• A
  • A
  • A
  • АБB
  • АБB
  • АБB
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта
vision

Господа чиновники, хватит почивать на лаврах благоприятной ценовой конъюнктуры!

По просьбе редакции OPEC.ru «Недостаточно только активно влиять на формирование новой промышленной среды – государство должно такую среду создать», - Владимир Путин комментирует Валерий Миронов

Валерий Викторович, в понедельник состоялось выездное заседание Президиума Госсовета в Волгограде. Оно было посвящено промышленной политике и развитию перерабатывающих отраслей. Было достаточно много сказано и Президентом, и министрами, и губернаторами. Но если попытаться кратко изложить главные тезисы, то уместно, наверное, воспользоваться цитатой из заключительного слова Президента, где он сказал, что «недостаточно только активно влиять на формирование новой промышленной среды, - государство должно такую среду создать». То есть, государство – это не арбитр в экономике, а полноценный и самый сильный игрок. Много говорилось и об инновациях, и о структуре экспорта – импорта, и об особых экономических зонах и о технико-внедренческих зонах (Иванов высказывался, что лучше технико-внедренческие зоны, чем особые экономические), и о нехватке специалистов. Но главное – государство будет строить такую систему, какая нужна ему, со значительной долей ВПК, но и с определенной долей протекционизма в отношении западных производителей. Каковы Ваши впечатления от того, что прозвучало на Госсовете, какую промышленную политику мы будем строить и насколько она приемлема в современных условиях?

 

Не во всем с вами согласен. Несмотря на усиление роли государства как собственника ряда активов, я не услышал, чтобы на прошедшем заседании Президиума Госсовета  представители государства открещивались от выполнения государственными агентствами роли арбитров в экономике. В то же время процессы формирование госхолдингов рассматривалось на фоне проблем создания полноценного конкурентного поля в промышленности и выращивания институтов саморазвития.

На мой взгляд, поддержание роста промышленности крайне важно, так как экономический рост, который в значительной степени опирается на торговлю и  жилищное строительство,  может быстро выдохнуться при стабилизации экспортных доходов и быстром – в течение трех лет -  обнулении сальдо торгового баланса.

Несмотря на оптимистический январь этого года, когда рост промышленности составил около 8%, ситуация неудовлетворительная, так как темпы роста в промышленности крайне неустойчивы. В принципе, в промышленности наблюдается стихийно складывавшийся,  на фоне повышательного нефтяного тренда, двухлетний цикл темпов роста выпуска. 1999-2000 гг. – темпы роста на уровне 8%-9%, потом 2001-2002 гг. – около 3%, потом снова два года 8-9%, затем два года - около 4%.  Вполне возможно, что сейчас мы вступаем в новый «ударный» двухлетний  период, когда темпы роста промышленности  опять повысятся. При этом в краткосрочном плане, т.е. в 2007-2008гг. стабилизация цен на российскую нефть, может, как это ни странно звучит,  благоприятно сказаться  на динамике промышленности,  прежде всего ее обрабатывающего сектора, конкурирующего с импортом.  Процесс номинального укрепления рубля к доллару, идущий с некоторыми перерывами с 2003г.,  может в 2007г. резко затормозиться, что при условии снижения инфляции резко затормозит темпы укрепления реального эффективного курса рубля, а вместе с ним и темпы роста импорта. Вместе с этим тормозящее воздействие на импорт окажет и связанное с ослаблением роста экспортных поступлений замедление роста реальных доходов населения (с двузначных до однозначных цифр), повышающего эластичность внутреннего производства к росту зарплат. При этом дополнительное положительное воздействие замедление роста доходов населения  окажет на показатели конкурентоспособности российской промышленности, за счет сближения темпов роста заработной платы и производительности труда (растущей в последние годы на 6%).

Однако, все это  паллиативы,  и  через два года темпы роста промышленности опять понизятся да 3%-4%. А если на это наложится еще и дальнейшее снижение мирового спроса на российское сырье в силу возможного спада в мировой экономике, который мы, в силу цикличности развития мировой экономики,  прогнозируем в конце этого - начале следующего десятилетия, то  это будет серьезный шок для экономики,  Темпы роста ВВП упадут ниже минимально допустимого уровня в 5%. Поэтому слышны голоса – господа чиновники, хватит почивать на лаврах благоприятной ценовой конъюнктуры! Разработайте, пожалуйста, меры по поддержке роста промышленности, по диверсификации экономики.

Какие меры? В общем, есть много рассуждений на эту тему, накоплен большой опыт в мире, существуют разные точки зрения на промышленную политику. Есть точка зрения, что промышленная политика это вчерашний день, а сегодня нужно говорить о новых концепциях, создающих  механизмы экономического саморазвития. Например, концепция инновационной деятельности, экономики знаний. Но жизнь показывает, что развитие традиционных отраслей в промышленности и инновации – это неразрывные процессы, и инновация – это высшая стадия ускорения обычного инвестиционного процесса. То есть, инвестиционно ориентированные меры должны идти в авангарде, и если мы стимулируем инвестиции, то они органически переходят в инновации. Есть точка зрения, что промышленная политика – это атрибут развитой рыночной экономики. А поскольку мы к рынку только переходим, то государство сейчас должно помочь фирмам в переходе из нерыночного состояние в такое состояние, когда фирмы реагируют на рыночные сигналы. Поэтому особой промышленной политики нам не надо, но не потому, что это противоречит идеалам рыночной экономики, а потому, что рынка у нас нет. Нужно выровнять условия конкуренции, снять излишние административные барьеры, принять меры институционального  характера. Вот такая точка зрения. Есть подход, который считает, что сам процесс разработки промышленной политики важнее ее результата. Профессор Родрик из Гарварда считает, что промполитику нужно рассматривать как исследовательский процесс, в ходе которого компании и правительства узнают  о возможностях и затратах, вовлекаются в стратегическое взаимодействие, которое направлено на решение проблем, связанных с поддержкой имитирующих квазиинноваций и недостаточной координацией взаимодополняющих видов деятельности.

В первом случае имеются в виду  не инновации вообще, а  новые продукты и услуги только для данных переходных  рынков. И второе, чем  должны заниматься бизнесы и правительства в ходе взаимодействия – это решение проблем координации, взаимодополняющих видов деятельности, например кластерная политика на региональном уровне.

И, наконец, есть точка зрения, что вообще экономическая политика в такой большой стране, как Россия, США, Китай, изначально должна формироваться на региональном уровне, при этом на региональном уровне прежде всего должна формироваться промышленная, технологическая  политика. А на основе этих региональных подходов под них должна подстраиваться и макроэкономическая политика. Этот взгляд  на промышленную политику также нов и интересен.

И по-моему, на волгоградском Президиуме Госсовета и было обращено внимание на необходимость взаимосвязи региональной политики  и  политики федеральных властей.

В частности, региональные политики и региональный бизнес хотят знать, куда и когда придут шоссейные и железные дороги, в какой порт они могут доставить свою продукцию на экспорт, потому что территория страны очень большая и транспортные издержки имеют гигантское значение даже для отраслей, ориентированных на внутренний рынок, например, для производителей мебели, автомобилей, многих других изделий, которые пока в России производятся с большой долей импортных комплектующих. Логистика имеет большую роль.

Большое значение имеет и нормализация работы рынка факторов производства – оборудования и труда.  Опросы показывают, что недостаток оборудования как ограничитель роста промышленности вроде бы  стал в последние годы уменьшаться.  При этом резко возрастает нехватка квалифицированной рабочей силы. И эта проблема выходит на авансцену очень быстро, так как вместе с уменьшением в прошлом году населения России  на 700 тыс. человек начало заметно уменьшаться и число трудоспособного граждан страны – правда в меньших объемах.

Из стран СНГ привлечь значительные объемы кадров не так легко  - там тоже нехватка квалифицированных кадров. Из Европы также трудно привлечь кадры, хотя там есть некоторый избыток, в силу высоких запросов по зарплате. Даже если сейчас начать форсированное восстановление сети профтехучилищ, то нужно 3-4 года, чтобы сделать первый выпуск. Кроме того, вряд ли так легко будет их заполнить, так как, например,  ввести платное обучение в 9-11 классах средней школы, как это было сделано в СССР перед второй мировой войной – сейчас нельзя. А что еще? Надо долго думать, так как, очевидные шаблонные «ходы» очень часто – самые неэффективные.  В частности, недавние опросные исследования, выводы по которым, конечно, нуждаются в дальнейшей проверке,  показывают, что дефицит кадров особенно значим для  небольших «погибающих» предприятий, тогда как на крупных и конкурентоспособных зачастую существует избыток кадров, но перелив трудовых ресурсов между отраслями и регионами затруднен. Таким образом, частично проблему нехватки кадров можно решить за счет мер по развитию ипотечного кредитования для инженерно-технических работников, и эта мера  есть в проекте решений Президиума Госсовета есть. Но очень многого там пока нет, некоторые проблемы только поставлены. Например, проблема низкой доли высокотехнологичного экспорта в общем объеме экспорта. Эта доля у России находится на уровне 2-4%, что не только в разы ниже, чем у большинства развитых стран, но и заметно уступает Бразилии (6-10%), Индии (устойчивые 4%) и, особенно, Китаю, который стабильно увеличивает доля «хайтека» в своем экспорте, превзойдя уже пару лет назад, по моим оценкам,  уровень в 25%. 

В то же время жизнь показывает, что разрабатываемые российским правительством с 2003 г. меры по поддержке экспорта  пока  не приносят успеха. Это видно не только из объективной статистики, но и из того факта, что даже уже предложенные механизмы не находят спроса со стороны бизнеса. Если в 2005 г. были предоставлены государственные гарантии на поддержку экспорта на общую сумму немногим более 200 млн. долл. США (для поддержания поставок продукции авиастроения и атомной энергетики), то в 2006 г. такие гарантии, в силу забюрократизированности процедуры,  вообще  не выдавались (по состоянию на 1 октября 2006 г.). Те же организационные препоны сдерживают нормальное возмещение экспортерам НДС, срок фактического возмещения которого превышает установленные  законодательно 3 месяца в 2-4 раза.

Необходимы новые меры по увеличению объемов несырьевого экспорта, а им пока, судя по всему, недостает комплексного подхода и активизации таких рычагов его поддержки, которые вообще не связаны с чьим – либо контролем за финансовыми потоками, иначе получается, что даже мелкий кредит в банке без взятки взять невозможно.

Новые подходы, с одной стороны, надо нацелить на использование чисто организационных механизмов – например, массовый политический лоббизм российских экспортеров и превентивное создание на базе отраслевых союзов консорциумов российских экспортеров при участии в международных тендерах для недопущения снижения цены. С другой стороны, надо вменить в обязанность федеральным властям выдачу регионам четких сигналов о перспективах и сроках осуществления проектов по развитию экспортной транспортной инфраструктуры.

 

21 февраля 2007

21 февраля, 2007 г.