• A
  • A
  • A
  • АБB
  • АБB
  • АБB
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта
vision

Некоторым кажется, что полумертвое существование экономики - это то, что нужно. Но это не так!

По просьбе редакции OPEC.ru Инвестфонд без проектов комментирует Валерий Миронов

Валерий Викторович, сейчас, видимо, у власти уже сформировалось понимание того, что нельзя бесконечно накапливать рентные доходы, и какая-то их часть должна вкладываться в развитие экономики. Делаться это будет и через бюджет, доходы которого будут увеличены за счет изменения цены отсечения по нефти для Стабфонда, и через Инвестфонд. Но пока создается такое ощущение, что власть до конца не определилась, на что нужно тратить в первую очередь. Есть и особые законы, и инфраструктурные проекты, и идея ЧГП, не говоря уже о более мелких направлениях, например, ипотеки. Денег много, а системности в подходе к их расходованию нет, что создает риск неэффективности. С Вашей точки зрения, что сейчас является безусловным приоритетом?

Действительно, нужна системность в подходе к наращиванию госинвестиций, нельзя просто как Буратино закапывать деньги в землю, надеясь, что вырастет «золотое дерево». Эта системность должна опираться на анализ макроэкономической ситуации. Если смотреть на денежный обзор, т.е. на список активов и пассивов банковской системы в целом (комбанки плюс ЦБ), то видно, что, во-многом, вынуждено борясь с реальным укреплением рубля, ЦБ увеличивает чистые иностранные активы банковской системы, в основном за счет золотовалютных резервов. Хотя в последнее время не только. Одновременно образующиеся обязательства банковской системы в виде разных денежных агрегатов стерилизуются в Стабфонде. В связи с этим, естественным образом усиливается давление на другую часть активов банковской системы, т.е. на внутренний кредит, а, в конечном счете, на финансовые рынки, которые растут очень медленно, хотя некоторым кажется, что такое полумертвое существование это то, что нужно. Но это не так! Нужно быстрое развитие. Таким образом, возникает жизненное противоречие.

Политика стерилизации, которая необходима для сдерживания укрепления рубля и поддержания экономического роста в краткосрочной перспективе, в средне- и долгосрочной перспективе, сдерживает развитие финансовых рынков и банковской системы. В частности, доля внутренних кредитов к ВВП в России не только в четыре раза ниже среднемиирового уровня, по данным Мирового банка, но и ниже, чем у основных конкурентов – Индии, Китая, Бразилии. И это отставание не компенсируется также слаборазвитым фондовым рынком. Стерилизация – это лекарство с вредными побочными действиями, и это нужно ясно осозновать и стремиться нейтрализовать побочный эффект.

Исходя из этого, на мой взгляд, и надо выбирать приоритетные направления расходования средств Инвестфонда. Кстати, в условиях завязанности денежной политики на поддержание курсовых соотношений, т.е. на внешний баланс, именно госинвестиции важны для регулирования внутренней экономики. При этом, было бы логично, чтобы господдержка быть направлена в тот сегмент внутренней экономики, который, во-первых, в наибольшей мере страдает от вынужденной направленности денежно-валютной политики вовне, а во-вторых, туда, где можно вызвать реальный прямой и косвенный мультипликативный эффект. Исходя из этой логики, Инвестиционный фонд следует тратить, прежде всего, на поддержку финансовых рынков в широком смысле слова, в частности, на поддержку банковской системы, например, на создание банков развития, на ипотеку, на госгарантии в форме опционов эмиссии акций предприятий второго-третьего эшелона в обрабатывающей промышленности. Механизм можем предложить. Можно спросить, почему акций обрабатывающей промышленности, ведь скупая валюту и частично стерилизуя прирост пассивов, власти сдерживают рубль от слишком быстрого укрепления? Отвечая, скажу, что, во-первых, это не панацея, и, несмотря на все старания, в этом году темпы укрепления реального эффективного курса рубля увеличились. Во-вторых, обрабатывающий сектор российской экономики унаследован ею от экономики СССР, где он был слаб по определению в силу всем известных причин. Поэтому его разумная поддержка вряд ли повредит, а может и помочь. Однако, здесь важно учесть уроки мирового опыта. Негативным примером промышленной политики, в частности, является попытка государства создать в 1980г. в Сенегале текстильный конгломерат «Сотекска». Вложение нескольких десятков миллионов долларов до сих пор не привело к успеху, хотя попытки реанимирования проекта продолжались вплоть до недавнего времени.

Однако, есть и позитивные примеры. Об этом, свидетельствует рост в последние десятилетия числа стран, экспериментирующих с промышленной политикой. Возникает, противоречие, С одной стороны, возросшая конкуренция среди правительств развивающихся стран, которые все в большей мере стремятся поддержать те или иные отрасли своих экономик, уменьшает шансы промышленной политики на успех. С другой стороны, рост этого числа говорит о возможности достижения успеха при выборе адекватных форм промышленной политики, учитывающих динамику внешней среды и специфику национальной экономики.

Поэтому говоря о формах господдержки экономики, нужно, наверное, исходить из того, что лучше дать голодному удочку и научить ловить рыбу, чем просто его постоянно кормить.

4 августа 2005

4 августа, 2005 г.