• A
  • A
  • A
  • АБB
  • АБB
  • АБB
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта
vision

2006 год показал, что «диверсификация наружу» тоже имеет право на существование

По просьбе редакции OPEC.ru Всемирный банк и Россия – партнерство на три года комментирует Валерий Миронов

Валерий Викторович, какие итоги уходящего года вы считаете наиболее интересными в экономико-финансовом блоке?

 

Стоит отметить несколько событий. Первым, по крайней мере, хронологически, я бы, наверное, выделил – саммит группы 8 в Петербурге. В его контексте можно говорить о важности постановки вопроса о необходимости государственной поддержки экспансии российских предприятий за рубеж. Мы должны встраиваться в мировой процесс диверсификации экономики нефтедобывающих стран за счет покупки реальных активов за рубежом. Процесс активно идет, и правительство пытается его начать поддерживать с той или иной успешностью. Важным шагом в этом направлении является покупка Внешторгбанком 5% акций европейского аэрокосмического холдинга EADC, и другие, например, поддержка государством слияния, правда, неудачного, «Северстали» с «Арселором». Пока удачными с точки зрения покупки активов за рубежом являются усилия госкомпаний. В дальнейшем, наверное, нужно уйти от стереотипа о том, что отток капитала – это минус для России, поскольку это все-таки плюс, если в условиях, когда приток валюты настолько велик, что пока не удается создать эффективные институциональные  механизмы его использования внутри страны, будут покупаться реальные активы за рубежом. В этом случае «диверсификация наружу» тоже имеет право на существование. Особенно это актуально в свете того, что объем денег в мировой экономике растет двузначными темпами, а предложение активов с учетом недвижимости растет темпами на порядок ниже, и конкуренция за них усиливается. Здесь нужны скоординированные усилия бизнеса и государства в борьбе за внешние активы. Это, на мой взгляд, одно из наиболее важных направлений модного, и видимо, востребованного сейчас государственно-частного партнерства.

Второе событие – это завершение переговоров с администрацией США и подписание предварительных условий о вступлении России в ВТО. И на этом фоне радовало, что Россия, правда, довольно неуклюже в начале, оттачивало свое, очень важное в современных условиях, умение вести торговые войны. Пока она копирует действия сверхдержав, прежде всего, США, но очевидно, что арсенал средств торговой войны должен быть расширен, должны быть найдены нессиметричные, достаточно мягкие ответы на агрессивные экономические вызовы. Тем не менее, без здоровой агрессии в войне не победишь, и радует, что есть целый ряд примеров того, что государство отождествляет себя с сильной страной и стремится не допускать потери экономических позиций на внутреннем и внешнем рынке, применяя новые методы. Тем более, что арсенал старых тарифных методов защиты национальных экономических интересов после вступления в ВТО резко сужается.

В принципе условия вступления в ВТО достаточно неплохие, и не только из-за того, что снижаются импортные пошлины на вина и коньяки. Это, конечно, приятно для российских потребителей, так же как снижение импортных пошлин на ряд других товаров, например, на лекарства, что важно для улучшения качества человеческого капитала. Но это одновременно вводит жесткие ограничения на тарифные меры, и нужно учиться применять нетарифные меры по защите внутреннего рынка.

Если перечислять другие события, то очень важна победа над инфляцией, пусть пока сугубо временная. Я имею в виду, что последние месяцы темпы роста инфляции ниже темпов тех же месяцев прошлого года. И при этом важно, что такое снижение инфляции происходит даже на фоне введения с первого июля целого ряда поправок в закон о валютном регулировании, способствующих либерализации потоков капитала. И, может быть, именно в связи со снижением инфляции, которая впервые может быть ниже знаковой цифры в 10%, и выросла инвестиционная активность. За последние месяцы этого года темпы роста инвестиций в основной капитал  достигли 19% в годовом  выражения, и если эти темпы сохранятся в октябре-ноябре, то, по моим оценкам, в годовом выражении инвестиции в основной капитал внутри страны вырастут почти на 14,5%. Мы приблизимся к другой знаковой цифре – 15%, равной темпу роста инвестиций, которые устойчиво демонстрирует в течение многих лет наш сосед – Китай. А для нас сейчас это – тоже актуально, в силу того, что, по имеющимся оценкам, уровень загрузки производственных мощностей вырос за последние годы практически во всех обрабатывающих отраслях на 20-40%, и в ряде секторов он достиг уже того предела, когда рост производства невозможен без дальнейшего роста инвестиций. Это: металлургия, производство целлюлозы и изделий из дерева, бумаги и картона, производство резины и пластмасс, электромашин и электрооборудования. При этом, увеличение темпов роста инвестиций и выход их на необходимый уровень в 18-20% год к году невозможно без снижения инфляции, хотя со стороны «федералов» для этого необходим и ряд других мер. Тем не менее, пока победа над инфляцией является временной. В значительной мере она достигнута за счет более медленного роста в этом году цен на услуги, на фоне сдерживании ценовых аппетитов естественных и региональных монополий.

Взвешенный индекс цен в электроэнергетике, газовой отрасли и цен на грузовые перевозки отстанет от индекса оптовых цен, по моим оценкам, на 5,4%. В прошлом году, наоборот, наблюдалось опережение, которое составило около 2%. В то время, базовая инфляция, которая связана с абстрагированием от этих временных факторов, сохраняется на уровне прошлого года. Это значит, что если в ходе реформирования электроэнергетики или, наоборот, в ходе не реформирования газового сектора начнется ускоренный рост цен, то победа над инфляцией станет временным явлением. Тем более, что существует тенденция к росту цен на сельхозпродукцию, в силу того, что выпуск сельского хозяйства у нас стагнирует, судя по последним оценкам ВВП за третий квартал, а цены на потребительские товары растут, несмотря на укрепление рубля.

Важно помнить также, что с января 2007 г. вступит в силу новая отложенная порция поправок, либерализующих валютное регулирование, потому что, насколько я понимаю, 1 июля вступила в силу только половина от тех поправок, которая была предусмотрена новым вариантом закона о валютном регулировании. И на этом фоне возможно проинфляционное усиление волатильности потоков капитала. И без этого в этом году чистый приток капитала вырос просто впечатляющим образом – до 25-27 млрд. долл., тогда как в прошлом году он был равен лишь 1,5-2 млрд. долларов. Этот капитал мечется в силу тех явлений, которые происходят на мировом рынке, идет охота за активами, которых не хватает, и одновременно это усиливает угрозу всплесков на валютном рынке, угрозу повышения инфляции. Тем более, что из 25 млрд. чистого притока капитала  в российскую экономику в этом году, 20 пришлось на банковский сектор. Это значит, что эти деньги не заморожены в реальных проектах, их также легко увести, как и привести. Но на этом фоне ЦБ, и это тоже важный факт, может быть, не менее важный, чем все остальные, ушел от негибкой валютной политики, от одновременного таргетирования эффективного валютного курса и инфляции. Теперь он больше сосредоточен на инфляции, он сказал, что эффективный курс может быть любой, от 0% до 10%, а главное – инфляция. Конечно, это во многом вынуждено, потому что с усилением волатильности капитальных потоков, и в связи с тем, что спрос на деньги неустойчив, в силу того, что экономика, несмотря на победные реляции, которые пару месяцев назад шли из госорганов, замедляется.

Данные Росстата, вышедшие недавно, показали, что рост ВВП замедлился в третьем квартале до 6.5.%, против 7.4% во втором. Но если экономический рост замедляется, то быстрый рост предложения денег, который ускорился во втором полугодии, может натолкнуться на снижение спроса на деньги, а это – дополнительный инфляционный фактор. Таким образом, ЦБ вынужден в силу либерализации валютного законодательства и усиления волатильности капитальных потоков, отказываться от таргетирования эффективного реального курса. Однако, на фоне фиксации импортных пошлин в силу подписания нами протокола о вступлении в ВТО, это оказывает негативной давление на динамику реального сектора экономики и промышленности, прежде всего. А это важно не столько с точки зрения краткосрочных результатов, потому что сейчас рост ВВП поддерживается в основном за счет не конкурирующих с импортом секторов – строительство, торговля, финансовый сектор растут на уровне 10%, сколько с точки зрения средне- и долгосрочной перспективы, когда сальдо платежного баланса на фоне снижения цен на нефть после урегулирования конфликтов США с Ираком и Ираном и роста нашего импорта станет нулевым. Вот тогда многое будет зависеть от промышленности, не завязанной на экспорт сырья. Однако, ситуация в промышленности гораздо хуже, чем она была в прошлом году, потому что темпы роста промышленности, несмотря на то, что по данным Росстата они были выше в этом году, чем в прошлом, на самой деле, если снять сезонность, в два раза ниже. Они упали с 0,5% в среднем за месяц в прошлом году, до 0,2% в среднем за месяц в этом году. И здесь нужны какие-то меры, позволяющие не только бороться с голландской болезнью, симптомы которой начнут проявляться в силу достижения реальным курсом рубля предкризисного уровня, но и в силу того, что обрабатывающая промышленность у нас слаба еще изначально, по наследству от СССР.

Но для поддержки промышленности макроэкономическая ситуация на фоне грядущих предвыборных баталий не очень хорошая. Вместе с сохранением инфляционной угрозы, не столь благоприятным является и тот фактор, что ускорение импорта вот-вот начнет тормозить рост спроса на продукцию, производимую внутри страны, так как ее качество просто не успевает подстроиться под растущий, подстегиваемый потребительским  кредитованием спрос.

Спрос растет как в силу роста доходов – в этом году зарплаты выросли на 13%, реальные доходы населения в целом выросли на 12%, то есть, выше 9%-го роста в прошлом году. Зарплата в валютном выражении выросла с 290 до 380 долларов, это уже на треть, из-за укрепления рубля. Плюс потребительские кредиты выросли на 50%, тогда как кредиты предприятиям всего на 25%, это неплохо для текущих темпов роста ВВП, но давит на промышленность, она замедляется. Правительство пытается с этим бороться, но что оно делает, оно сдерживает пенсии, мы имеем рост пенсий всего на 6% в этом году. Это значит, что их скачок придется не на 2007 г., планы на который уже расписаны, и там будет всего одна индексация, очень небольшая, а на 2008 г., когда придется выполнять наказ Президента о росте пенсий в 1.5 раза, скачок будет в выборный год. Аналитики инвестиционных компаний естественно это видят, они будут это закладывать в оценку инвестиционных проектов, и это будет сдерживать рост инвестиций. Поэтому я не верю, что инвестиции будут расти на 19% и более процентов в годовом выражении, как это было бы необходимо, исходя из темпов роста инвестиций в странах-конкурентах и исходя из возможности увеличить долю валового накопления в ВВП минимум процентов на 5.

Другое противоречие связано с возможным ростом МРОТ до 2 тыс. рублей в сентябре 2007 г., что становится более вероятным в ходе подготовки к выборам. Что значит рост МРОТ, который сейчас составляет где-то 1400 руб. до 2000 руб. в 2007 г.? Это означает рост затрат регионов, потому что это приведет к росту ставки первого разряда, это рост зарплат бюджетников. По оценкам Центра развития, регионы должны будут на эти цели изыскать около 6 млрд. долл. в 2007 г. и раза в три больше в 2008 г. Сами они этого не смогут сделать, придется из федерального бюджета помогать, но это опять отсроченная инфляция. То есть, все давит на инфляцию, давит на реальный сектор экономики. Конечно, с точки зрения роста экономики, все будет более-менее нормально в 2007-2008 гг., будет расти торгово-строительная экономика. Но если думать о долгосрочной перспективе, то меня сейчас более всего волнует промышленность. В промышленности ситуация плохая, это самое слабое звено.

 

Каков Ваш прогноз на 2007 г., что ожидается по вступлению в ВТО, по промышленной политике?

 

Прогноз на 2007-2008 гг. достаточно благоприятный. Темпы роста ВВП 6,5%, в 2008 тоже больше 6%. Укрепление рубля в следующем году тоже продолжится, доллар потеряет еще 1,5 рубля, далее номинальный курс рубля относительно стабильный. В этом году мы впервые выходим на инфляцию меньше 10%, все-таки выходим, но далее инфляционные угрозы только усиливаются, а это заставляет делать большие ставки на модернизацию за счет притока прямых иностранных инвестиций, для которых укрепление рубля в определенной мере нейтрализует инфляционную угрозу, чем за счет внутренних инвестиций. Однако, мы пока вопрос с иностранными инвестициями не урегулировали, пока они скорее отторгаются, о чем говорит пример и Сахалина, и летние маневры вокруг Штокмановского месторождения.

На этом фоне важно не потерять целый ряд секторов в реальном секторе экономики, которые подвергнутся дополнительному давлению в силу того, что мы подписались  под вступлением в ВТО. А это вступление приводит, в конечном итоге, в среднем к 3%-ому снижению ставок импортных пошлин на сельскохозяйственные товары, в течение переходного периода, который составляет 3 и более лет.

Аналогично мы будем иметь 3%-ое снижение тарифов на ввоз промышленных товаров, в течение семилетнего периода с 25 до 15% на рынке автомобилей, с 20% до примерно 10% на рынке гражданской авиатехники. В течение трех лет после вступления будут отменены ввозные пошлины на компьютеры и на многие виды оборудования. Будут снижены пошлины на обувь и бытовую технику. Это хорошо, но, как показывают исследования, в каждый момент времени усиление конкуренции лишь до определенного уровня способствует снижению издержек, а если она переходит некий уровень, то ее влияние становится негативным. При этом, помимо отмены пошлин само неожиданно быстрое усиление рубля негативно воздействует на наших производителей.

В частности, АвтоВАЗ уже получил в последние месяцы рост затоваривания и вынужден был пойти на контракт с канадцами по сборке импортных автомобилей, учитывая, что вот-вот будет перейден психологический  рубеж цены на его родные авто в 10 тыс. долларов. В его выпуске увеличивается доля старых моделей, их пока покупают, но очень скоро они совсем перестанут пользоваться спросом.

Что касается финансового сектора, то здесь пошли на размен и опять пожертвовали промышленностью, хотя были возможности удержать оба плацдарма. Но, тем не менее, уже договорились, что филиалов иностранных банков у нас не будет, что филиалов инвестиционных компаний у нас тоже долго не будет, что на страховом рынке не будет филиалов иностранных страховых компаний 9 лет, а после 9 лет они не будут допущены на рынки обязательного страхования кроме ОСАГО. То есть, финансовый сектор мы прикрыли очень неплохо, но там серьезные и сплоченные лоббисты в хорошем смысле, а реальный сектор не смог защититься, дело сделано.

 

Но реально ли, что в 2007 г. Россия вступит в ВТО?

 

Реально – в 2007г. или в самые ближайшие годы, поэтому и нужна осмысленная политика по отношению к промышленности. В ходе ее выработки важно учитывать изменчивость спроса, формирующегося в цепочках добавленной стоимости на мировым рынке, в которые встраиваются и наши производители. Здесь важно учитывать и тот факт, что удельная стоимость рабочей силы у нас уже достаточно высока – хотя в абсолютном валютном выражении она ниже только в Китае, на Филиппинах и в Индии, однако, если сопоставить уровень производства добавленной стоимости и зарплату на одного рабочего, то по этому показателю у нас конкурентных преимуществ, скорее всего, нет.

И здесь нужно изыскивать новые пути стимулирования промышленности, активизировать межрегиональную конкуренцию в сфере увеличения темпов роста именно промышленности, а не ВРП в целом.

Может быть, в ряде случаев нужно поддерживать не слабых, а наоборот – самых сильных, которые уже и так достигли успеха и показывают, что они смогут освоить деньги, что у них есть конкурентоспособный менеджмент. При этом, рассчитывать на рост вливаний из Стабфонда не приходится, так как его уровень пока ниже 10% ВВП, а на фоне возможного снижения цен на нефть, его дальнейший рост проблематичен. Нужны организационно-институциональные ответы, нужно, в конечном счете, расширение финансирования инноваций за счет частного сектора, а не государства, которое пока, в определенной мере, вынуждено, финансирует большую часть инноваций, и не всегда эффективно. Об этом говорит сравнительный анализ отдачи затрат на инновации в России и в странах конкурентах.

 

20 декабря 2006

20 декабря, 2006 г.