• A
  • A
  • A
  • АБB
  • АБB
  • АБB
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Современное российское телевидение наносит колоссальный ущерб экономике

На вопросы редакции OPEC.ru отвечает Даниил Борисович Дондурей

Сегодняшнее телевидение – один из основных факторов, который оказывает колоссальное воздействие на все стороны жизни страны. При этом очевидно, что одна из сторон такого воздействия -  экономическая – до сих пор остается за рамками обсуждения. О роли ТВ в экономике страны мы беседуем с экспертом в области изучения телевидения, известным культурологом и социологом Даниилом Дондуреем

 

Даниил Борисович, оказывает ли сегодня телевидение существенное влияние на экономическое поведение граждан?

 

Первое и главное, что нужно понимать, говоря о проблеме влияния телевидения на экономический потенциал страны - экономика в России всегда рассматривается вне человека. Исключительно как система агрегированных процессов и показателей, которые в сложном взаимодействии лишь иногда касаются небольшого количества внеэкономических факторов, таких, например, как политическая система, как социальные условия, как международные отношения, в лучшем случае, как состояние человеческого капитала. Даже когда самые продвинутые - Герман Греф, Егор Гайдар или Евгений Ясин выступают с речами (конечно, не для народа по ТВ, а перед экономистами), что образование и культуру надо рассматривать именно как экономические обусловленности, но это по сути всегда лишь концептуальные декларации. В то же время все эти факторы, как собственно экономические, так и внеэкономические, влияющие на экономику, напрямую связаны с мировоззрением: миллионов людей – раз, экономической– два, политической – три, интерпретационный – четыре, ценностных систем феодального и протофеодального российского государства – пять.

Умеет ли, например, глава государства сохранять необходимые для модернизации России, собственно либеральные механизмы под прикрытием квазикоммунистического массового сознания, умеет ли за счет некоторых символических жестов оттолкнуть олигархов пусть частично от управления страной за счет разгрома всего лишь одной гигантской корпорации? Понимают ли экономисты страны степень влияния общенациональной терпимости к воровству, которое ни в одной из социальных групп нашей страны не воспринимается как криминальное? Даже в налоговой полиции, прокуратуре и судах речь идет только о суммах. По утверждению премьер-министра, 30% зарплаты до сих пор у нас получают в конвертах - триллионы рублей незаконного оборота существуют только потому, что никто не воспринимает это явление как аморальное. Это же все экономическая деятельность! Но полностью контролируемая культурными причинами и обстоятельствами.

Таким образом, в нашей стране ни экономическая наука, ни бизнесмены, ни политическая элита не считают мировоззрение,  на 98% определяемое телевидением, фундаментальным фактором экономического развития. Такие исследования практически не проводятся, заказы на них не размещаются, и каких-либо измерительных оценок воздействия телевидения на реальный человеческий капитал, на конкурентоспособность, на общественную мораль, на мировоззренческие взгляды трудоспособного населения не существует. Известно лишь очень небольшое – в сравнении со значением этой темы количество работ психологов, например, из ГУ-ВШЭ.

Повторюсь, ценностный  климат тотально определяется телевидением, например, через 67 выпусков только криминальных информационных новостей в неделю, через 2000 игровых сериалов, на 90% посвященных криминальным отношениям, в год. Это, в частности, приводит к тому, что по ряду исследований конца прошлого года 62% экономических преступлений в нашей стране, а это порядка 600 тыс. случаев, были преступлениями против собственных предприятий. Руководители сливали информацию, работники брали взятки, занимались рейдерством и т.д. Разве это не экономика? И это еще не все. Проблемы, связанные с внедрением и сохранением социалистического сознания, приводят к тому, что такие ценности буржуазного общества (а, следовательно, основные ценности развития страны), как

- принятие результатов приватизации,

- отношение к богатству,

- отношение к деньгам,

- отношение к частной собственности в целом,

- отношение к конкурентоспособности,

- отношение к труду,

- отношение к креативу,

не воспринимаются российским обществом в качестве буржуазных отношений, не пропагандируются телевидением, а в большинстве случаев дискредитируются им как антироссийские, противоречащие российской ментальности и т.п. Этим наносится пусть неизмеряемый, а значит неизвестный, но в любом случае колоссальный ущерб человеческому капиталу, который по разного рода международным исследованиям достигает до 2/3 ВВП. К сожалению, никто не учитывает и даже не принимает во внимание все эти ущербы, оцениваемые в десятки, если не в сотни миллиардов долларов.

Значение мировоззренческих и культурных факторов почти никогда не рассматривается российской экономической наукой. При этом каждый живущий в нашей стране не только бизнесмен и ученый, но и рядовой гражданин прекрасно понимает, что здесь почти везде сохранены феодальные полностью определяемые отношения. Они во многом определяют экономическую жизнь в ее деталях и нюансах. Это и судебная система «по понятиям», и объемы взяток в 240 млрд. взяток, подтвержденные первым замом генерального прокурора Буксманом, что равняется четверти национального ВВП. Есть данные о том, что предпринимателями вывозится за границу примерно $220-230 млрд. - эти деньги Россия вкладывает в зарубежный капитал из-за того, что здесь нет доверия к субъектам экономических отношений и к государству как к мега-субъекту.

Можно сказать, что воздействие телевидения и культуры в целом – это важнейший фактор, сопоставимый со значением инвестиционного климата, величины Стабфонда и Фонда будущих поколений, задолженности иностранным государствам и так далее. То есть, это мега фактор, который сегодня наносит невосполнимый ущерб российской экономике.

 

Вы говорите о телевидении в целом как о некой консолидированной силе?

 

Я имею в виду все те каналы, которые занимаются содержательной, интерпретационной работой, а, в сущности, это все каналы. Есть исключения – EuroNews или «Стиль» не наносят ущерба. Хотя, занимаясь чистым гламуром с его идеологией кастрированных представлений о реальности, косвенно тоже наносит, точно так же, как MTV, МУЗ-ТВ., Рен ТВ и другие.

Если в прайм-тайм можно ставить передачи о том, как отец изнасиловал собственную дочь и на следующий день генеральный директор этого федерального канала не оказывается под судом и не оштрафован на несметные деньги, то это как раз доказательство того, что я прав. Существует общенациональная конвенция: все проблемы, о которых я говорю сейчас, объявить либо не существующими, либо незначимыми.

 

Можете привести какой-нибудь конкретный пример трансляции на ТВ такой феодальной идеологии?

 

Пример величия телевидения очень простой. Если летом прошлого года 8%-12% россиян считали Грузию врагом России (этот тренд сохраняется около четырех лет), то на 6 день после ареста четырех офицеров ГРУ в Тбилиси, когда эти офицеры уже были выпущены, но телевизор еще «работал», все ведущие российские социологические службы – ВЦИОМ, ФОМ, «Левада-центр» и «Башкирова и партнеры» – получили данные, что от 35% до 44% граждан России считают Грузию врагом России номер один.

 

Основной механизм воздействия - выпуски новостей с некими интерпретациями?

 

Скорее, это весь контент –  выпуски новостей, аналитические передачи, комментарии ведущих ток-шоу, разные типы верстки. Можно в новостях просто упомянуть о том, что какой-то усыновленный американцами ребенок погиб, а можно неделю вести об этом разного рода передачи, обсуждения, интервью со Слиской, Лаховой, с другими начальствующими людьми, документально подтверждать, что американцы – подонки, и это уже 13 случай за последние 10 лет, детально рассказывать, как страдают русские дети в  Америке. Тут важно, чтобы никто не узнал, что за последние десять лет американцы удочерили и усыновили 51 тыс. русских детей, из которых около 30 тыс. - инвалиды. Понимаете, как это возбуждающе и оценочно работает?

Более того, телевидение – единственный вид деятельности в стране, который самими телевизионщиками интерпретируется как незначимый. Вы никогда не увидите программы, где бы руководители телеканалов говорили о том, что они могут сделать с представлениями населения почти все, что угодно. Они всегда говорят – «мы лишь отражаем жизнь», «есть реальность». Но вы помните: когда была атака на господина Сергея Иванова, солдата Сычева из Челябинска с отрезанными ногами показывали сотни раз, каждый день демонстрируя, что солдаты погибают и ничего не происходит. Но стоило поменяться ситуации в отношении зампреда правительства Иванова, и мы ничего про дедовщину в армии теперь в «ящике» не видим.

 

Кто, в таком случае, является заказчиком, инициатором процесса – сама система?

 

Это огромный разговор, я сейчас могу ответить лишь кратко. Да, на мой взгляд, это система - она уникальна, она соединяет феодальные, индустриальные, доиндустриальные и постиндустриальные возможности. Это ведь не только экономическая система,  но и культурная, политическая, социальная, так сказать, система. Тот же Гайдар никогда не будет говорить о том, что социализм умер в головах людей, и не только потому, что политбюро неправильно оценивало цены на нефть и принимало отвратительные политические и экономические решения.

 

Возвращаясь к конкретным образам, расскажите, как представлены на телевидении деловые люди?

 

Естественно, бизнесмены показаны российским телевидением в двух ипостасях – в  95% случаев как подонки и проходимцы, в 5% - как меценаты, которые по просьбе руководства страны финансируют покупку «Черного квадрата» Малевича для Эрмитажа, призы для олимпийцев, аэродром в городе Сочи и так далее. Когда они по просьбе Правительства делают что-то богоугодное – то они молодцы, но в общественном сознании, в тысячах сериалов, в программах, в оговорках ведущих, в мнениях интеллигенции, они отвратительные и аморальные люди, и поэтому 77% населения страны крупному бизнесу абсолютно не доверяют.

 

Меняется ли эта ситуация за последние годы?

 

Она не меняется с начала девяностых годов, а только транслируется в будущее. И вся история с Куршавелем, по-моему, есть ее абсолютная презентация. И сколько бы денег сейчас господин Прохоров не потратил на то, чтобы рассказать, как он хорошо учился в институте, все равно, если вы спросите любого бомжа в пригороде Сызрани, он скажет вам, кто он такой, этот бывший совладелец "Норильского никеля".

 

Как известно, Правительством и Путиным поставлены всяческие задачи перехода к экономике знаний, диверсификации…

 

Это тоже тема для отдельного разговора. Скажу лишь, что телевидение, руководствующееся так называемой "понижающей селекцией",  то есть заработком на человеческой низости, патологиях, убийствах, отсутствии креатива и так далее, будет самым мощным тормозом всех тех «инновационных» программ, которые поощряет Президент. И в этом смысле телевидение одни задачи всегда решает с блеском (например, уничтожение левых и правых представлений), но при этом заодно  уничтожает и все те основания, по которым Россия может перейти от сырьевой экономики к экономике знаний.

 

16 апреля 2007

16 апреля, 2007 г.