• A
  • A
  • A
  • АБB
  • АБB
  • АБB
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта
vision

Ученая степень превратилась в ярлык для визитной карточки

Президент Ассоциации «Российский дом международного научно-технического сотрудничества» Борис Салтыков — о  соответствии научных степеней реальному статусу ученого
- Борис Георгиевич, «Парламентская газета» опубликовала материал, посвященный проблеме «липовых» или несоответствующих требуемому научному уровню докторских и кандидатских диссертаций. По сути дела речь идет о крайне низком качестве работы ВАК, а в глобальном смысле это проблема, наверное, все-таки качества российской науки, и необходимости ее реформирования. С Вашей точки зрения, эта проблема находится на уровне мелких недоработок или система все-таки нуждается в капитальном ремонте?

- Да, конечно, во многом это показатель ослабления научного потенциала. Это проблема вымывания наиболее эффективной прослойки 28-30-летних специалистов. Но тут дело не только в РАН, о реформе которой в последнее время так много говорится. Докторские и кандидатские диссертации готовятся в гораздо большем объеме в системе ВУЗ-овской науки. И там как раз положение обстоит еще хуже. То есть там есть уже поколения, выросшие вдали от реальных научных исследований. Человек оканчивает аспирантуру, защищает диссертацию, написанную, условно говоря, по некоторым учебникам и бумажным работам, потом становится доктором там же на кафедре, потому что это дает ему и статус, и должность, и зарплату… Для всего этого нужно как бы заниматься наукой. Это, конечно, простая и естественная проблема, но, тем не менее, она существует.

Сейчас я не хочу затрагивать проблему реформы РАН, она известна, и эта проблема уже много раз обсуждалась. РАН как система, управляющая значительной частью фундаментальных исследований страны, нуждается в радикальной реконструкции. Система науки как система, производящая знания и высококвалифицированные кадры, потеряла способность к воспроизводству. Это уже совершенно точно, происходит деградация кадрового потенциала и т.д. и т.п. Еще раз подчеркиваю, что индикатор количества кандидатских и докторских диссертаций – показатель, относящийся к более широкой сфере, как к науке в целом, так и к ВУЗ-овскому сектору в частности. Кстати, ВУЗ-овский сектор всегда и производил наибольшее количество диссертаций. Там была одна очень интересная тенденция, которая сейчас претерпела некоторые изменения, - в начале 1990-х бурно росло число защищенных докторских трудов. И это трактовалось экспертами (не мной) как желание большинства просто завершить начатое и выйти на новый уровень. Получать зарплату с надбавкой, добиться чести, уважения в качестве человека с докторской степенью. Как раз таки в этот период и произошло заметное ослабление требований к качеству диссертаций. Кроме того, иметь научную степень стало популярно в чиновничьей среде, всевозможные администраторы из регионов (и не только) ринулись защищать диссертации, словно для них стало обязательным наличие ученой степени, всем захотелось стать докторами и даже академиками. Это абсолютно антинаучное явление. В этом случае совершенно очевидно, что происходит использование статуса ученого только для достижения статусных и материальных преимуществ, ни о каких новых научных открытиях не было и речи.

Плюс ко всему общее увеличение коррумпированности в чиновничьей среде тоже на это повлияло: чиновники сидят и в ВАК-е, и в Академии. Когда говорят, что есть разделение между учеными в академии и чиновниками в министерствах – это ложь, миф и выдумки. Все, кто занимается управлением в науке, в академическом секторе, в ВАК-е, все исполняют функции чиновников, т.е. они готовят документы, принимают решения, они не занимаются в этот момент исследованиями. Общий коррупционный потенциал чиновничества, если верить Сатарову и его команде, вырос многократно. Это затронуло и ВАК в том числе. И все ученые советы это знают. ВАК – это вершина айсберга. Я рядом не стоял и свечку не держал, не могу сказать как эксперт, но слышишь сплошь и рядом, что появились отдельные тарифы на кандидатские диссертации, докторские, уже не говоря о дипломных работах. Следовательно, эти работы изготовляются. У меня, например, есть материал - беседа с экспертами конкретно по этому вопросу. Есть адреса, сайты, где вам могут подсказать, как изготовить докторскую диссертацию. Вот все это вместе и приводит к деградации, падению уровня российской науки. Это связано и с отсутствием реформ, и с тем, что докторская степень больше уже не связана с понятием лидера направления. Мы сегодня знаем и академиков, которые ничего не стоят в научном плане, и, наоборот, людей без каких-либо научных степеней, которые делали открытия. Есть такие прецеденты в истории.

Тем не менее проблема ВАК-а важна. В начале 90-х мы ставили вопрос о том, чтобы вообще закрыть ВАК как государственное ведомство, дающее некоторый необходимый уровень. В том числе и потому что в советское время, кстати, тоже была коррупция: привозили ящик коньяка с Кавказа и говорили, что нужна докторская диссертация. Все это было, это абсолютно не является порождением сегодняшнего времени. Но мы ссылались на зарубежный, прежде всего, американский опыт, где уровень университета сам по себе говорил о тебе больше, чем степень кандидата или доктора. То есть если ты профессор Гарварда – это одно, а если какого-то мелкого американского университета – другое. Хотя ты и там и там можешь получить степень доктора наук. То же самое должно быть и у нас: ты - профессор из какого-то провинциального маленького пединститута, либо ты - профессор МГУ или МГТУ им. Баумана. На самом деле этого достаточно. И ВАК здесь уже не нужен. Если ученый совет соответствующего современным требованиям ВУЗа выдал вам степень доктора, то этого достаточно.

Но в советское время все было в руках государства. Считалось, что мы этим самым, наоборот, фильтруем, не позволим, допустим, Липецкому пединституту штамповать докторов. Сейчас видите сами, это не обходится без помощи денег и т.д.

Здесь можно предложить другое: предъявить гораздо более жесткие требования к тому, на ученых советах каких ВУЗ-ов дать право защищать докторские и кандидатские диссертации. То есть, раз ученый совет посчитал, что человек защитился, и ему стоит присудить научную степень, значит, он действительно заслуживает уровня доктора или кандидата наук.

А про ВАК сейчас столько анекдотов ходит, о том, сколько и что стоит… На самом деле, что такое ВАК? ВАК – это система экспертизы. Он разбрасывает диссертации по экспертам, а эксперты, увы, могут покупаться.

Так что есть, конечно, проблема связи с качеством научного потенциала, но, как мне кажется, здесь, скорее, обнажилась проблема желания некоторых членов общества незаслуженно повысить свой статус любым способом. Таким образом, министры у нас стали академиками, это абсолютный нонсенс. Это называется конфликт интересов. Его выбирают академиком или членом-корреспондентом, но понятно же, кто на кого и как влияет и что кому обещает. Есть некая система сертификации и присвоения научного звания, но она уже давно вышла из обихода научного сообщества. Ученая степень превратилась просто в ярлык для визитной карточки. Например «академик Международной Академии информатизации». И раз ты – академик, считается, что ты – гораздо большее, чем просто кто-то, значит, тебя надо ценить. А вот, например, перед фамилией Солженицын не надо писать никаких должностей и званий - его все равно ценят. И вот в этом и заключается весь парадокс.

беседовал Иван Стерлигов 

30 июня 2005

Материалы по теме

Как из хаоса рождается порядок

Ученые еще на шаг приблизились к пониманию причин возникновения циклонов и ураганов.

Как суперкомпьютер создает лекарства

Ученые НИУ ВШЭ смоделировали структуру белка, открывающую перспективы разработки лекарств нового поколения.

Научный прогноз на 2017 год: математика

В математике прогнозы делаются не на год, а на столетия вперед. Сейчас в ней идут противоположные процессы. Некоторые из них могут в долгосрочной перспективе привести эту науку к кризису, другие — наоборот, только укрепляют ее за счет увеличивающегося числа связей между разными математическими областями.

Почему россияне боятся медицины будущего

Люди скорее одобрят появление летающих машин, «умных домов» или других футурологических чудес, чем биомедицинские трансформации тела с помощью генной инженерии