• A
  • A
  • A
  • АБB
  • АБB
  • АБB
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта
vision

Конкурентоспособность нельзя измерить лишь динамикой эффективного курса национальной валюты

По просьбе редакции OPEC.ru Герман Греф представит в Каннах на Международной ярмарке инвестиций в коммерческую недвижимость инвестиционные возможности регионов России комментирует Валерий Миронов

Валерий Викторович, известный французский экономист Жак Сапир в интервью “Эксперту” среди недостатков российской экономики, тормозящих экономический рост, указал на рост зависимости отечественной экономики от добычи экспортируемых энергоносителей. Прошло уже достаточно времени, чтобы сделать выводы о степени зараженности российской экономики голландской болезнью. Каков Ваш взгляд на эту проблему? Какие тенденции в отношении внешней и внутренней конкурентоспособности несырьевого сектора можно выявить, ведь как объясняет Сапир, следствие голландской болезни – это завышенный обменный курс, который подрывает конкурентоспособность российской промышленности?

Судить о конкурентоспособности только по динамике эффективного реального курса рубля, на мой взгляд, нельзя, необходимо учитывать и динамику эффективных удельных издержек в валютном выражении, естественно, в частности, эффективных удельных трудовых издержек. Понятно, что измерить эффективный валютный курс легче, но он сам по себе дает достаточно одностороннюю характеристику конкурентоспособности, т.е. характеристику по ценам. В то же время, учет динамики эффективных издержек, т.е. динамики издержек относительно портфеля торговых партнеров страны, дает (вместе с динамикой реального валютного курса) гораздо более объемную характеристику движения конкурентоспособности, характеристику с учетом относительной динамики инвестиционного потенциала национальной экономики, что становится все более важным по мере роста капиталоемкости роста.

А вот относительно того, что рост становится все более капиталоемким – это отрицать нельзя, и здесь с уважаемым господином Сапиром нельзя не согласиться. В то же время, я не согласен с тем, что именно завышенный обменный курс - как следствие голландской болезни - подрывает конкурентоспособность. Конкурентоспособность, даже если абстрагироваться от ее неценовых измерений – на мой взгляд, значительно более емкое понятие, чем обычно понимается, и уж ее никак не измеришь лишь динамикой эффективного курса национальной валюты.

Рост реального эффективного курса рубля сигнализирует о потенциальном усилении позиций импортируемых товаров на внутреннем рынке и ослаблении позиций несырьевых экспортируемых товаров на внешних рынках. В свою очередь, рост относительных, т.е. эффективных удельных расходов на труд (их можно назвать relative unit labour costs – RULC) при прочих равных условиях означает снижение прибыльности предприятий в экономике, что негативно отражается на объеме средств, доступных для инвестирования. Если, пытаясь стимулировать конкурентоспособность, ориентироваться только на показатель реального эффективного курса, то в принципе можно достичь результатов прямо противоположных тем, которых стремишься достичь.

Возникает ощущение, что в прошлом году именно ускоренная динамика эффективных удельных трудовых издержек, значительно опережавшая как и в 2004г. динамику эффективного валютного курса рубля, могла стать причиной идущего третий год замедления темпов роста инвестиций, а вовсе не инфляция издержек, являющаяся следствием неэффективного основного капитала, как говорится в интервью господина Сапира. Во всяком случае, здесь есть повод для серьезной дискуссии. Соответственно, выход из ловушки низких темпов роста промышленности и деиндустриализацаии экономики, может быть совершенно иным, т.е. иметь иную логику. Но для этого, может быть, надо идти не от основного капитала, а от рынка труда, от институциональных механизмов, действующих на нем. То есть здесь возникает целый клубок иных проблем. И чтобы его распутать, может быть надо тянуть за другие ниточки. В общем есть повод для серьезной дискуссии, которая станет все более актуальной если замедление роста и потеря остатков индустриальной мощи продолжится.

14 марта 2006

14 марта, 2006 г.