• A
  • A
  • A
  • АБB
  • АБB
  • АБB
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Нужна экспериментальная экономическая политика

По просьбе редакции OPEC.ru Илларионов: нынешняя экономическая политика отнимает 12% роста комментирует Валерий Миронов
Валерий Викторович, советник Президента РФ по экономическим вопросам Андрей Илларионов недавно заявил, что, по его мнению, вклад экономической политики в рост российской экономики за первое полугодие составил минус 12%. Свои расчеты он основывает на том, что при ожидаемом росте ВВП в 6% при эффективной экономической политике рост мог бы составить 15%-18%. Фактически, советник Президента выступает в противовес Президенту и министру финансов А. Кудрину, которые считают экономическую политику в России в настоящее время достаточно эффективной. Чью позицию склонны поддерживать вы?

К сожалению, из вашего вопроса трудно понять, каким образом была просчитана возможности экономического роста на 15%-18%? Поэтому невозможно оценивать эту методику расчета и говорить о том, насколько она хороша. Но в любом случае я считаю, что экономическая политика может быть усовершенствована, и к этому склоняет сопоставление разных фактов. Первое полугодие было потеряно для экономического роста. Если говорить о базовых отраслях экономики и сравнить их динамику с тем же периодом прошлого года, то только в июле мы вышли на 6,9% роста ( в прошлом году было 7%) , а в январе-июне текущего года наблюдалось значительное отклонение вниз от прошлогоднего уровня. И это при том, что среднемесячный уровень цен Urals был в первые восемь месяцев этого года примерно на 50% выше уровня прошлого года, составляя 48 долларов за баррель, продолжался рост внутреннего спроса и потребительский бум. И на этом фоне только сейчас мы начали восстанавливать траекторию роста прошлого года при гораздо более высоком уровне цен на нефть.

Необходимо более менее разумно учитывать динамику равновесного эффективного валютного курса рубля, которая зависит от согласованности действий разных госорганов, влияющих своими действиями на динамику номинального курса, на инфляцию, на таможенную защиту и регулирование отраслевых промышленных рынков. Ясно, что при прочих равных повышение цены на нефть на 50% означает улучшение условий торговли на 50%, а это фактор, который повышает уровень равновесного валютного курса. Конечно, в условиях серьезных структурных диспропорций и несовершенства системы таможенного регулирования нельзя говорить о возможности столь же резкого и масштабного усиления рубля. Кроме того, даже после того как рубль достигнет расчетного равновесного уровня, он, по идее, может укрепляться темпами, пропорциональными некоему дифференциалу – превышению темпов роста производительности труда в России над темпами роста производительности труда в странах-торговых партнерах России с той или иной эластичностью, установление которой – предмет специальных исследований.

Все эти вещи можно было бы учитывать в рамках системы мониторинга конкурентоспособности, которого пока нет. При этом макропостроения необходимо дополнять регулярным мониторингом отраслей промышленности, выделяя для господдержки отрасли по таким признакам, как ацикличность к цене на нефть и другие, с целью позволить повысить устойчивость экономического роста.

Говоря о поддержке отраслей, нужно иметь в виду, прежде всего, рыночные методы поддержки с низкой коррупциоемкостью. В связи с этим жаль, что пока не реализуются возможности совершенствования финансовой инфраструктуры за счет средств, накапливаемых на счетах государства. Вместо этого может возникнуть перекос в сторону раздувания фонда потребления. Хотя, конечно, принимаемые меры по улучшению ситуации в здравоохранении, науке и образовании нельзя было не принять – настолько ситуация там ужасающа, и население просто не поняло бы правительство, если бы при таком росте мировых цен на нефть ничего не было бы сделано для социальной сферы и для науки.

Хорошо, что промышленный рост начал восстанавливаться, последние два месяца промышленность хорошо растет - примерно на 1% со снятой сезонностью (к предыдущему месяцу) в июне-июле, однако этот роста трудно назвать устойчивым – наиболее стабильно увеличивавшие выпуск в последние годы отрасли, в частности, нефтедобыча, значительно затормозили темпы роста выпуска. На фоне высоких темпов роста обрабатывающих производств (0,9% в июле со снятой сезонностью) уже более полугода продолжается стагнация в добыче полезных ископаемых. В целом за 8 месяцев, по оперативным данным ЦДУ ТЭК, добыча нефти – основного товара российского экспорта - выросла всего на 2,5% по сравнению с тем же периодом прошлого года, а ее экспорт если и вырос, то незначительно – данные здесь противоречивы.

Кроме того, предпринимательские ожидания в августе несколько ухудшились. Доля ожидающих роста или неснижения выпуска в августе снизилась до 57% (со снятой сезонностью) против 60% в июле.

Относительно тех цифр рост экономики, которые приводятся в самых оптимистических прогнозах, я думаю, что в условиях больших институциональных пробелов, которые сейчас есть в российской экономике, трудно сразу выйти на 15-18%. Простой счет показывает, что для этого необходимо минимум двукратное ускорение темпов прироста инвестиций с нынешних примерно 9-10%.

Если судить по недавнему докладу Мирового банка, то к институциональным пробелам российской экономики можно отнести неопределенность в сфере трактовки законодательства и слабость финансовой системы. По этим показателям мы отстаем от Китая, Индии, Бразилии. Неурегулированность прав собственности в добывающем секторе также тормозит ситуацию, поскольку существует возможность для постоянного передела сырьевых активов – от приватизации к национализации и наоборот. Лучше бы выглядело распыление акций этих компаний среди населения – так устроены многие нефтяные ТНК.

Наконец, важно первым осознать ключевой мотив новой волны роста конкурентоспособности – мы последовательно упустили волны реструктуризации и внедрения систем качества (80-е годы), аутсорсинг первой половины 90-х годов, офф-шоринг второй половины 90-х годов – начала 2000 годов. Хорошо бы не упустить новые возможности, вовремя уловив слабые сигналы формирования новых тенденций. Поэтому я думаю, что нужна экспериментальная экономическая политика, без наступления широким фронтом с применением унифицированных подходов, нужны эксперименты на региональном уровне, что с одной стороны, позволит учесть региональную политику, а с другой стороны – отсеять ненужные или, точнее, неэффективные инициативы.

15 сентября 2005

15 сентября, 2005 г.