• A
  • A
  • A
  • АБB
  • АБB
  • АБB
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта
vision

"Дыра в надеждах нефтяных компаний". Арест акций ЮКОСа ставит знак вопроса на бизнесе в РФ. "Не надо истерики - все только начинается". Доброе утро, Венесуэла

Упасть

Вчера Генпрокуратура объявила об очередном аресте, проведенном по делу ЮКОСа. На этот раз арестованы бумаги компании, которые принадлежат основному ее совладельцу, гибралтарскому офшору Group MENATEP. Фондовый рынок отреагировал на это сообщение крайне нервно. Падение котировок акций ЮКОСа составило 14%, почти на столько же, на сколько они упали в понедельник, первый рабочий день после ареста Михаила Ходорковского. ЮКОС и Group MENATEP в очередной раз заявили о творящемся Генпрокуратурой беззаконии и об ответных действиях, которые могут быть ими предприняты. От них может пострадать зарубежное имущество России и экспортируемая нефть. Их тоже могут арестовать -- но не в России, а за границей.

Первое сообщение об аресте акций появилось на ленте информагентства "Интерфакс" ровно в пять вечера. За оставшийся до закрытия бирж час, акции ЮКОСа, которые днем несколько выросли в цене после объявления о обещанных ЮКОСом промежуточных дивидендах (см. справку) упали в цене более, чем на 10%, суммарное снижение его котировок составило 14%. Падение могло быть еще сильнее, если бы не одно обстоятельство: в тот момент, когда акции ЮКОСа и других российских эмитентов стремительно теряли цену, руководители инвесткомпаний в Кремле слушали Владимира Путина. Разумеется, мобильные телефоны у них отобрали. Поэтому об аресте бумаг они не знали.

Генпрокуратура наложила арест на счет депо в инвестбанке "Траст", на котором находятся акции НК ЮКОС, принадлежащие двум аффилированным Group MENATEP офшорам -- Yukos Universal Ltd (зарегистрирована на о. Мэн) и Halley Enterprises (Кипр), а на самом деле, по мнению следователей, принадлежащих лично Михаилу Ходорковскому. Потом Генпрокуратура несколько раз давала уточнения информации -- сначала арестованный пакет "усох" с 53% до 44% (реальная доля Group MENATEP в НК ЮКОС). Ну а в последней поправке, опубликованной "Интерфаксом" со ссылкой на представителя Генпрокуратуры уже после закрытия торгов, утверждается: "Арестованные бумаги не могут быть проданы (очевидно, имеется в виду любое отчуждение бумаг -- Ъ. Все другие операции с акциями, на которые наложен арест, могут производиться. Арестованы акции только тех лиц, которые проходят по уголовным делам,-- Михаила Ходорковского, Платона Лебедева и Василия Шахновского. Акции других акционеров аресту не подвергались". Таким образом, арестованные бумаги могут голосовать на собраниях акционеров.

В банке "Траст" ситуацию не комментировали, ссылаясь на то, что комментарии вправе давать только ЮКОС. Пресс-секретарь ЮКОСа Александр Шадрин утверждает, что последнее заявление Генпрокуратуры не соответствует действительности. "В 11 часов дня следователь Генпрокуратуры по особо важным делам Михаил Безуглый появился в 'Трасте' и предъявил постановление суда, накладывающее арест на все акции Group MENATEP в ЮКОСе. Ни о каком вычленении из этой доли бумаг, принадлежащих Ходорковскому, Лебедеву и Шахновскому речи не шло. Мы считаем, что действия Генпрокуратуры являются очередным грубым нарушением всех мыслимых норм, потому, что арестованные бумаги принадлежат целой группе акционеров, большинство из которых не имеют никакого отношения к уголовным делам вокруг ЮКОСа".

Начальник пресс-службы Group MENATEP Александр Семенов заявил Ъ следующее: "Если действия Генпрокуратуры, ущемляющие права акционеров группы, не проходящих по уголовным делам, не будут отменены судами российской юрисдикции, я не исключаю, что они обратятся в иностранные суды, чтобы те обратили взыскания на находящееся за рубежом имущество Российской Федерации". То есть, поступят так же, как в свое время поступила швейцарская Noga. Кстати, арестовать за границей могут и экспортируемую из России нефть -- например, вывозимую госкомпанией "Роснефть" или самим ЮКОСом. Более того, по сообщению агентства Reuters, ряд лондонских банков объявил вчера, что получение ЮКОСом синдицированного кредита размером в $1 млрд оказался под угрозой срыва. Из 10 банков-кредиторов трое еще не успели перечислить деньги нефтяной компании. Однако теперь, по сообщению агентства, кредиторы могут воспользоваться пунктом кредитного договора о "существенном неблагоприятном изменении условий" и потребовать вернуть выданные деньги.

Господам Ходорковскому, Лебедеву и Шахновскому в сумме принадлежит лишь 23,5% акций Group MENATEP, то есть 10,4% ЮКОСа. Еще 50% бумаг группы находятся в трастовом фонде, бенефициаром (то есть выгодоприобретателем, но не владельцем акций) которого до ареста был Михаил Ходорковский. Александр Шадрин рассказал Ъ, что в случае недееспособности бенефициара, им становится другой акционер Group MENATEP, которого бенефициар выбирает заблаговременно. Теперь им, по утверждению Александра Шадрина, стал Леонид Невзлин.

Господин Невзлин, которому принадлежит 8% Group MENATEP, не занимает никаких должностей ни в Group MENATEP, ни в ЮКОСе (он ректор Российского государственного гуманитарного университета) и сейчас находится в Израиле, где, по всей видимости, вскоре получит гражданство. Он планировал вернуться в Россию до 20 декабря, но можно предположить, что в связи с последними событиями пересмотрит свое решение.

Возможно, Group MENATEP готовит и другие действия, чтобы обезопасить имущество своих совладельцев от дальнейших действий Генпрокуратуры. Теоретически, акционеры группы могли вчера передать все свои доли другим физлицам, которые никогда не имели отношения к ЮКОСу. Не исключено, что адвокаты, ведущие реестр собственников компаний, акции которых были арестованы, уже имеют в своем распоряжении документы о продаже этих офшоров новым владельцам -- подписанные, скажем, за сутки до визита следователя в "Траст". Если такие документы будут признаны судом, получится, что Генпрокуратура причинила совершенно необоснованный ущерб гражданам, не имеющим отношения к фигурантам "дела ЮКОСа". Впрочем, господин Семенов отверг это предположение, заявив, что Group MENATEP -- совершенно прозрачная компания, не занимающаяся подобными вещами.

Ъ будет следить за развитием событий.

Пётр Сапожников - "Коммерсант"

"ЮКОС" отбирают
Акции команды Ходорковского арестованы

Дело предправления и крупнейшего владельца "ЮКОСа" Михаила Ходорковского приняло оборот, грозящий ему потерей компании. Вчера Генпрокуратура арестовала 44% акций "ЮКОСа" в обеспечение ущерба, нанесенного государству ее акционерами. И хотя эксперты в один голос твердят, что действия силовиков незаконны, мало кто теперь сомневается том, что власти отнимут "ЮКОС" у Ходорковского и его партнеров.

Как рассказал "Ведомостям" руководитель пресс-службы "ЮКОСа" Александр Шадрин, вчера около 11 утра группа прокурорских работников во главе со старшим следователем Михаилом Безуглым явилась в инвестбанк "Траст" и арестовала находящиеся на счете ДЕПО 44,1% акций "ЮКОСа". По словам Шадрина, речь идет о бумагах, которые принадлежат двум офшорам - Yukos Universal Limited и Halley Enterprises, один из которых является "дочкой" а второй - "внучкой" гибралтарской Group MENATEP.

Эту информацию "Ведомостям" подтвердили в Генпрокуратуре. Сотрудник управления информации этого ведомства сообщил, что арест бумаг "ЮКОСа" проводился в рамках уголовного дела Михаила Ходорковского на основании исполнительного листа, выданного Басманным межмуниципальным районным судом Москвы. По его словам, арестованные акции в соответствии со ст. 115 УПК должны стать обеспечением материального ущерба на сумму $1 млрд, нанесенного государству и иным лицам самим Михаилом Ходорковским и двумя другими совладельцами "ЮКОСа" - директором группы МЕНАТЕП Платоном Лебедевым и бывшим президентом "ЮКОС-Москва" Василием Шахновским, недавно избранным сенатором. При этом и в "ЮКОСе", и в Генпрокуратуре говорят, что Yukos Universal Limited и Halley Enterprises сохранят право голосовать 44% -ным пакетом акций "ЮКОСа" и получать дивиденды. "Арест был наложен с единственной целью - воспрепятствовать перемещению акций в реестре", - говорит представитель Генпрокуратуры.

В "ЮКОСе" уверены, что акции компании были арестованы незаконно. По словам Шадрина, в протоколе 44% -ный пакет называется "фактически принадлежащим Михаилу Ходорковскому". "При этом из открытых источников известно, что Ходорковский не владеет акциями самого "ЮКОСа", ему принадлежит лишь 9,5% Group MENATEP", - напоминает он. До ареста глава "ЮКОСа" также являлся бенефициаром по еще 50% акций группы, теперь им стал ректор РГГУ Леонид Невзлин.

Юрист, занимающийся корпоративными конфликтами в крупной промышленной группе, согласен, что в этой ситуации арест имущества незаконен. По ст. 115 УПК ч. 1 арестовано может быть лишь имущество обвиняемого (подозреваемого) или лиц, несущих материальную ответственность за их действия, но ни Yukos Universal, ни Hulley Enterprises под это определение не попадают, считает юрист. "Арестованные акции принадлежат юрлицам, которые ни в чем перед нашим законом не провинились, против них никаких обвинений или претензий имущественного характера не выдвигалось", - отмечает он. Правда, по ч. 3 ст. 115 УПК арест может быть наложен на имущество, находящееся у других лиц, если есть "достаточные основания полагать, что оно получено в результате преступных действий подозреваемого, обвиняемого". "Что, есть основания полагать, что принадлежащее двум офшорным фирмам акции "ЮКОСа" ранее принадлежали лично Ходорковскому и он получил их преступным путем? " - задается вопросом собеседник "Ведомостей". По его наблюдениям, госорганы, включая прокуратуру, очень общо понимают закон и предпочитают "сначала залезть куда-то, а дальше пускай сами пострадавшие как-нибудь из-под них с писком выкарабкиваются". "Обидно, что это происходит на уровне Генпрокуратуры - выше стучаться уже некуда", - сетует юрист.

Арестовать акции в рамках закона можно только, если бы Group MENATEP заключил какую-то сделку и не выполнил свои обязательства, говорит партнер юридической компании "Джон Тайнер и партнеры" Валерий Тутыхин, а в остальных случаях гибралтарская компания является третьим лицом по отношению ко всем событиям. "И даже если с чьих-то слов Ходорковский якобы является одним из его бенефициаров траста, все равно никакой правовой критики эта история не выдерживает, - возмущается Тутыхин. - Но я не удивлюсь, если они завтра этот пакет на конкурсе продадут".

Начальник аналитического отдела "Атона" Стивен Дашевский также считает, что "российские власти перешли тот рубеж, за которым все возможно". "Никто не удивится, если завтра они объявят, что акции "ЮКОСа", принадлежащие Group MENATEP, конфискованы или что им запрещено голосовать и получать дивиденды", - говорит Дашевский. Эксперт отмечает, что в последнем случае крупнейшим совладельцем "ЮКОСа" окажется представляющая интересы чукотского губернатора Романа Абрамовича фирма Millhouse Capital, чьи структуры недавно получили 26% акций "ЮКОСа" и $3 млрд в обмен на 92% акций "Сибнефти".

А Банк Москвы в своем недавнем отчете вообще сделал предположение, что именно вопрос контроля над "ЮКОСом", а не расхождения в политических взглядах стал причиной проблем Ходорковского. "Мы не представляем Ходорковского в роли борца за светлое будущее России, - полагают аналитики банка. - Тот факт, что он не пошел на компромисс с властью даже под угрозой ареста, может объясняться только одним: изначальной подоплекой в деле "ЮКОСа" была вовсе не политика. Как показывает опыт Березовского, Гусинского и Голдовского, есть только одна вещь, за которую наши олигархи готовы драться до последнего, - это собственность". Тем не менее "ЮКОС" сохранит лидерство в российской нефтяной отрасли даже в случае изъятия контрольного пакета акций компании у группы МЕНАТЕП, полагают эксперты банка.

Юлия Бушуева, Александр Тутушкин, Алексей Никольский, Светлана Иванова, Дмитрий Шишкин - "Ведомости"

"Не надо истерики. Все только начинается"

Арест пакета акций ЮКОСа имеет конечной целью его конфискацию в пользу государства. Речь идет о начале фактической национализации крупнейшей российской нефтяной компании. Даже если Михаил Ходорковский и Платон Лебедев согласятся добровольно возместить вмененный им Генпрокуратурой ущерб государству в 1 млрд. долларов, их собственность все равно может быть конфискована. В том случае, если оба будут признаны судом виновными в предъявленных обвинениях.

Обеспечительный арест
Решение об аресте акций ЮКОСа вынес Басманный суд Москвы. Это стало ясно из исполнительного листа, предъявленного вчера сотрудниками Генпрокуратуры руководству банка "ТРАСТ", на депозитных счетах которого находились акции нефтяной компании. Арест наложен на 1 млрд. 141 млн. 403 тыс. 296 акций, находящихся во владении компании Halley Enterprises (Кипр), и 49 млн. 478 тыс. 440 акций, находящихся во владении Yukos Universal Limited (остров Мэн). Всего 44% акций компании.

Как объяснили в Генпрокуратуре, это обеспечительная мера. На тот случай, если вина Ходорковского и Лебедева будет признана судом. Тогда акции можно будет конфисковать для покрытия нанесенного ими ущерба государству, который, как подсчитала Генпрокуратура, составляет около миллиарда долларов. Причем конфискации подлежит вся принадлежащая осужденным собственность.

Из статьи 115 УПК России:
"Наложение ареста на имущество состоит в запрете, адресованном собственнику или владельцу имущества, распоряжаться и в необходимых случаях пользоваться им, а также в изъятии имущества и передаче его на хранение".

Впрочем, с арестованными акциями ЮКОСа у правоохранителей могут возникнуть серьезные проблемы.

Во-первых, в Генпрокуратуре утверждают, что обеспечительная мера наложена лишь на ценные бумаги, принадлежащие акционерам - фигурантам уголовных дел. Простой расчет свидетельствует о другом. Даже если к Ходорковскому и Лебедеву добавить руководителя "ЮКОС-Москва" Василия Шахновского (он обвиняется в неуплате налогов на 29 млн. рублей), то получится, что на троих им принадлежит 23,5% акций указанных компаний. Арестовано же почти в два раза больше.

"Упоение властью"
Во-вторых, формально арест наложен на собственность иностранных компаний. И в случае конфискации имущества российскому правосудию придется доказывать ее обоснованность в зарубежных судах.

"Решение российского суда нужно будет исполнить на территории иностранных государств, поскольку акции находятся не в физической собственности Ходорковского, а во владении юридических лиц, зарегистрированных на территории офшорных зон, - объяснил адвокат Николай Гагарин. - Для этого должны быть некоторые юридические предпосылки - соглашения о правовой помощи с этими государствами или официальные обращения за помощью. Также нужно будет доказать, что суд, который принял решение о конфискации, был справедливым. А это вопрос более сложный и нескорый". "Все, что происходит в нашей стране, это упоение властью, - добавил Гагарин. - Если раньше его демонстрировал ЮКОС, то теперь - Генпрокуратура и президент. А для всего бизнес-сообщества наступил момент истины - оно может понять, где находится. Поэтому хочется ему сказать: не надо истерики. Все только начинается».

Адвокат Александр Добровинский считает, что прежде, чем дело дойдет до настоящей конфискации, можно оспорить сам факт наложения обеспечительного ареста. «Произошла какая-то абсолютно неюридическая вещь, - пояснил Добровинский, - ведь в таких случаях можно арестовывать акции только тех лиц, которые фигурируют в реестре. Если же они записаны на кого-то другого, то это незаконное деяние».

Последствия для ЮКОСа
По словам представителей Генпрокуратуры, арест акций накладывает ограничения только на их отчуждение. Их нельзя продать, подарить, заложить и т.п. Таким образом, голосовать этими бумагами и получать по ним дивиденды не запрещается. Последнее особенно важно, учитывая, что вчера совет директоров ЮКОСа рекомендовал акционерам, внеочередное собрание которых состоится 28 ноября, принять решение о выплате промежуточных дивидендов - примерно 2 млрд. долларов. Кроме того, предстоящее собрание должно утвердить устав «ЮкосСибнефти», а также избрать совет директоров объединенной компании, которая сейчас существует лишь на бумаге.

Кроме того, пока ничто не мешает «ЮкосСибнефти» избрать руководящие органы и принять устав. Однако сделка по продаже крупного пакета акций (от 25 до 40%) «ЮкосСибнефти» западным нефтяным концернам (ExxonMobil или Chevron Texaco) оказывается под вопросом. Дело в том, что переговоры о продаже вел лично Михаил Ходорковский, то есть речь шла о продаже доли ЮКОСа в объединенной компании. Учитывая, что 44% акций арестовано, акционеры ЮКОСа могут продать около 7%, но неизвестно, готовы ли к такому приобретению западные инвесторы. Не исключено, конечно, что к продаже иностранцам готовы и акционеры «Сибнефти», но до сих пор информации о подобных переговорах не было.

Кроме того, суд в любой момент может наложить ограничение не только на продажу, но и на голосование акциями. Интересно, что первоначально вчера появилась информация об аресте 53% акций ЮКОСа. Как пояснили позже представители банка «ТРАСТ», эта доля не учитывала допэмиссии акций ЮКОСа, размещенной на днях и зарегистрированной ФКЦБ 24 октября. Если бы арест был наложен на голосование контрольным пакетом акций, компания не смогла бы провести внеочередное собрание акционеров (избрать совет директоров, принять устав и получить дивиденды). В то же время юрист юридической фирмы «Вегас-Лекс» Дмитрий Орахелашвили полагает, что "по логике Генпрокуратуры, следующим шагом может стать арест реестра для исключения возможности проведения каких-либо операций с любыми акциями компании". Реестродержателем ЮКОСа является ЗАО «М-Реестр». Для того чтобы заблокировать реестр, необязательно даже дожидаться решения суда. Отозвать лицензию у регистратора имеет право только ФКЦБ.

Акционеры ЮКОСа
Самый крупный пакет акций ЮКОСа - 61,01% - контролируется гибралтарской Group Menatep Limited. Ей принадлежат 100% акций Yukos Universal Limited (о. Мэн), которая, в свою очередь, владеет 3,54% акций, а ее подразделение Hulley Enterprises Limited - еще 57,47%. Председателю правления ЮКОСа Михаилу Ходорковскому принадлежит 9,65% акций Group Menatep. Кроме того, он же является единственным выгодоприобретателем специального трастового фонда группы на 50% ее акций. Таким образом, Михаил Ходорковский контролирует 35,8% ЮКОСа. Остальные акции Group Menatep распределяются следующим образом: ректор РГГУ Леонид Невзлин - 8% (что соответствует 4,8% ЮКОСа), гендиректор группы "МЕНАТЕП" Платон Лебедев, депутат Владимир Дубов, президент «ЮКОС РМ» Михаил Брудно и кандидат в сенаторы от Эвенкии Василий Шахновский - по 7% (4,2% ЮКОСа). Владельцы еще 4,5% не указаны (2,7% ЮКОСа).

Кому принадлежит "ЮкосСибнефть"
Group MENATEP (ЮКОС) - 44,5%, Veteran Petroleum (ЮКОС) - 7,35%, Millhouse Capital («Сибнефть») - 26%, в свободном обращении - 17,6%, миноритарные акционеры «Сибнефти» - 2,89%, одна часть оставшихся акций находится на балансе компании, другая - является обеспечением под конвертируемые облигации, выпущенные UBS.

Кандидаты в директора "ЮкосСибнефти"
От ЮКОСа: Юрий Голубев (независимый директор ЮКОСа, управляющий 80,5% акций Group MENATEP Ltd.), Семен Кукес (глава совета директоров ЮКОСа), Алексей Конторович (член совета директоров ЮКОСа, директор Института геологии нефти и газа Сибирского отделения РАН), Франсуа Букле (член совета директоров ЮКОСа, директор GM Investment & Co. Ltd), Сара Кэри (член совета директоров ЮКОСа, адвокат/партнер Squire, Sanders & Dempsey LLC), Мишель Сублен (член совета директоров и бывший финансовый директор ЮКОСа, казначей, Shlumberger Limited), Бернар Лозе (член совета директоров ЮКОСа, президент компании Loze & Associes), Рональд Фриман (входил в советы директоров «Тройки-Диалог» и «Норильского никеля»)

От «Сибнефти»: Евгений Швидлер (президент «Сибнефти»), Давид Давидович (управляющий директор Millhouse Capital), Евгений Тененбаум (директор Millhouse Capital UK Евгений Тененбаум). Главы ЮКОСа Михаила Ходорковского в числе номинантов в совет директоров объединенной компании нет. Аналитик ИК «Тройка Диалог» Елена Красницкая считает, отсутствие в списке кандидатов кандидатуры Ходорковского объясняется чисто юридическими причинами. «Для выдвижения кандидата в совет директоров необходимо его согласие номинироваться в совет директоров, а получить подпись Ходорковского в сегодняшней ситуации проблематично. Зачем давать Генпрокуратуре шансы оспорить результаты собрания и ставить под удар результаты сделки по слиянию с «Сибнефтью?», - полагает собеседник. В то же время, состав кандидатов в совет директоров «ЮКОССибнефти» полностью отражают структуру акционерного капитала объединенной компании. «Сибнефти» в ней принадлежит 26%, это и объясняет включение в список троих кандидатов Millhouse Capital - в общей сложности они рассчитывают на 25% голосов в совете. По словам представителя ЮКОСа Александра Шадрина, вхождение Ходорковского в совет директоров "ЮКОССибнефти" не планировалось изначально. В соответствии с договоренностями акционеров, большинство директоров объединенной компании должны быть независимыми.

Юлия Михайлина, Людмила Романова - "Газета"

Контрольный выстрел
Арест 53 процентов акций НК ЮКОС вызвал обвал цен на фондовых рынках

Вчера был арестован контрольный пакет акций НК ЮКОС (53%). Насколько известно, речь идет об акциях, находящихся во владении компаний Yukos Universal Limited и Hully Enterpirses и находящихся на счетах в инвестиционном банке "Траст". Вчера к вечеру поступила информация о том, что акции нефтяной компании стремительно дешевеют. До сообщения об аресте падение цен составляло около 5%, а к половине шестого вечера, спустя пять минут после сообщения, бумаги подешевели еще на 5,5%. Сообщение об аресте акций ЮКОСа вызвало обвальное падение их стоимости как на российских, так и на зарубежных фондовых биржах. На РТС акции ЮКОСа упали к концу торгов более чем на 13%. На ММВБ падение превысило 12%. По состоянию на 17.25 стоимость АДР первого уровня НК ЮКОС на Лондонской фондовой бирже упала на 13,01%, на Берлинской фондовой бирже - на 12,47%, на Франкфуртской фондовой бирже - на 13,41%. Даже с учетом этого обвального падения Генпрокуратура арестовала акций на общую сумму свыше 11 млрд. долл., в то время как ущерб, причиненный, по мнению следствия, Михаилом Ходорковским, составляет 1 млрд. долл.

Пресс-секретарь компании ЮКОС Александр Шадрин подтвердил Интерфаксу, что несколько сотрудников Генпрокуратуры под руководством следователя Безуглого наложили арест на акции, составляющие 53% уставного капитала НК ЮКОС. Как передает Агентство нефтяной информации, в протоколе наложения ареста на ценные бумаги указано, что настоящие акции "фактически принадлежат Ходорковскому Михаилу Борисовичу". В Управлении информации и общественных связей Генпрокуратуры РФ корреспонденту "НГ" не подтвердили, но и не опровергли информацию об аресте акций ЮКОСа.

По словам Александра Шадрина, "юристы компании считают этот арест грубейшим нарушением Уголовно-процессуального кодекса и Конституции РФ, поскольку указанные акции юридически принадлежат иностранным акционерам НК ЮКОС Ukos Universal Limited и Hully Enterpirses. Эти компании принадлежат целой группе частных акционеров, большинство из которых не имеют отношения к Ходорковскому". "Подобный неправовой подход к аресту активов якобы виновных лиц по надуманным обвинениям в причинении ущерба скоро позволит арестовывать многоэтажные дома и заодно и квартиры", - заявил Шадрин.

Как сообщил вчера РИА "Новости" вице-президент НК ЮКОС по юридическим вопросам Василий Алексанян (он является адвокатом Михаила Ходорковского), "арест наложен в рамках расследования дела главы нефтяной компании".

Адвокат НК ЮКОС Андрей Тарасов не исключает, что контрольный пакет акций компании в дальнейшем может быть конфискован. "Конфисковать акции они смогут только в случае обвинительного приговора Михаилу Ходорковскому и если в этом приговоре будет применена дополнительная мера наказания - конфискация имущества. Но при этом следствию необходимо доказать, что это имущество именно Ходорковского. Юридически это акции не Ходорковского, поэтому они не вправе были этого делать", - сказал адвокат корреспонденту "НГ". При этом Тарасов отметил, что "в протоколе о наложении ареста указано некое постановление суда от 29 октября. Но само это постановление никто не видел".

Дмитрий Симакин, Андрей Скробот, Петр Орехин -

Независимая газета

От редакции "Ведомости": Доброе утро, Венесуэла

Случилось то, во что никто не хотел верить. Силовики начали передел собственности.

Схема проста. Генеральная прокуратура сочиняет уголовное дело против владельца компании. "В обеспечение материального ущерба" на принадлежащие обвиняемому акции накладывается арест. На этой стадии в четверг вечером оказалось дело "ЮКОСа".

Что происходит дальше? Программа максимум понятна - изъятие вожделенных акций в пользу государства в счет погашения ущерба, якобы нанесенного государству владельцами компании. Остальные варианты зависят от степени гибкости сидящего в тюрьме акционера и результатов подковерной борьбы в Кремле.

Обвинения, предъявленные главе "ЮКОСа" Михаилу Ходорковскому, как мы уже писали во вчерашней редакционной статье, можно предъявить любому российскому бизнесмену. А значит, любые акции любой российской компании могут быть арестованы Генпрокуратурой. И, возможно, национализированы. В обмен бизнесмену может быть предоставлено право жить на свободе, желательно - в эмиграции.

Следователь Генпрокуратуры Салават Каримов, который ведет дело "ЮКОСа", уже проделывал такие операции с Яковом Голдовским, согласившимся продать "Газпрому" акции "СИБУРа", и Владимиром Гусинским, расставшимся с "Медиа-Мостом". Попрактиковавшись на средствах массовой информации и защите интересов любимой компании российской власти - "Газпрома", силовики занялись гораздо более интересными материями.

"Если какое-то предприятие нанялось доверительно обслуживать управление [минеральными] ресурсами, это не значит, что они могут приватизировать нашу прибыль", - так сформулировал новую идеологию глава поддержанной Путиным партии "Единая Россия" Борис Грызлов.

В прошлом году идея забрать "нашу" прибыль у сырьевых олигархов "по ошибке" попала в проект поправок в закон "О недрах", подготовленный в администрации президента. Поднявшийся шум был быстро погашен, но, как выясняется, лишь на время.

Угроза национализации нависла над всем российским бизнесом. И если Владимир Путин и на этот раз поддержит действия силовиков, как он сделал в понедельник, мы будем вынуждены констатировать, что наш президент собрался пойти по советскому пути. По пути, уводящему далеко от стабильности и процветания.

От президента, как гаранта конституции, мы ожидаем защиты конституционного права собственности, которое было нарушено прокуратурой. Арестованный пакет акций "ЮКОСа" (44,1% ) принадлежал совместно нескольким лицам (более 10 человек) , из которых обвинения предъявлены лишь троим. Прокуратура нарушила право собственности депутата Владимира Дубова, топ-менеджера "ЮКОСа" Михаила Брудно и других известных в стране людей.

Мы также ожидаем, что профессионализм судьи, который санкционировал подобные антиконституционные действия Генпрокуратуры, получит справедливую оценку коллег.

Смешно говорить о несоизмеримости цены арестованного пакета (около $10 млрд) и суммы ущерба, который якобы нанесла государству "организованная группа" во главе с Михаилом Ходорковским, - по подсчетам Генпрокуратуры, более $1 млрд. Следователи очень сильно старались сделать эту сумму максимально большой, даже умудрившись насчитать 6,2 млрд руб. упущенной выгоды акционеров ОАО "Апатит" в 2000 - 2002 гг. Своими вопиющими действиями Генпрокуратура ежедневно существенно снижает стоимость арестованного пакета. Если президент не остановит силовиков, к концу года весь "ЮКОС" не будет стоить и миллиарда. Так что это будет не просто национализация, а очень дешевая национализация.

Реакция бизнеса на подобное развитие событий может быть только одной - закрываться. В стране, где не защищается право собственности, можно вести только нелегальный бизнес.

Президенту стоит протереть глаза и увидеть, наконец, что Генпрокуратура за один день рушит то, что создавалось годами. Стоимость всех российских активов, котирующихся на фондовой бирже, уменьшилась из-за дела "ЮКОСа" на 20%. Наносится и прямой вред государству - дороже становится обслуживание российских облигаций. Приостанавливаются переговоры об инвестициях в страну. И никто пока в прокуратуре не ответил за этот ущерб. И, похоже, не собирается.

Можно согласиться с замминистра финансов Сергеем Шаталовым, который во вчерашнем интервью "Ведомостям" говорил о "неприличности" и "неэтичности" финансовых схем, используемых многими российскими олигархами. Он приводил в пример жесткую борьбу США с теми, кто уклоняется от налогов. Это неподходящий пример, потому что в США право не применяется избирательно, там в случае экономических обвинений не сажают в следственный изолятор, не арестовывают имущество людей, которых ни в чем не обвиняют. Со вчерашнего дня нас правильнее сравнивать с Венесуэлой, страной Уго Чавеса, победившего венесуэльских oligarcos. Все, что происходит с "ЮКОСом", уже давно проделано в Венесуэле, стране, где много нефти и вся ее добыча национализирована. Там проходят многомесячные забастовки, а el presidente поет и читает стихи по телевизору. Его страна - сосед России по рейтингу коррупции и пока еще чуть ниже нас в рейтинге конкурентоспособности. Но это ненадолго.

"Ведомости"

Реакция США: "дыра в надеждах нефтяных компаний"

Отставка Александра Волошина, о существовании которого знала в США лишь узкая группа специалистов по России, упоминается здесь главным образом в связи с делом "ЮКОСа", но вот сообщение о замораживании прокуратурой крупного пакета акций этой компании вызвало волну комментариев.

Американские газеты в один голос отмечают, что Волошин имел прозвище "серый кардинал", считался сторонником бизнеса на московских верхах, и что его уход знаменует победу силовиков, при которых инвестиционный климат в России может резко ухудшиться.

Гонения на "ЮКОС", пишет рупор деловых кругов США "Уолл-стрит джорнэл", "пробурили гигантскую дыру в надеждах крупнейших нефтяных компаний приобрести новые источники нефти" и могут привести к повышению мировых цен на черное золото (хотя пока этого не случилось).

Доверие подорвано

Поскольку основные нефтяные месторождения планеты уже разобраны, нефтяные компании начинали связывать свои переспективы роста с Россией.

Ее налоговый климат и политическая нередсказуемость их долго смущали, но в последнее время они стали относиться к российскому правительству со все большим доверием, результатом чего стали крупные сделки минувшего года, прежде всего многомиллиардная инвестиция British Petroleum в совместный проект с ТНК.

Сейчас же арест Михаила Ходорковского и захват акций "ЮКОСа" "подорвали это доверие".

Exxon Mobil, Chevron Texaco и другие нефтяные компании отказались комментировать последние события, но эксперты по нефтедобыче предсказали, что, по крайней мере, в краткосрочной перспективе они возвели непреодолимые препятствия на пути компаний, интересующихся покупкой доли в "ЮКОСе".

Насколько можно понять, компании пока не делают окончательных выводов, а ждут ответа на вопрос, являются ли неприятности "ЮКОСа" и его главы лишь изолированным событием - или первой ласточкой грядущего расследования обстоятельств приватизации 1990-х годов.

"Залп в войне элит"

Белый дом пока воздерживается от комментариев на эту тему, не желая критиковать Путина публично.

Буш не говорил с ним после ареста Ходорковского, хотя сообщают, что представитель Белого дома звонил в Кремль и выразил свою "озабоченность".

Как пишет "Уолл-стрит джорнэл", администрации Буша нужна помощь Москвы в ее попытках обуздать ядерные амбиции Ирана и Северной Кореи, и к тому же в Белом доме не хотят выглядеть группой поддержки Ходорковского, считая про себя, что он "скорее всего виноват в том, что ему инкриминируют, хотя и не больше, чем сотня других российских олигархов".

У Ходорковского и "ЮКОСа" есть влиятельные союзники в Вашингтоне, в том числе видные юристы, члены совета директоров и консультанты, которые в поте лица стараются сейчас убедить Белый дом выступить в защиту опального олигарха и его компании.

"Крисчен сайенс монитор" толкует захват акций "ЮКОСа" как залп в "войне элит", "Вашингтон пост" видит в нем "драматическую эскалацию знакового дела, которое взбудоражило росийские политические и деловые круги", а "Нью-Йорк таймс", обычно относящаяся к Путину благожелательно, разразилась редакционной статьей под заголовком "Старорежимная кэгэбэшная тактика Путина".

Ведущая газета США называет арест Ходорковского "серьезной ошибкой" и замечает, что "утверждения Путина о том, что это было делом рук независимой юстиции, никого не убеждают".

Владимир Козловский - Русская служба Би Си Си, Нью-Йорк

Арест акций ЮКОСа ставит знак вопроса на бизнесе в РФ -- эксперты

Эксперты считают, что после ареста контрольного пакета акций ЮКОСа, в четверг резко встряхнувшего фондовый рынок и рынок евробондов, есть повод задуматься о продаже акций компании и о перспективах бизнеса в России в целом.

"Мы продали половину наших позиций (в ЮКОСе) на прошлой неделе, а остальное в понедельник. Свободный рынок значительно сократился. Правительство теперь готово диктовать условия, и мы рады тому, что незначительно представлены как ЮКОСом, так и Сибнефтью в нашем фонде Russian Century Fund", - сказал Джон Дэйвис из Альфа-Капитал.

Генпрокуратура наложила арест на пакет ЮКОСа в размере 44 процента в обеспечение материального ущерба государству, пояснил Рейтер пресс-секретарь Александр Шадрин.

"На движение пакета Yukos Universal наложен арест, но голосовать и получать доход по нему можно. Это грубое нарушение конституционных и юридических норм. Акции принадлежат иностранным акционерам, которые не связаны с так называемым делом Ходорковского", - сказал Шадрин.

Замминистра экономического развития и торговли Аркадий Дворкович еще до новости об аресте сказал, не называя компанию, что риск преследования со стороны властей в связи со "старыми грехами" должен постоянно учитываться предпринимателями, которые ведут бизнес в России. По его словам, подобное отношение государства негативно влияет на инвестиционный климат.

"Инвесторы, купившие акции в 2000-2001 годах, сидят на огромной бумажной прибыли. У них есть большой соблазн продать акции ЮКОСа и смотреть на все со стороны, ожидания окончания истории неизвестно сколько. Это еще более усугубит падение стоимости компании", - считает глава аналитического управления Атона Стивен Дашевский.

Вице-премьер, министр финансов Алексей Кудрин сказал после сообщения об аресте акций ЮКОСа, что "события приобрели влияние на экономику, и теперь точку в этом вопросе должен поставить суд".

ЧТО АРЕСТОВАНО

По официальному сообщению Генпрокуратуры арестованы 1.141.403.296 акций, находящихся во владении Hully Enterpirses и 49.478.740 акций, находящиеся во владении компании Yukos Universal Limited в инвестиционном банке Траст.

Это составляет 51 и около двух процентов к прежнему уставному капиталу ЮКОСа до объединения с Сибнефтью. В процессе сделки ЮКОС разместил дополнительную эмиссию, в результате которой доля вышеназванных компаний уменьшилась до 42,2 процентов и 1,8 процентов соответственно.

"Так как были дополнительные выпуски акций, мы пересчитали, оказалось 44 процента", - сказал Шадрин.

Однако информации об изменении в уставном капитале ЮКОС не обнародовал, так как изменение должно быть одобрено акционерами на внеочередном собрании 28 ноября. Там будут рассмотрены вопрос выплаты рекордных по объему промежуточных дивидендов за девять месяцев 2003 года в размере около $2 миллиардов и выборы нового cовета директоров.

В прошлую субботу, 25 октября, Ходорковский был арестован по обвинению в экономических преступлениях, что привело к падению капитализации ЮКОСа на $4 миллиарда. По аналогичным обвинениям с июля под стражей находится глава группы Менатеп и крупный ее акционер Платон Лебедев.

Еще один акционер ЮКОСа, бывший глава управляющей компании ЮКОС-Москва, Василий Шахновский находится под подпиской о невыезде по обвинению в налоговых преступлениях. Шахновский на днях был избран сенатором от Эвенкии.

БОЛЬШОЙ ВОПРОСИТЕЛЬНЫЙ ЗНАК

По мнению Дашевского, конфликт перешел некую точку, после которой возможно все: смена руководства ЮКОСа, приход в менеджмент представителей государства, национализация компании.

"Все это затронет компанию не один раз и очень сильно. Теперь от этого будут страдать все акционеры ЮКОСа", - сказал он.

Первая реакция как рынков, так и аналитиков была резкой, но Валерий Нестеров из Тройки Диалог предлагает не думать о плохом, и ждать объяснений со стороны власти. Российские газеты сообщили сегодня о встрече президента Владимира Путина с инвестиционными банкирами, которая в четверг вечером началась в Кремле.

"Все это очень негативно влияет на рынок в целом, создает нервозность. Мы пока не думаем, что ЮКОС лишится части своих активов. Но необходимо получить разъяснения от правительства и президента, которые способны успокоить рынок и не позволили этом делу разрастись до масштабов кризиса фондового рынка", - сказал аналитик Тройки Диалог Валерий Нестеров.

В понедельник - первый день после ареста Ходорковского - Путин призвал прекратить "истерику и спекуляции" в отношении дела ЮКОСа, сказал, что суд принял мотивированное решение и перед законом все равны.

"Это, без сомнения, плохие новости, хотя я и не думаю, что это начало национализации в России. Они ставят большой вопросительный знак в том, что происходит с государством, в том, что происходит с корпоративным управлением в России", - сказал Пол Люк из Convivo Asset Management.

"Мы знаем, что крупные иностранные инвестиционные фонды начинают выводить деньги... До тех пор, пока не закончатся выборы, мы не увидим значительного интереса к России, может быть, только, если индекс РТС достигнет 450".

Последний исторический максимум индекс РТС - выше 650 - рынок показал 10 дней назад.

НИЖЕ 500

Рынок российских акций крайне болезненно отреагировал на новость об аресте пакета акций, опустившись в индексе ниже 500 пунктов, то есть до уровня середины августа 2003 года. Акции ЮКОСа и Сибнефти потеряли более 10 процентов на ММВБ, и торги ими были остановлены. В РТС ЮКОс упал на 12,7 процента до $10,5, акции Сибнефти 8,3 процента до $2,1.

Индикативные долларовые еврооблигации РФ с погашением в 2030 году упали в цене на 1,25 пункта до 92,125 процента номинала после новостей об аресте контрольного пакета акций ЮКОСа

Рубль на межбанковском рынке после закрытия основных торгов снизился до 29,9800 за доллар на узком рынке по сравнению с котировками в СЭЛТ расчетами "завтра" 29,8493 рубля.

Рейтер

31 октября, 2003 г.