• A
  • A
  • A
  • АБB
  • АБB
  • АБB
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

У Путина есть все основания быть недовольным правительством

На вопросы редакции OPEC.ru отвечает Олег Вячеславович Вьюгин

Олег Вячеславович, Президент недоволен правительственным планом среднесрочного экономического развития России до 2004 года. По его словам ни пессимистический, ни оптимистический варианты не обеспечивают приближения России к индустриально развитым странам.

Да, слишком низкие темпы экономического роста.

Но тут можно вспомнить, что сказал недавно Стэнли Фишер, который оценил необходимые темпы, как 6-8%. Насколько это реально? Есть ли вообще у Путина повод быть недовольным?

В принципе, у него есть основания быть недовольным. Российская экономика сейчас находится в том положении, когда теоретически она может расти довольно быстро, потому что есть очень сильные внутренние мотивы к росту.
Есть, во-первых, новые возможности. Россия – это новый рынок для многих иностранных компаний. Во-вторых, возможности, которые связаны с тем, что у России очень много частично модернизированных фондов. То есть, еще есть достаточно большие возможности по дальнейшей модернизации фондов. Если в Америке, скажем, проблемы повышения производительности труда связаны с тем, что нужно суметь создать абсолютно новые инновационные технологии, то в России все гораздо проще для резкого повышения производительности труда, легче этого достигнуть. Достаточно на самом деле одну совсем старую технологию заменить более современной, которая уже давно освоена в Америке, и будет прирост производительности труда, и будет большая добавленная стоимость. В России легко получить более быстрый рост за счет того, что она за счет технологической составляющей фондов, отсталая страна по многим показателям, хотя и не везде, конечно.
Поэтому в принципе да, может быть очень существенный рост, а правительство прогнозирует, что его не будет фактически. Поэтому Путин и недоволен.

Минэкономразвития в состоянии написать новую программу и обеспечить ее выполнение?

Они в состоянии написать, а вот обеспечить…
Тут ведь, на самом деле, надо ответить на простые вопросы. Почему после кризиса, когда был достаточно быстрый рост, и мы его факторы знаем, инвестиции в переработку были крайне маленькие? Да, был 18%-ный рост инвестиций в 2000-ном году, но в основном в нефтепереработку и в транспортные структуры. А если взглянуть на начало этого года, первый квартал, то, видимо, рост инвестиций будет отрапортован на уровне порядка 1%. Вот на этот вопрос надо, прежде всего, ответить. Почему Россия, которая потенциально обладает возможностями высоких темпов роста, в том числе и инвестиций, если исходить из моего понимания, почему на самом деле этих инвестиций нет? В чем здесь дело? Вот если на этот вопрос МЭРТ ответит, то тогда оно ответит на вопрос: возможно ли обеспечить быстрый рост до 2004 года, или что для этого нужно сделать.
Ведь ресурсы у России есть вроде бы. Но мы, правда, знаем, что все инвестиционные ресурсы у нас в сырьевом секторе. Мы знаем, что сырьевой сектор сейчас неохотно инвестирует в разработку источников сырья, потому что пришло, наконец, понимание, что на самом деле рынки сбыта сырья очень ограничены, и рост спроса на сырье в мире – это где-то 1-2% в год. Если экономика ориентируется на такую кооперацию, то это означает, что и российская экономика будет расти 1-2%. А, скажем, ответить на вопрос, почему иностранные прямые инвестиции в основные фонды (не в торговые кредиты, не в еще что-то) - $2 млрд. в России за год? В Литве же точно такие же цифры в прошлом году были, хотя по размеру, по численности, по экономике – это две большие разницы.
Вот если на все эти вопросы ответить, то, наверное, станет понятно, можно ли рисовать большие темпы роста до 2004 года.

8 апреля 2002

8 апреля, 2002 г.