• A
  • A
  • A
  • АБB
  • АБB
  • АБB
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта
vision

Туркменбаши спас Россию от дефицита газа в ближайшие 25 лет. "Огромный прорыв". "Газпром" стал импортером

Ниязов спас Россию. От дефицита газа в ближайшие 25 лет

Туркменбаши спасет Россию от дефицита газа. Владимир Путин и Сапармурат Ниязов договорились, что в ближайшие 25 лет "Газпром" закупит в Туркмении около 2 трлн кубометров газа. В первые годы цена составит $44 за 1000 кубометров, причем половину суммы Россия заплатит оборудованием. Аналитики поддерживают "Газпром", пишут "Ведомости": он поставляет газ в Европу в среднем в два раза дороже, за $85 - 90.

Вчера Путин и Ниязов заключили соглашение в газовой сфере до 2028 г. А предправления "Газпрома" Алексей Миллер подписал с туркменским лидером контракт на покупку в эти годы 2 трлн кубометров газа "Газэкспортом" у "Туркменнефтегаза". Туркменбаши подсчитал, что это принесет России около $300 млрд, а Туркмении - $200 млрд.

"Газпром" экспортирует 135 млрд кубометров газа в год. Но к 2008 - 2009 гг. компании придется увеличить поставки в Европу до 180 млрд кубов. За эти годы на 15 - 20 млрд кубометров вырастет и внутреннее потребление. Чтобы избежать газового дефицита, "Газпрому" пришлось бы разрабатывать труднодоступные и низкорентабельные месторождения Заполярья. Поэтому главный аналитик по акциям "Атона" Стивен Дашевский называет контракт с Туркменией "гениальным решением".

По условиям соглашения "Газпром" с 2004 г. будет закупать в Туркмении по 5 - 6 млрд куб. м газа в год с последующим увеличением до 60 - 70 млрд куб. м в 2007 г. А в период с 2009 по 2028 г. Туркмения будет продавать российскому газовому монополисту по 70 - 80 млрд куб. м газа в год. В период с 2004 по 2007 г. туркменский газ будет обходиться "Газпрому" в $44 за 1000 куб. м, при этом живыми деньгами придется оплатить половину, а остальное - "поставками оборудования для развития газовой промышленности Туркменистана". Перечень товаров и поставщики пока не определены - туркменская сторона еще не прислала в "Газпром" список необходимого оборудования. Источник "Ведомостей" в "Газпроме" утверждает, что поставщиками будут близкие к "Газпрому" компании.

Какой будет цена туркменского газа для России после 2007 г. , тоже непонятно. Как сказал "Ведомостям" председатель правления "Газпрома" Алексей Миллер, она будет привязана к текущей цене нефти и рассчитываться по специальной формуле, озвучить которую он отказался. Но Миллер "в любом случае" называет контракт с туркменами "революционным". Хотя еще месяц назад зампред правления компании Александр Рязанов называл "справедливой ценой" туркменского газа не $44, а $25 - 27 за 1000 куб. м.

Замминистра экономического развития Андрей Шаронов отмечает, что туркменский газ будет для России дороже, чем добываемый в России сегодня, но "гораздо дешевле, чем тот газ, который бы нам пришлось добывать на Ямале". "Туркменский газ позволяет России оттянуть начало разработки дорогих месторождений", - пояснил чиновник. А аналитик ОФГ Павел Кушнир прямо называет цену контракта завышенной.

Дашевский из "Атона" считает, что цена нормальная. "Неплохо и то, что мы частично расплачиваемся оборудованием. То есть зарабатываем и на экспорте туркменского газа, и на поставках техники в эту страну", - говорит аналитик, уточнив, что условия товарных поставок должны быть достаточно прозрачными, чтобы зарабатывала компания, а не менеджмент.

По словам источника "Ведомостей", близкого к правительству Туркмении, "Газпром" вместе с туркменскими компаниями проложит газопровод через Казахстан по восточному берегу Каспия. Стоимость проекта составит около $1 млрд. Рязанов тоже недавно говорил о необходимости построить такую трубу мощностью 30 млрд куб. м газа в год за четыре года.

БОГАТСТВО НИЯЗОВА:
В этом году Туркмения намерена увеличить добычу газа на 26% - до 67,6 млрд куб. м. , а к 2005 г. до 85 млрд куб. м, С 2010 г. Туркмения будет добывать около 120 млрд куб. м газа в год. При этом потребности внутреннего рынка газа в Туркмении составляют не более 12 - 15 млрд куб. м газа в год. Разведанные запасы газа в республике составляют 22,5 трлн куб. м.

«Ведомости»

Президенты России и Туркмении возглавили революцию газовой отрасли

Вчера в Москву приехал президент Туркмении Сапармурат Ниязов. Этот великий день в истории народов Туркмении и России специальный корреспондент "Коммерсанта" провел вместе с их президентами, выясяя, чем этот день велик. Отчет "Коммерсанта".

Кремль принял туркменского президента, как того и заслуживает человек, которого трудно сравнить с каким-нибудь другим по запасам разведанного газа. Кроме судьбоносных переговоров в Кремле Владимир Путин отужинал с Туркменбаши в неформальной обстановке. Так было нужно во имя будущего двух наших народов и энергетического баланса Российской Федерации.

На лацканах пиджаков министров правительства Туркмении, которые пришли на подписание великого газового соглашения, были прикреплены значки довольно большого размера с изображением Туркменбаши. На лацканах вице-премьеров – значки побольше. На них Сапармурат Ниязов был в рамке с золотым тиснением. На лацкане пиджака самого Туркменбаши был значок с изображением, как ни странно, всего-навсего полумесяца и пяти звездочек. Они означали, что страна Туркменбаши состоит из него и пяти областей.

На лацкане пиджака первого секретаря посольства Туркмении Григория Колодина значок был совсем маленьким. Я уже понял, что значок этот – те же погоны со звездочками. Носишь Туркменбаши в рамочке с тиснением – полковник, а если Туркменбаши без рамочки в профиль – лейтенант. Григорий Колодин – младший лейтенант. Тем не менее оператор РТР снимал его на видеокамеру. Кажется, первый секретарь посольства заподозрил что-то нехорошее.

– Ничего,– с неожиданным раздражением сказал господин Колодин,– скоро и вы все такие же значки носить будете.

– Такие? – я не мог скрыть удивления.

Господин Колодин, видимо, подумал, что снимают не его, а его значок. Я бы на его месте гордился (хоть и не хотел бы, конечно, оказаться на его месте).

– Ну, не совсем, может быть, такие. Профиль будет другой. Но обязательно будете,– твердо пообещал он.

– Вы лучше расскажите, почему соглашения, которые будут сегодня подписаны, уже называются революционными.

– Еще бы! – с непритворным воодушевлением ответил он.

– А конкретней? Что, Россия будет получать больше газа?

– В перспективе, через несколько лет – да, скорее всего.

– А через год?

– Да нет. В 2004 году – 5-6 миллиардов кубометров в год, в 2005-м– 6-7.

– А почему же соглашение-то революционное?

– А строительство трубопровода? За три года Россия и Туркменистан должны построить трубопровод! Ведь сейчас работает только треть из наших 140 скважин. Мощность трубы не позволяет задействовать остальные. Вот и будет Россия качать газ в Европу и на Украину.

– Разве это революционное решение? В крайнем случае, мне кажется, эволюционное.

Я, конечно, цеплялся к словам. Но это привело к неожиданному результату.

– Вот вы, кстати, сказали,– добавил я,– насчет Украины. В наших-то газетах писали, что решение революционное, потому что теперь весь туркменский газ окажется в руках России.

– Да что вы! Мы же и в Иран, между прочим, экспортируем. Более того, я вам скажу, что завтра на Каспии Туркменбаши встречается с президентом Украины. Кучма тоже хочет подписать соглашение, до 2015 года.

– Тоже, видимо, революционное?

– А как вы думаете?!

– Но как же так? Значит, не будет Россия монополистом туркменского газа? Хорошо ли это?

– А это и есть многовариантная политика Сапармурата Ниязова! – улыбнувшись, ответил Григорий Колодин.

Уже после переговоров я задал тот же самый вопрос главе "Газпрома" Алексею Миллеру:

– Разве это соглашение революционное? В лучшем случае, похоже, эволюционное.

– Замечательный вопрос,– похвалил Алексей Миллер.– Революционность в том, что соглашение, заключенное на 25 лет, позволяет принимать взвешенные решения об инвестировании в части развития вопросов газотранспортной сети.

Вот так он ответил. И что это означает, спросите вы. А, на мой взгляд, именно то, что решение является эволюционным, если вас еще не бесит это слово.

Но есть смысл вернуться в зал переговоров. В этот зал как раз вошел президент России. Навстречу ему из другой комнаты вышел Туркменбаши. Он сильно хромал. Можно даже сказать, что каждое движение давалось ему с трудом. За ним на приличном расстоянии двигались его министры. Вот они застыли в нескольких метрах от него, рядом со мной.

– Почему Туркменбаши хромает? – тихо, с сочувствием спросил я одного из них.

Он посмотрел на меня с выражением безграничного ужаса на лице. Ведь ему предстояло ответить.

– Приболел, может быть,– с тоской сказал этот человек.

Он, наверное, понимал, что неверный ответ может стоить ему по крайней мере карьеры. И не понимал, что карьеры ему может стоить любой ответ.

Тем временем Туркменбаши приблизился к Владимиру Путину, вдруг неожиданно энергично притянул его к себе и буквально стиснул в объятиях. В дзюдо так начинается прием "екогурума". Владимир Путин, впрочем, не дал провести его, применив "о-ути-гари". Так они и застыли друг перед другом с выражением глубокого удовлетворения на лицах.

К ним стали подходить министры двух государств. Владимир Путин тщательно здоровался за руку и с туркменскими, и с российскими официальными лицами. Сапармурат Ниязов приветливо улыбался россиянам и демонстративно не замечал своих. И все-таки лица туркмен светились счастьем близости к своему вождю. Они пытались скрыть свои чувства, но тщетно.

– А почему он не здоровается с туркменами? Считает, что много им будет чести – подержаться за его руку? – вполголоса спросил мой коллега у Григория Колодина.

– Нет! – резко ответил тот.– Просто у нас более искренние отношения между людьми, чем у вас.

– Как это?

– Да он с ними сегодня уже виделся.

Между тем участники переговоров сели друг напротив друга. Владимир Путин в самом начале сказал, что в Дагестане сгорел интернат и погибли 28 глухонемых детей. Он выразил соболезнование родным и близким погибших. Туркменбаши, взяв короткое ответное слово и сказав, что тоже скорбит о детях, добавил:

– Надеюсь, вы со своей стороны сделаете все, чтобы такое впредь не повторилось.

Я, честно говоря, подумал, что Туркменбаши оговорился, поскольку не лучшим образом знает русский язык. Ведь это прозвучало едва ли не как обвинение: допустили безобразие, так постарайтесь теперь хоть исправиться. Отчитал нашего президента, как своего министра.

Владимир Путин не стал реагировать. Может быть, он не придал этим словам значения. А может, не хотел омрачать подписание революционных документов. Начались переговоры, формальные, впрочем, так как все было уже решено. Эти переговоры продолжались даже меньше запланированного часа. Так бывает редко. Неужели им совсем уж не о чем говорить? Вот уж действительно, ничего личного.

Затем оба президента вышли к журналистам, чтобы на глазах у всех подписать документы и сделать короткие заявления. Были подписаны контракт купли-продажи туркменского газа до 2028 года, соглашение о сотрудничестве в газовой отрасли на этот же период, а также о сотрудничестве в области безопасности (в основном речь идет о международном терроризме, так что, кажется, ничего страшного).

Свое заявление Владимир Путин прочитал по бумажке. Он сказал, что перспективы (а именно о них и ни о чем более конкретном и идет речь в этих соглашениях, если не считать первые три года, оговоренные в соглашениях довольно конкретно) очень хорошие и насыщенные. Ну да, перспективы обычно такими и бывают. Содержательная часть заявления состояла в том, что половину цены за туркменский газ в эти первые три года мы будем платить товарами народного потребления российского производства. Зато цена за кубометр довольно высокая, едва ли не неприличная: 44 доллара (до последнего момента высокой ценой считались и 42, на которые российская сторона соглашалась скрипя зубами).

– Поскольку отдавать будем нашими товарами, то и будем создавать новые рабочие места,– утешил Владимир Путин россиян.

Кроме того, он как-то мимоходом сказал, что стороны договорились прекратить действие закона о двойном гражданстве, который действует между Туркменией и Россией. Ведь Россия, добавил он, приняла новый закон, не допускающий двойного гражданства.

– А все, кто хотел, уже переехали из Туркмении в Россию,– закончил президент.

Между тем это, конечно, серьезно. Туркменская сторона давно добивалась от России (а не наоборот) отмены пункта о двойном гражданстве. Теперь россиянам, живущим в Туркмении, придется выбирать. То есть это явная уступка Туркменбаши, которому совершенно не нужно, чтобы границу его страны бесконтрольно, когда им вздумается, пересекали люди с двойным гражданством. Явно не для этого он своими руками строил свою страну кирпичик за кирпичиком.

Сапармурат Ниязов произнес свою речь безо всякой бумажки:

– Поскольку у меня здесь туркменское телевидение, я тоже скажу пару слов.

И он сказал. Да, газ он будет продавать по 44 доллара за кубометр, но только первые три года.

– Потом перейдем по формуле нефти к мировым,– пояснил он свою мысль и утешил: – Россия при этом будет участвовать в строительстве различных объектов.

– А в результате 200 миллиардов долларов дохода получит Туркмения и 300 миллиардов долларов Россия! – с удовольствием сказал Туркменбаши, все еще помня, видимо, о том, что у него здесь туркменское телевидение.

– А что,– добавил он уже для российского,– любой торгующий должен иметь прибыль в торговле. То есть, Владимир Владимирович, без обид!

Если бы все так и вышло, как он сказал, то какие же могут быть обиды?

Сказал туркменский президент и про Украину, и тоже, мне показалось, не без удовольствия.

– Да, мы торгуем и с Украиной! Это не будет препятствием для России, нет! Завтра у меня встреча с Кучмой!

То есть опытный дипломат Григорий Колодин не сказал мне ничего лишнего. То есть ничего такого, о чем не мог бы сказать мне Туркменбаши.

– До 2006 года Украина с Россией могут вместе,– продолжил Туркменбаши.– Но в любом случае все будет нормально, и Россия будет решать остальные вопросы.

Вы что-нибудь поняли? Я-то понял. Где-то, как говорится, нас кидают. Только вот где именно? Уж не везде ли?

– Мы очень высоко ценим Россию,– закончил Туркменбаши и еще раз напомнил Владимиру Путину, что тот должен сделать выводы из истории со сгоревшим интернатом и впредь не допустить подобного.– Мы знаем, что и Россия в составе СССР была и что с роспуском ничего не выиграла, а ухудшился уровень жизни людей. Надеемся, что теперь будет подниматься.

Ясно, что если Туркменбаши не поднимет уровень жизни россиян, то его больше никто не поднимет.

Сапармурат Ниязов ищет защиты

Нынешний визит Сапармурата Ниязова в Москву симптоматичен: особая тяга к интеграции с Россией у лидеров СНГ проявляется тогда, когда от них отворачивается Запад. Туркменбаши, похоже, опасается (и не без основания), что Запад уже вынес ему приговор и намерен всерьез заняться вопросом демократизации его тоталитарного режима.

В самый канун визита в российских СМИ прошла информация о том, что президент Туркмении едет в Москву обменять подписание крупномасштабного контракта по поставкам в Россию туркменского газа на выдачу экс-главы Центробанка Туркмении Худайберды Оразова и экс-посла Туркмении в Анкаре Нурмухаммеда Ханамова, получивших российское гражданство (на родине они приговорены к пожизненному заключению по обвинению в организации покушения на Туркменбаши.– Ъ). Вчера источник в Кремле назвал эти утверждения "возмутительными" и расценил их как "политическую провокацию".

Действительно, возможное требование о выдаче двух опальных политиков – слишком дешево для Туркменбаши, выразившего готовность сделать Россию своим стратегическим партнером по газу. После состоявшегося в конце прошлого года разгрома оппозиции внутри страны господин Ниязов чувствует себя в безопасности. Его главные противники не только приговорены к пожизненному заключению, но и публично раскаялись в содеянном. Бывший глава МИДа Борис Шихмурадов в своей покаянной речи, переданной по национальному телевидению, заявил: "Оппозиция – это преступная группировка, мафия, среди нас нет ни одного нормального человека, все мы ничтожества. Я слишком поздно понял, что президент Туркменбаши – это дар народу Туркменистана свыше".

Однако, инициировав процесс о покушении на самого себя, который многие сравнили со сталинскими репрессиями 30-х годов, Туркменбаши заставил Запад вновь вернуться к вопросу о демократизации тоталитарных режимов в Средней Азии. В этих условиях господину Ниязову понадобился защитник. И он обратил свои взоры к Москве.

Москва, похоже, не испытывает большого восторга от рвущегося в ее объятия одиозного партнера. Но главное для нее в отношениях с Туркменбаши – экономическая выгода. А она налицо. И потому Москва готова проглотить написанное явно под диктовку туркменских спецслужб признание Бориса Шихмурадова о том, что покушение на Туркменбаши готовилось в России. Пошла Россия и навстречу пожеланию партнера об отмене соглашения о двойном гражданстве – господин Ниязов потребовал сделать это под тем предлогом, что большинство обвиненных в организации покушения на него имели и туркменские, и российские паспорта.

Однако Москва, надо полагать, понимает, что положение Туркменбаши, который правит своей республикой уже без малого 18 лет, не столь стабильно, чтобы жечь все мосты в контактах с его нынешними оппонентами и вероятной будущей властью в Туркмении. Иначе может получиться как с долгом Ирака России, который тамошняя оппозиция отказывается признавать. Именно потому, наверное, опальные туркменские политики и находят приют на российской территории.

«Коммерсантъ»

"Огромный прорыв"

Президенты России и Туркмении Владимир Путин и Сапармурат Ниязов, поставив подписи под 25-летним соглашением о сотрудничестве в газовой сфере, фактически завершили формирование "газовой ОПЕК" на основе государств СНГ, пишет "Время новостей". "Газпром" уже договорился с Узбекистаном и Казахстаном о закупках газа, но с главным производителем этого топлива в Средней Азии -- Туркменией -- добиться того же не удавалось. Прорыв состоялся на прошлой неделе, когда делегация "Газпрома" во главе с Алексеем Миллером согласовала в Ашхабаде условия межгосударственного договора с "отцом всех туркмен".

Как уже писала газета "Время новостей" (см. номер от 2 апреля), контракт между "Газэкспортом" и "Туркменнефтегазом" рассчитан на 25 лет, в течение которых "дочка" российского концерна будет закупать весь туркменский газ, который не расписан по другим ныне действующим договорам. В цифрах это выглядит следующим образом. Ближайшие три года, пока у Туркмении действуют контракты с Украиной на 36 млрд кубометров в год, объемы будут относительно невелики (в 2004 году будет куплено 5--6 млрд кубометров газа, в 2005-м -- 6--7 млрд, в 2006-м -- до 10 млрд). В 2007 году поставки резко увеличатся -- до 60--70 млрд кубометров -- за счет роста добычи и закупки газа, предназначенного для Украины. В 2008 году будет закупаться 63--73 млрд кубометров, а начиная с 2009-го -- 70--80 млрд. Первые два года цена газа составит 44 долл. за тысячу кубометров, из которых половина будет выплачиваться на бартерной основе. Затем ее будут вычислять по специальной формуле, в зависимости от цен на углеводороды на мировом рынке.

Любопытна судьба "Итеры", которая в этой схеме будет постепенно вытеснена с туркменского газового рынка. Контракт на 10 млрд кубометров с компанией Игоря Макарова заключен лишь на год, однако, по информации газеты "Время новостей", президент "Итеры" приглашен в Ашхабад 15 апреля для переговоров о продлении договора. (Причем Туркменбаши, как сообщил источник, близкий к руководству компании, специально позвал г-на Макарова после своего визита в Москву). Как видно из схемы поставок, описанной выше, в 2004--2005 годах "Газпром" не выкупит полностью газ, который сейчас получает "Итера". То есть г-н Ниязов все же оставил для нее немного газа (3--5 млрд кубометров), но, скорее всего, постарается использовать фактор "Газпрома" для торга по поводу цены. Не исключено, что Игорю Макарову будет предложено платить все 44 долл. за тысячу кубометров "живыми" деньгами. Тогда для "Итеры" выгода от перепродажи этого газа в государства СНГ станет совсем неочевидной. Туркменское руководство не упустит удобного случая для того, чтобы поторговаться и с Украиной. Сегодня в Ашхабад должен прилететь Леонид Кучма, которому тоже, пригрозив "Газпромом", предложат пересмотреть условия закупок в сторону увеличения цены.

Неудивительно, что подписанные вчера документы глава "Газпрома" назвал "огромным прорывом в отношениях России и Туркменистана в газовой сфере". Однако, как уже писала газета "Время новостей", за туркменский газ придется переплатить порядка миллиарда долларов только в ближайшие три года.

Туркменбаши, который, как видно, выиграл больше всех от этой сделки, охарактеризовал ее как событие "историческое для двусторонних отношений". По его подсчетам, от перепродажи 2 трлн кубометров туркменского газа "Газпром" выручит ни много ни мало 500 млрд долл., из них 200 млрд достанется Туркмении, а остальное -- России. Откуда появится покупатель, который будет готов платить 250 долл. за тысячу кубометров газа на протяжении 25 лет (при сегодняшних оптовых ценах в 120 долл.), г-н Ниязов не смог уточнить.

У Путина - первый "болельщик"

Президент Туркмении собирался в Москву не без опаски. Что его могло насторожить - точно не известно. То ли известие, что у стен туркменского посольства готовится очередной митинг протеста против его режима. То ли неуверенность в том, что все подготовленные соглашения в Кремле будут подписаны. Во всяком случае, впервые в кремлевской практике последних лет на встречу президента России с зарубежным лидером не были допущены фотокорреспонденты, пишет "Время новостей". Так захотел Туркменбаши. Хорошо, что что он не решился запретить работать телевидению - камеры смогли отснять, как вождь всех туркмен, сильно прихрамывая, бросился обниматься с российским президентом.

Владимир Путин встречал гостя в хмуром настроении - утром случилась трагедия с гибелью детей на пожаре в Махачкале. "Но работа есть работа, - сказал президент, обращаясь к Ниязову, - мы должны пройти все по графику...". Так и случилось. Спустя час Туркменбаши вышел на церемонию подписания итоговых документов широко улыбающимся. Ничего не сорвалось - два газовых соглашения и договор о сотрудничестве в области безопасности между Россией и Туркменией уже лежали на столе. Ниязов никому из своей команды не уступил права их подписывать, даже протокол о купле-продаже газа, который с российской стороны подписывал глава "Газпрома" Алексей Миллер. Так поступает только истинный хозяин страны.

Соглашение "по безопасности", которое увозит из Москвы туркменский вождь, можно без преувеличения считать его серьезной победой. Вот цитата из статьи 4 этого документа. "Стороны сотрудничают в борьбе с международным терроризмом..., не предоставляют убежища выявленным членам террористических организаций, обмениваются информацией о их планах, сотрудничают в сфере оказания правовой помощи и выдачи лиц, совершивших или подготавливающих террористические действия на территории одной из сторон...". Как известно, Ашхабад до недавнего времени никак не проявлял себя в борьбе с международным терроризмом. Туркменбаши, посылая телеграмму соболезнования президенту США после теракта 11 сентября 2001 года, умудрился даже не назвать так это событие. Эти слова Ниязов научился выговаривать только после так называемого покушения на свою персону 25 ноября прошлого года. "Международными террористами" он стал называть противников своего режима.

Но согласится ли Москва с такой трактовкой этого понятия? Есть надежда, что нет. Во всяком случае, когда вчера распространились слухи, что Ниязов заключает с Путиным соглашения по газу в обмен на выдачу из России двух лидеров оппозиции (экс-главы Центробанка Туркмении Нурмухамеда Ханамова и бывшего туркменского посла в Турции Худайберды Оразова), высокопоставленный представитель кремлевской администрации с возмущением отверг возможность такой сделки. По отношению к г-ну Ханамову это вообще невозможно. Он находится в Швеции, где готовится получить статус политического беженца.

Тем не менее, Туркменбаши достиг в Москве всего, чего хотел. Ему удалось добиться у Путина согласия прекратить действие российско-туркменского соглашения о двойном гражданстве, подписанного в 1993 году в Ашхабаде Ельциным и Ниязовым, который тогда еще не был Туркменбаши. Первая попытка отменить это соглашение была предпринята Отцом всех туркмен в январе этого года. Встретив тогда недоуменную реакцию Москвы, туркменский МИД дезавуировал заявление своего патрона. Вчера же все прошло как по маслу, Владимир Путин сказал, что соглашение сыграло свою роль и "основные массы людей, которые хотели переехать в Россию, в целом эту проблему решили". Он добавил, что в России принят теперь новый закон о гражданстве, который требует стыковки с такого рода соглашениями.

И все же такое решение выглядит для многих печальным. Со вчерашнего дня живущие в "царстве Туркменбаши" обладатели российского паспорта потеряли последнюю гарантию защиты своих прав. А еще они не смогут теперь беспрепятственно навещать своих родственников в России, ездить туда лечиться или учиться.

Под занавес встречи в Кремле, Туркменбаши долго по-восточному рассыпался в благодарностях Путину. Закончил этот процесс он пожеланиями ему "победы" на президентских выборах в будущем году.

«Время новостей»

"Газпром" стал импортером

Вчера ООО "Газэкспорт", дочерняя структура "Газпрома", и туркменская госкомпания "Туркменнефтегаз" подписали рамочный контракт на закупку в Туркмении газа до 2028 года. Он оказался не столь "прогазпромовским", как ожидалось, пишет "Коммерсантъ": право на покупку всего туркменского газа "Газпром" получит лишь в 2007 году, формула цены закупок будет утверждена лишь после 2006-го, а конкуренты "Газпрома" – "Итера" и "Нафтогаз Украины" – будут иметь доступ к туркменскому топливу еще два-три года.

Договор с председателем правления "Газпрома" Алексеем Миллером подписал сам президент Туркмении Сапармурат Ниязов. Предварительный вариант этого документа был согласован в начале апреля, когда господин Миллер летал в Туркмению.

По контракту "Газэкспорт" получил право на закупку по $44 за 1 тыс. куб. м от 5 до 6 млрд куб. м в 2004 году, 6-7 млрд – в 2005-м и 10 млрд – в 2006-м. 50% оплаты будет производиться в конвертируемой валюте, остальное – поставками оборудования и товаров. С 2007 года, согласно договору, объемы резко возрастут: 60-70 млрд в 2007 году, 63-73 млрд – в 2008-м, по 70-80 млрд – в 2009-2029 годах. Оплата с 2007 года будет полностью денежной, но формула цены, по словам господина Миллера,– вопрос дальнейших переговоров, хотя в принципе она должна строиться аналогично формулам цен европейских долгосрочных контрактов "Газэкспорта".

Отметим, что молниеносного вытеснения НГК "Итера", прежнего крупнейшего покупателя туркменского газа, от этого источника не произойдет: "Итере", по сути, дали возможность до 2005 года покупать его, правда, с ежегодным сокращением объемов. Больше повезло АО "Нафтогаз Украины": его пятилетний контракт с АО "Туркменнефтегаз" на поставку 35-42 млрд куб. м газа в год по $42, видимо, остается в силе: по крайней мере, "Газпром" на украинские объемы до 2006 года не претендует.

Тем не менее контракт можно рассматривать как важную стратегическую победу команды господина Миллера: президент Ниязов зафиксировал, что в перспективе все права на туркменский газ, транспортирующийся по "северному маршруту" (через Узбекистан), будет иметь "Газпром". Глава "Итеры" Игорь Макаров вчера игнорировал мероприятия в Кремле: он провел презентацию компании в Институте нефти и газа им. Губкина. В пресс-службе "Итеры" Ъ сообщили, что ее контракты на поставку газа в Азербайджан, Грузию и Армению "не противоречат" контракту "Газэкспорта" и "Туркменнефтегаза". Более того, "Итера" провела переговоры об увеличении закупок газа в Туркмении в 2003 году (результаты не сообщаются). В свою очередь, украинский президент Леонид Кучма, по данным Ъ, намерен уже сегодня встретиться с Сапармуратом Ниязовым, чтобы обсудить сложившуюся ситуацию.

Туркмения, впрочем, оставила для себя лазейку: в межгосударственном соглашении о сотрудничестве в газовой сфере, реализацией которого служит контракт "Газэкспорта", предусмотрена возможность его расторжения в течение каждого пятого года его 25-летнего срока действия.

Как пояснил вчера Ъ господин Миллер, наличие у "Туркменнефтегаза" долгосрочного контракта с "Газэкспортом" позволит Туркмении привлекать заемные средства под реконструкцию и расширение своей газотранспортной сети до границ с Узбекистаном и Казахстаном. Объем инвестиций, которые надо вложить в газопроводы для транспорта контрактного газа, в "Газпроме" оценивают в $2 млрд. Заметим, что договор с "Узбекнефтегазом" о возможном расширении газовых сетей "Газпром" подписал еще в 2002 году.

"Газпром" не намерен ограничиваться лишь закупкой газа: по словам его главы, "компания может появиться в составе консорциумов, разведывающих месторождения в Туркмении". Участки, которые интересуют "Газпром", пока не называются. Отметим, что опыт работы западных конкурентов "Газпрома" в Туркмении пока скорее отрицательный. Так, компания ExxonMobil закрыла свой офис в Ашхабаде в 2002 году, а Shell, по данным ее местного офиса, сделает это в течение ближайших недель.

Кто и как разрабатывает туркменские нефть и газ

Сейчас добычу углеводородов в Туркмении ведут консорциумы двух компаний. Малайзийская Petronas на условиях СРП добывает газоконденсат на шельфовом каспийском месторождении группы "Махтумкули" с 1996 года. Консорциум во главе с эмиратской компанией Dragon Oil (DO) разрабатывает нефтяные месторождения Восточный Ливанова, Баринова и Губкина с 1993 года, с 1999 года – в режиме СРП. Впрочем, западные эксперты утверждают, что с 2000 года изменения режима говорят о частичной национализации углеводородов месторождений. Американская ExxonMobil отказалась от работы на условиях СРП в составе консорциума с участием DO в 1999 года.

В прошлом году опытную добычу нефти на каспийском шельфе Туркмении начала датская Maerck Oil, к разведке готовится немецкая Wintershall, пять контрактных участков на изучение получил "Нафтогаз Украины". ЗАО "Зарит", совместная компания "Итеры", "Роснефти" и "Зарубежнефтегаза", намерена работать на южной части шельфа. Впрочем, законодательство Туркмении не дает четких гарантий инвесторам по неизменению режима недропользования.

"Газпром" подбирается к "оси зла"

Как сообщила вчера английская компания SOCO International, ее дочерние подразделения SOCO North Arfica и Oilinvest продали за $2,454 млн инвестиционную компанию OILSOC Газпромбанку, дочерней банковской структуре "Газпрома". OILSOC владеет 20% акций ливийской компании ODEX, ведущей разведку и владеющей лицензиями на добычу углеводородов на ряде участков в Ливии. Как заявил глава SOCO Эд Стори, он рассчитывает на работу с Газпромбанком и его материнскими структурами в консорциуме; остальными акциями ODEX будут владеть те же Oilinvest и SOCO North Arfica. Банк пока не комментирует эту сделку.

«Коммерсантъ»

11 апреля, 2003 г.