• A
  • A
  • A
  • АБB
  • АБB
  • АБB
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта
vision

У нас нет госкапитализма, это выдумки. Наша экономика носит мафиозный характер

По просьбе редакции OPEC.ru Премьер-министр Михаил Фрадков: правительство поддерживает модель бюджета, очищенного от нефтяных доходов комментирует Леонид Евгеньевич Пайдиев

Леонид Евгеньевич, возглавляющий Центра трудовых исследований Высшей школы экономики, профессор Владимир Гимпельсон в интервью журналу Forbes рассказал о проблеме рынка труда. Он считает, что в отличие от Франции или Германии мы не имеем пособий, но определенные амортизаторы есть. И поэтому даже если за тяжелую грязную работу будут платить заметно больше, местные жители вряд ли на нее пойдут. Вместе с тем, по его мнению, уровень безработицы у нас низок. Для развития страны и ее диверсификации, увеличения объемов ВВП, без трудовых ресурсов не обойтись. Пока дефицита этих ресурсов мы не испытываем, но только потому, что для экономики трубы их особо и не нужно. Как Вы смотрите на эту проблему, способны ли мы улучшить социально-экономическое положение страны на фоне высокой смертности и низкой рождаемости?

Что вытекает из вышесказанного?

1) Конечно, из таких слов вытекает, что местное население не пойдет на грязную, низкооплачеваемою работу, даже если стоимость труда увеличить.

2) Следовательно, нам нужно привезти как можно больше неквалифицированной рабочей силы из каких-то других мест.

Тут можно только развести руками. Люди пойдут в нашей стране на тяжелую грязную работу, особенно русские люди, если им будут платить достойную зарплату, но в том то и дело, что никто ее не предлагает. Почему? Потому что если производительность труда достаточно низка, никто не будет вам платить слишком большую зарплату. Из этого возникают все проблемы. Что значит тяжелая зарплата? Мы как-то не понимаем, что такое тяжелая и грязная работа. Там человек действительно очень устает, и там действительно ему надо очень много платить, чтобы он мог себя воспроизводить как рабочую силу. Производительность труда в такой отрасли крайне низка, выход продукции ничтожен, а заработную плату надо платить большую. Почему? Потому что стали заметны неоспоримые факты: социальной сферы нет, жилье не дают, и главное, за лечение реально надо платить. Какой же сумасшедший пойдет работать на работу которая не обеспечивает нормальную жизнь? Ответ слишком прост - никакой. В обмен на такой труд необходимо платить большую зарплату с тем, чтобы он мог лечиться, потом и рано уйти на пенсию. Но этого же нет, вот и все. Решит ли эту проблему ввоз рабочей силы из зарубежа? Там возникают те же самые проблемы, потому что человек приезжает из Таджикистана с целью заработать и оставив свою семью там, ведь там она может выжить на эту небольшую зарплату, а в Москве, конечно нет. Это объясняется тем, что в Таджикистане или Узбекистане все-таки подготовлено определенное количество нормальной рабочей силы, которая годна для работы на производстве, допустим, бывший лесник или рабочий на заводе, водитель троллейбуса вполне может работать дворником, или тракторист, который отслужил еще в советских войсках танкистом. Они могут выполнять те или иные работы на производстве, но постепенно там приезжает маргинализованное население, о котором можно сказать только одним словом: они не хотели бы работать плохо, но они не знают, как работать хорошо и обучить их невозможно, они не приспособлены к производственной деятельности. И самое главное, они же приехали сюда временно, они не собираются здесь становится калеками и инвалидами и потом они собираются привезти сюда семью. Это уже возникает конкретная житейская история, человек устроился на место врача, он поработал немного здесь, узнал, нашел другую работу, уже более высокооплачиваемую и привез семью. То есть это тоже не решит проблемы. На практике стоит вопрос о том, как повысить производительность труда в нашей стране, как обеспечить какие-то проекты инвестированием, и государство должно законодательно повысить минимум заработной платы с тем, чтобы каждый из бизнесменов понимал, что на заработной плате не сэкономишь. Вообще, бизнесмены понимают, что рабочую силу надо воспроизводить, о ней надо заботиться, но они конкурируют между собой. Для этого им и нужны государственные профсоюзы, чтобы они всем продиктовали одинаковые условия, чтобы каждый понимал, что никто не сможет перехитрить другого, не платя людям достойную зарплату. И это решение проблемы. Но, а те рассуждения о том, что русские не готовы работать, пусть тогда привезут китайцев, которые не едут, даже на Дальний Восток. Не пойдут они на эти тяжелые условия труда.

Теперь вторая часть вашего вопроса, можно ли улучшить социально-экономическое состояние. Это достигается следующими инструментами:

1) Повышение заработной платы, официального государственного минимума зарплаты.
2) Второй момент - создание нормальной кредитной системы, т.е. доступа к дешевым деньгам в стране, неинфляционные механизмы кредитования, это известно уже несколько веков.
3) И третий момент – нам не нужно печатать деньги из воздуха, у нас задача проще, у нас уже накоплены колоссальные деньги.

У нас есть все основания для бурного экономического роста и резкого повышения уровня жизни наших людей. А попытки сбить людям заработную плату, привозя китайцев, показывает, что не хотят люди работать, даже китайцы и таджики на таких условиях.

Каково влияние региональных аспектов на занятость населения, размещение производства и т.д.?

У нас в силу того, что не осуществляются серьезные инвестиционные проекты, происходит стихийное развитие, как и в любой другой стране третьего мира - разбухает столица. Мехико – характерный пример, или Рио-де-Жанейро и т.д. Любое разумное государство пытается с этим бороться, вкладывая средства в развитие инфраструктуры, инвестиционные проекты, борясь с зонами бедствия. У нас все концентрируется в Москве. Поэтому в большинстве регионов нашей страны у нас застойная безработица, люди работают за гроши, а в Москву не приехать, сюда могут приехать только люди, которые могут получить поддержку национальных диаспор. Зарабатывает Азербайджан большие деньги, они оказывают помощь людям, чтобы они могли приехать в Москву и как-то здесь зацепиться, люди работают в тяжелейших условиях, но потом получают достойную работу. Если за спиной человека не стоит азербайджанское государство, он просто брошен на произвол судьбы, то ему просто в Москву не приехать, и он остается там. Поэтому, с одной стороны, в результате безработицы люди спиваются, умирают от полной безнадежности, и с другой стороны, определенная нехватка в столице есть, потому что возникает прописочно-квартирный фактор, это очень хорошо видно на окраинах Москвы. Приезжают люди на вокзал в Москву на электричках, сесть на нее невозможно, влезают уже, окна выбивая и т.п. Чуть дальше от Москвы отъезжаешь, и видно, что жить в этих регионах невозможно, трудно: бедность, нищета и т.д., полная деградация. Два возможных пути: помощь русским людям откуда-то из центрального района получить работу в Москве, как организованно делают это армянское, азербайджанское, грузинское правительство. Узбекистан здесь особенно надо похвалить, или же одновременно все рабочие места надо перемещать туда. Потому что Москва уже перегружена, жить здесь невозможно. Если на улицу выйдет хотя бы 10% машин, имеющихся в Москве, движение в городе будет парализовано. Оно и так будет парализовано в ближайший год.

Гимпельсон считает, что нынешняя модель рынка труда в России строится на множестве неформальных факторов. Если сохранится экономический рост, то без резких шагов государству эта модель прослужит еще не один год. Многие эксперты уже говорили о предстоящих кризисах.
Какой модели придерживаться: либеральной или доминирующей сейчас модели госкапитализма?

Во-первых, у нас нет госкапитализма, это надуманная вещь, наша экономика носит мафиозный характер. Госкапитализм – это другое, это Бисмарковское государство, характерное для таких стран как Германия или к примеру Австрия, у нас же мафиозная экономика. Это другая система отношений. В системе мафиозных отношений клановые группы, преступные, устраивают своих людей, а не члены этих группировок сосут лапы, у них нет работы. Если ты – член группировки, тебе дадут открыть ларек, магазин или фабричку, тебе дадут работу, если ты – не член этой группировки, ты ничего не получишь. В принципе, любой рынок должен регулироваться, если он не регулируется государством, он регулируется бандитами. У нашего государства в силу отсутствия госкапитализма нет сил, и поэтому рынок регулируют мафиозные группировки, бандиты. Так же регулируется рынок труда. Долго ли это может продолжаться? Что значит долго, долго ли можно деградировать? Такое регулирование рынка автоматически приводит к вырождению, грубо говоря, населению продают только вонючие пельмени да и то втридорого. Постоянно вспыхивают мафиозные войны. В итоге, мы лишимся квалифицированной рабочей силы, к станку просто некого поставить: одни пьяницы, лодыри и алкоголики или люди, не умеющие работать. Во-вторых, передел рынка. Будем смотреть, как на рынке перевозок будут регулярно возникать драки между теми и другими мафиями. В штатах такое было, то одни пришли всем морду набили, потом пришли другие. Дальше среди бандитов выиграет, конечно, тот, кто пустит в ход наиболее тяжелое оружие, соберет как можно больше людей. Вот вся логика.

Профессор считает, что дефицит труда является фактором инфляции. Если существует или увеличивается дефицит труда, то увеличивается и его стоимость. Также профессор говорит о том, что важным фактором является не только уровень безработицы, но и уровень занятости.
В условиях конкурентной борьбы за трудовые ресурсы, частный сектор увеличивает уровень зарплат, на что гос. сектор отвечает тем же, увеличивая зарплату в бюджетной сфере. Не говорит ли это о дефиците трудовых ресурсов и низкой занятости?

Что значит дефицит труда? Просто за ту заработную плату, которую готовы предложить работникам, работать никто не хочет. Раз человек не хочет работать, значит, эта зарплата не позволяет человеку возместить его трудовые ресурсы. Вторым проявлением этого является то, что если людям не платить достойную заработную плату, то начинает исчезать работоемкое население, которое готово работать. Понятно, почему: если не платить человеку достаточно долго, он начинает опускаться, поселить человека в общагу, не дать ему возможности создать нормальную семью, он 3-4 года поработает, потом сопьется. Это уже проверенный результат. Нет у нас дефицита. За те суммы заработной платы, которую экономика может платить, работать никто не может и не хочет. По поводу инфляции это, вообще, полный бред. Увеличение заработной платы всего лишь сокращает прибыль капиталиста и не более того. То есть само повышение заработной платы не может иметь инфляционного эффекта, он возникает только в определенный момент, когда государство увеличит зарплату бюджетникам и просто допечатывает дополнительные деньги. Но поскольку такого не происходит, то тут даже обсуждать не приходится.

Также профессор говорит, что важным фактором является не только уровень безработицы, но и уровень занятости. Не кажется ли Вам, что в условиях конкуренции частный сектор увеличивает уровень зарплаты, на что госсектор отвечает тем же, увеличивая их в бюджетной сфере? Не говорит ли это о дефиците трудовых ресурсов?

Дефицита трудовых ресурсов нет. Почему в нашей стране это понятие возникает? У нас нет пособия по безработице, поэтому все люди пытаются устроиться на работу. В рамках этого все люди пытаются найти работу, даже вышедшие на пенсию, больные, инвалиды, студенты, все готовы работать. Но та зарплата, которую предлагают, которую готов платить бизнес, никого особо не устраивает. Отсюда возникают жалобные вопли со стороны работодателей и государства. Резко увеличьте зарплату, причем повысьте пакет социальных гарантий, тогда человек начнет работать. Но делать этого никому не хочется, все пытаются найти какие-то обходные пути в надежде что-то изменить: привезем таджиков, они нам заменят русских работяг. Да не заменят, ничего, кроме роста преступности, не будет. Но таково уж мышление наших работодателей, как государственных, так и частных.

4 апреля 2006

4 апреля, 2006 г.