• A
  • A
  • A
  • АБB
  • АБB
  • АБB
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта
vision

Мы развиваемся не в вакууме, и надо учитывать мировые тенденции в энергетической сфере

По просьбе редакции OPEC.ru Газпрому не дают контроля над сбытом и генерацией Мосэнерго комментирует Валерий Миронов
Валерий Викторович, Газпром скупает акции «РАО ЕЭС» и «Мосэнерго», происходит его слияние с «Роснефтью». Складывается впечатление, что «Газпром» хочет стать “суперкорпорацией”. На прошлой неделе ФАС уверяли, что ничего страшного не случится. И Гламозин утверждал, что сделка между «ЮКОСом» и «Сибнефтью» по сравнению с нынешней ситуацией была более опасной для рынка энергоресурсов. Сегодня ФАС рассматривает возможность введения временного моратория на приобретение контроля. Нужна ли России в настоящее время такая “суперкорпорация”?

Можно напомнить, что строительство государственной топливно-энергетической вертикали началось не вчера. Газпром скупал акции РАО ЕЭС, а еще в конце октября 2004 г. впервые объявил о консолидации более 25% акций Мосэнерго и более 50% акций Атомстройэкспорта.

Формально инвестиционная программа Газпрома не предусматривала средств на подобного рода операции, Совет директоров ОАО Газпром не санкционировал покупку акций РАО ЕЭС России и Мосэнерго, и соответствующее решение о покупке активов принято дочерними структурами газового монополиста. В то же время, общая сумма, которую группа Газпром потратил на акции РАО ЕЭС и Мосэнерго составляет не менее 2 млрд. долл., и поэтому сложно заподозрить структуры группы в самодеятельности.

Наличие фактической государственной поддержки политики поглощений газового гиганта подтверждает и реакция Федеральной антимонопольной службы - ФАС, которая не только не расторгла сделки по приобретению Газпромом пакетов акций Мосэнерго и Атомстройэкспорта, но даже не оштрафовала его.

Правда первоначально ФАС заявила о недопустимости проведения подобной сделки без соответствующего разрешения и начала разбирательство по этому делу. Однако Газпром, хоть и с опозданием, но предъявил в ФАС документы, которые, по его мнению, подтверждали законность всех этапов сделок. Формально группа не нарушила законодательство, поскольку на счетах Газпромбанка находилось всего 1,5% акций Мосэнерго, остальные были заведены на Газфонд и другие дочерние общества Газпрома.

В конце января стало известно, что Газпром планирует увеличить свою долю в ОАО Мосэнерго до 30% акций. Тут же ФАС рассмотрела дело об административном правонарушении Газпрома в части несвоевременного предоставления информации по сделкам с акциями Мосэнерго и Атомстройэкспорт, однако приняла решение не штрафовать Газпром, а ограничиться предупреждением, заявив, тем не менее, что исследование обстоятельств приобретения указанных пакетов акций будет продолжено.

В чем здесь дело? Зачем все это? По замыслу менеджмента компании, широкая диверсификация и превращение Газпрома в мировую вертикально интегрированную энергетическую компанию позволит обеспечить устойчивость бизнеса и получить дополнительные доходы. Естественно встает вопрос об обоснованности такой диверсификации.

С одной стороны, мы развиваемся не в вакууме, и надо учитывать мировые тенденции в энергетической сфере. Реформы в электроэнергетике не только у нас, но и в других странах естественным образом сопряжены с процессами диверсификации, в частности со слияниями электроэнергетических и газовых компаний (в США за 1997-2000г. произошло 23 таких слияния), а также слияний с нефтяниками, компаниями по водоснабжению и телекоммуникациям. В США в некоторых штатах потребителям начинает предлагаться целый пакет услуг.

С другой стороны, у нас речи о реформировании газовой отрасли пока не идет. Кроме того, следует учитывать, что в наших конкретных условиях излишняя диверсификация деятельности естественных затрудняет регулирование. Это связано с тем, что в России из трех возможных форм регулирования деятельности естественно-монопольных отраслей используется не прямое госрегулирование и не регулирование нормы прибыли (как долгое время в США), а регулирование верхнего предела тарифа. Основной недостаток такого способа регулирования - возможность недофинансирования, а излишняя диверсификация еще больше осложняет эту проблему. В связи с этим надо либо вводить в разумные рамки диверсификацию, как-то ее ограничивать, либо дополнять лимит цены регулированием нормы прибыли. Однако здесь возникает проблема информационной монополии, в дополнение к естественной монополии – издержек Газпрома не знает никто - что ограничивает выгодность безграничной диверсификации. Поэтому, говоря о полезности нефтегазовой диверсификации для Газпрома по аналогии с международными нефтегазовыми ТНК – я об этом не раз уже говорил, надо тщательнее исследовать плюсы и минусы диверсификации электро-нефте-газовой. Нефтегазовая диверсификация может быть полезна как с точки зрения роста конкурентоспособности Газпрома по отношению к конкурентам, так и с точки зрения его реструктуризации в перспективе по аналогии с электроэнергетическим рынком. Электро-нефте-газовая диверсификация в текущих условиях выглядит гораздо более спорной и может еще более затруднить тарифное регулирование газового рынка, и так уже ставшее притчей во языцех. Кроме того, такая диверсификация не только не сокращает внешний долг компании, а этот долг является основным препятствием для проконкурентного разделения в перспективе газового монополиcта на монопольную трубопроводную сеть и 4-5 добывающих компаний.

Вот что можно коротко сказать о сделках Газпрома, на которые вы обратили внимание в вашем вопросе.

Вчера Путин заявил, что все сделки, связанные с Газпромом легальны, и что это сделано рыночным путем

Вопрос о юридических аспектах этих сделок с точки зрения коммерческого права должны обсуждать специалисты, я таковым не являюсь. Но если говорить о чисто экономических аспектах активно идущего процесса слияний и поглощений в нашей энергетической сфере, то нельзя не отметить ряд важных нюансов.

В ходе реформирования электроэнергетики и регулирования скупки электроэнергетических активов, надо иметь в виду, что формирование реальной конкурентной среды в электроэнергетике значительно более важная задача, чем создание конкурентного рынка в других отраслях ТЭК.

Это связано с тем, что в отличие от первичных энергоносителей, где возможна межтопливная конкуренция, электроэнергия не является заменяемым товаром и имеет низкую эластичность спроса по цене.

Кроме того, электро- и теплоэнергия не только потребляется всеми сферами экономики, но и имеет важное значение в жизнеобеспечении избирателей, а значит в процессе поддержания социальной стабильности.

Существует возможность накопления экспортным сектором в ходе неправильного реформирования энергосектора дополнительной ренты в ущерб несырьевому сектотру, что еще более сузит возможности диверсификации экономики.

Можно вспомнить издержки реформирования электроэнергетики в Великобритании, а также тот факт монопольная структура рынка в электроэнергетики Германии привели к формированию у электроэнергетических компаний излишнего свободного капитала. Наличием в электроэнергетике не только сезонных, но и суточных колебаний спроса, резко усиливает рыночный вес генерирующих мощностей, потенциально выполняющих роль пиковых. Это требует совершенствования антимонопольного законодательства, модернизация которого тормозится, а проект нового закона о конкуренции совершенно недостаточно защищает бизнес от диктата монополистов как рыночных, так и государственных. Мягкость антимонопольных законов вредит и самим рыночным монополистам. Это, как правило, самые богатые российские компании, но поблажки им снижают их склонность к инновациям. А это затрудняет конкурентную борьбу на мировом рынке.

27 сентября 2005

27 сентября, 2005 г.