• A
  • A
  • A
  • АБB
  • АБB
  • АБB
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта
vision

Для построения инновационной модели роста экономики недостаточно одного снижения инфляции

По просьбе редакции OPEC.ru Привлечение кредитов в инновационную сферу возможно только при инфляции меньше 3% в год комментирует Валерий Миронов
Валерий Викторович, на вчерашнем заседании совета по конкурентоспособности произошел очередной конфликт между Кудриным и Фрадковым. Кудрин очень жестко среагировал на доклад замминистра науки и образования Дмитрия Ливанова, тезисы которого должны были использоваться для доклада Фрадкова на Совете безопасности. Речь в нем шла о старении оборудования и низкой инновационной активности. На что Кудрин заявил, что переход на инновационные рельсы – это все пустая болтовня до тех пор, пока инфляция не будет ниже 3% в год, потому что только в этих условиях возможны нормальные кредиты на инновационные проекты. А мощности, вроде бы, у нас и так достаточно быстро обновляются. Он приводил пример перспективы на 4 года – что, вроде бы инвестиции довольно активно приходят, и проблемы уже нет. С Вашей точки зрения, прав ли Кудрин в своей критике, по сути дела, курса, проводимого правительством и Президентом?

Утверждать, что инфляцию нужно снизить именно до 3%, чтобы кредитовать инвестиции и инновации в России может быть не совсем верно, потому что нужно учитывать сравнительную доходность инвестиционных, инновационных и вообще новых проектов в России. Она может отличаться от стандартных уровней рентабельности этих проектов, которые наблюдаются в других странах, и которая может покрыть эту 3% инфляцию и обеспечить выгодность нового проекта. В России относительно дешев еще целый ряд ресурсов, в частности, энергоресурсы, достаточно недорогая рабочая сила – она дешевле лишь в Индонезии и Китае, Индии, и все это может говорить о том, что брать стандартную цифру– 3% инфляции – может быть не совсем верно. Здесь нужен дополнительный анализ, и у меня такое ощущение, что в принципе, и при более высокой инфляции кредитование возможно. В определенной степени, в утверждениях о привязке кредитования к 3-ой инфляции и о довольно быстром обновлении оборудования в условиях 10-ой инфляции, есть противоречие, если вы правильно цитируете.

В одном случае он говорит об инновациях, в другом случае - об обновлении мощностей, то есть, о закупке оборудования.

Многие международные организации, занимающиеся мониторингом инноваций, и я согласен с этой точкой зрения – пришли к выводу, что в транзитных странах любой инвестиционный процесс - это инновация. И закупку оборудования нужно относить к инновационным процессам, потому что в условиях очень низкого уровня развития институциональной и материально-технической базы, инновационный процесс начинается с элементарных вещей, которые в развитых странах являются рутиной, то есть, с маркетинга и обновления оборудования. Другими словами, здесь понимание инновационности гораздо более широко. Нельзя из стандартных учебников, из стандартных подходов для развитых стран, делать выводы относительно переходных экономик, в частности, относительно переходной российской экономики.

Что касается того, что у нас инвестиционный процесс идет хорошо. Здесь, на самом деле, ситуация противоречива. Несмотря на то, что в последние два месяца темпы роста инвестиций в целом по экономике вышли на уровень 0,8% со снятой сезонностью, а инвестиции в добычу топливно-энергетических полезных ископаемых выросли в первом квартале этого года на 17,4% в годовом выражении против падения на почти 3% в прошлом году и нулевого роста в первом квартале прошлого года, тем не менее, все не так хорошо. Прежде всего, это касается недоиспользования имеющихся сбережений на инвестиции. Об этом говорит снижение склонности к инвестированию из собственных средств, в первом квартале соотношение инвестиций в балансовой прибыли экономики упало до 50% против 60% в первом квартале прошлого года. При этом снижение склонности к инвестированию происходит на фоне продолжающегося бума финансовых вложений темпами (в два раза в годовом выражении). Эта тенденция сформировалась в прошлом году и в первом квартале она продолжилась. Кроме того, в первом квартале усилился, по данным Росстата, вывоз капитала предприятиями реального сектора экономики за рубеж, после того, как в прошлом году было снижение этого оттока. Но тормозит инвестиционную динамику, скорее всего, не фактор доходов и не столько фактор цен, хотя инфляцию снижать надо, но высокие риски и инфраструктурные ограничение. И в силу этого ускорение в первом квартале притока иностранных инвестиций, улучшение отраслевой структуры внутренних инвестиций, о чем я говорил выше, не может рассматриваться в качестве устойчивой тенденции. И, несомненно, нужны некие целенаправленные шаги государства по созданию и укреплению национальной инвестиционно- инновационной системы. И уповать на снижение инфляции и таргетировать эти 3%, мне кажется, нужно, но недостаточно. Конечно, нужно двигаться к постепенному снижению инфляции, но сначала до 6%, потом до 3%, но ограничиться этим нельзя, если мы хотим активизировать инвестиции для полного использования внутренних сбережений за вычетом необходимого вывода капиталов за рубеж, это примерно 5% ВВП, учитывая разрыв в 10% между сбережениями и инвестициями. В дополнение к этому, а может быть в первую очередь, нужно усиливать инновационную систему. И начинать нужно, ну например, с модернизации статистической базы, для того, чтобы она корреспондировала с новым перечнем индикаторов, который недавно был разработан в качестве стандарта для всех стран с переходной экономикой, а не говорить просто о снижении инфляции. Это позволит вести постоянный мониторинг инновационного процесса, в том числе в сравнении со странами-конкурентами, т.е. осуществлять бенчмаркинг - конкурентную разведку. Нужно и многое другое. Здесь нужно гораздо более широким фронтом двигаться по переходу к инновационной модели экономического роста, от экономики ТЭКа к экономике знаний. Это вполне нормальная конкретизация общей задачи диверсификации.

16 июня 2006

16 июня, 2006 г.