит только для погашения избыточного колебания курсовых соотношений, которые не полезны для российской экономики, отметил первый зампред ЦБ.

В рамках выбранного режима валютной политики Центробанк будет использовать валютные резервы, обеспечивая сохранение их объема на уровне, необходимом для позитивной оценки долгосрочной платежеспособности России. В условиях устойчиво положительного сальдо текущих операций, которое прогнозирует Банк России, это может привести к укреплению рубля не только в реальном, но и в номинальном выражении.

Комментарий: профессор Российской экономической школы Владимир Попов

 

В.Попов Каким, на ваш взгляд, должен быть реальный и номинальный валютный курс для поддержания конкурентоспособности наших товаров?

– Реальный курс валюты, на мой взгляд, должен быть не завышенным, а еще лучше – заниженным. Это стимулирует экспортно-ориентированный экономический рост и позволяет стране с богатыми ресурсами избежать «голландской болезни» (прямо противоположную точку зрения см. здесь – Opec.ru). Курс рубля был сильно завышен даже при высоких ценах на нефть и газ, которые держались до августа прошлого года. По мнению экспертов, его сложно было поддерживать, даже если цены на энергоносители перестали бы расти.

С конца 1998 г. номинальный курс изменился  незначительно, тогда как цены в России в 1999-2008 гг. увеличивались ежегодно в среднем почти на 16% и выросли к концу 2008 г. более чем в 4 раза (цены в США и зоне евро – на 2-3% ежегодно). Таким образом, реальный курс рубля, то есть отношение наших цен, переведенных в доллары и евро по официальному курсу, к американским и европейским ценам повысился почти в три раза.

 

Рис. 1. Валютные резервы (млрд. долл., правая логарифмическая шкала) и реальный эффективный валютный курс (декабрь 1995 г. = 100%, левая шкала)

Источник: ЦБР

Для поддержания конкурентоспособности наших товаров России необходимо постоянно девальвировать рубль – в среднем настолько, насколько российская инфляция выше западной. Если этого не делать, то торговый баланс станет дефицитным, и после исчерпания валютных резервов все равно придется проводить девальвацию. Накопление резервов (создающее дополнительный спрос на валюту и таким образом понижающее курс рубля) – один из способов добиться занижения валютного курса. Этого можно достигнуть также через целевое стимулирование импорта, например, машин и оборудования для структурной перестройки.

Какую политику должна проводить страна, которая экспортирует в основном сырье, мировые цены на которое подвержены сильным колебаниям?

– По моему мнению, существует четыре варианта политики. Первый, самый лучший вариант с точки зрения поддержания стабильных и высоких темпов роста ВВП и потребления: сохраняя неизменными реальный валютный курс, валютные резервы и монетарную политику, сальдировать платежный баланс с помощью притока/оттока капитала. Проблема состоит в том, что занять деньги можно не всегда, особенно когда цены на основной экспортный товар страны/фирмы падают. Более того, от цен на нефть напрямую зависит кредитный рейтинг страны экспортера нефти.

Второй вариант – накапливать валютные резервы при благоприятной конъюнктуре на мировом рынке и тратить их, когда наступает “черный день” и цены на нефть падают, сохраняя темпы роста денежной массы неизменными. Это позволит поддерживать стабильность производства и потребления.

Третий вариант – не привлекать капитал, не тратить резервы, а позволять колебаниям валютного курса уравновешивать платежный баланс. Этот вариант более дорогостоящий, он предполагает изменения в реальном секторе экономики и в потреблении.

Четвертый вариант – не поддерживать стабильные темпы роста денежной массы, а при стабильном курсе разрешать колебаниям валютных резервов отражаться на колебаниях денежной массы. Этот вариант валютного управления – самый затратный с точки зрения динамики производства. Сокращение объемов производства особенно значительно, если падает денежная масса, а не номинальный курс.

Чему стоило бы уделять большее внимание во время кризиса?

– Поддержание курса рубля любой ценой, даже за счет подавления производства, на мой взгляд, было главной задачей ЦБ и правительства и в 1998 г., и в 2008 г.  Несмотря на то, что экономика уже вошла в кризис с конца 1997 г. и с середины 2008г. соответственно, монетарная политика ужесточалась, чтобы сдержать отток капитала и поддержать курс рубля. Темпы роста  денежной массы не просто замедлились, но и стали отрицательными, а процентные ставки по этой причине возросли.

Именно из-за ограничения роста денежной массы и повышения процентных ставок экономика вошла в кризис с июля 2008 г. Во второй половине 2008 г. Россия была одной из немногих стран в мире, где денежная масса сокращалась, а процентные ставки росли. Поддержание курса национальной валюты оказалось более важным, чем поддержание производства. По моему мнению, при любых внешних шоках желательно поддерживать стабильность реального валютного курса. Необходимо сальдировать неравновесия платежного баланса при внешнеторговых шоках с помощью займов и валютных резервов, а не с помощью курса.

Каким образом можно было бы поддержать стабильный курс рубля?

– С точки зрения «поглощения» внешних шоков, идеальной была бы конструкция,  в которой колебания условий торговли вели бы к изменению резервов, но это изменение резервов не приводило бы к изменению денежной массы. Денежная масса должна расти стабильным темпом, который у каждой экономики свой: он складывается из темпов роста самой экономики, темпов инфляции и темпов роста монетизации – отношения денежной массы к ВВП.

Оптимальные темпы инфляции для разных экономик различны, поэтому поддерживать фиксированный номинальный курс валюты длительное время сложно. Однако можно обеспечить стабильность реального курса при заданных темпах инфляции внутри страны и за рубежом. Скажем, если инфляция в России – 12%, а в США – 3%, то для стабильности реального курса потребуется примерно 9-процентная ежегодная девальвация рубля. Стабильность реального курса, таким образом, поддерживалась бы подстройкой номинального курса к разнице в темпах инфляции в двух странах, а ухудшение/улучшение условий внешней торговли погашалось бы изменением валютных резервов при нейтрализации воздействия колебаний резервов на денежную массу. Такие инструменты стерилизации существуют (операции Центробанка на открытом рынке, то есть покупка и продажа гособлигаций) и при контроле над движением капитала являются очень эффективными.

Каковы бы ни были валютные резервы и стабилизационные фонды, реальный валютный курс должен быть как можно более стабильным.

Ирина Елисеева

5 октября, 2009 г.