• A
  • A
  • A
  • АБB
  • АБB
  • АБB
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта
vision

В России выгодно делать бизнес на государстве, а не на открытом рынке. Поэтому и живем от девальвации к девальвации

На вопросы редакции OPEC.ru отвечает Олег Вячеславович Вьюгин

Олег Вячеславович, в декабре положительное сальдо торгового баланса упало до 2,5 годичного минимума. При этом агентства сообщают, что OPEC будет настаивать на том, чтобы Россия продлила ограничения по экспорту нефти. Что означает это падение положительного сальдо в декабре, как в этой связи изменится экономическая политика?

В декабре было слишком глубокое падение, обусловленное сочетанием разных факторов. Очень сильно вырос импорт, я надеюсь, что он больше так быстро расти не будет.
Вообще-то в течение 2001 года действовал не сколько эффект укрепления рубля, сколько эффект быстрого роста доходов. Известно, что заработная плата на 17% в реальном выражении выросла. По доходам цифры существенно меньше, но я им просто не верю, я считаю, что это взято с потолка. На самом деле реальные доходы домашних хозяйств выросли гораздо больше, чем официально указано. Есть так называемые прочие доходы, которые совершенно непонятны, Госкомстат просто переместил зарплату в большую часть доходов и сократил прочие доходы. Почему? Толком никто этого не знает. Но это не важно, так как все согласятся, что в прошлом году довольно быстро росли реальные доходы населения, в том числе, выраженные в долларах. Эффект сработал, люди стали покупать импортные товары, не все, а наиболее состоятельные домашние хозяйства, у которых был быстрый рост доходов. В декабре мы наблюдали завершение этой тенденции, потому что, как я понял, в ближайшее время, в этом году уже быстрого роста реальных доходов не будет, в том числе, выраженного в долларах. Рубль стал быстрее девальвироваться в номинальном выражении и меньше укрепляться в реальном.
Конечно, если считать, что $2,6 млрд. долларов – это образец для текущего года, то это не так. Скорее всего будет $3 с небольшим миллиарда рублей среднемесячный положительный торговый баланс для этого года. Но это означает, что будет довольно существенное сокращение торгового баланса по сравнению с предыдущим годом. От $50 млрд., будем считать, до $36-38 млрд. Причина понятна – в основном сокращение экспорта, и фиксация импорта на довольно высоком уровне.
А это означает для платежного баланса следующее: если не будет дальнейшего сокращения оттока капитала, то это означает, что ЦБ для того, чтобы сохранить текущую политику обменного курса, которую можно назвать политикой слабого укрепления рубля, придется потратить часть резервов. Есть и второй вариант. Догадываетесь, о чем речь? Можно не тратить резервы - тогда надо идти на девальвацию национальной валюты.
В принципе трата резервов зависит от цены на нефть. Если она будет как сейчас – $18-19 за баррель тогда потратить надо будет совсем немного, несколько миллиардов долларов, что вполне допустимо. Если цена будет $14-12, то потратить надо будет уже $6-7 млрд. - это уже многовато.
Кроме того, непонятно, что будет с движением капитала. В прошлом году отток капитала несколько сократился, может быть, эта тенденция продолжится и в этом году. Судя по тому, что в январе ЦБ только на $200 млн. сократил резервы, а в феврале за первую неделю они увеличились на $100 млн., похоже, что не такой уж и большой отток капитала сейчас наличествует.
Ситуацию однозначно определить трудно, слишком много факторов. Идет сокращение сальдо торгового баланса за счет того, что падает экспорт. Но может быть, потом он снова вырастет, когда ситуация на мировых рынках будет лучше.
Что касается ограничения экспорта нефти, то, во-первых, многое зависит оттого, какой будет внешний спрос. Если смягчится ситуация на рынках, то напряженность между Россией и OPEC исчезнет, если же нет, спрос будет по-прежнему низким. В таком случае мы еще много интересного увидим. Я не верю, что Россия сможет долго сдерживать рост экспорта.
Инвестиции сделаны, скважины задействованы, нефть идет. Куда ее девать? Дело серьезное. Внутренний рынок затоварен. По $5 долларов за баррель на внутреннем рынке идет нефть. Я думаю, что будет действовать трезвый расчет, для каждой компании с ее известными издержками, можно посчитать, что выгоднее – закрыть скважины или увеличить экспорт, или получить более низкие цены.

У правительства есть какое-то четкое представление о том, что происходит и что делать?

У правительства есть четкое представление, его даже президент выразил, что Россия имеет все моральные права занять большую долю на международных рынках, пойти обратно к тому сектору рынка, который был у бывшего Советского Союза, видимо, вместе с Казахстаном и Азербайджаном. Стратегически все понятно, но есть тактика в сложившихся условиях. Есть интересы OPEC, интересы потребителей, в этом пространстве идет игра. Мы видим, что правительство тактически не прочь беседовать с OPEC и даже принимать некоторые решения под их давлением. Правительство тактически также ведет контакты с потребителями, на политическом уровне с США, желая получить подтверждения, что могут быть гарантированы рынки сбыта, и с Европой. Понятно, что правительство хочет получить определенные обещания на рынке сбыта нефти, естественно, по разумным ценам, и в то же время не воевать открыто с OPEC, продвигать свой стратегический интерес.

Вы сказали, что падение положительного сальдо торгового баланса обусловлено множеством факторов и ясности нет. Что намерено предпринимать правительство в этой связи?

Это не значит, что надо любой ценой стремиться к поддержанию огромного торгового баланса. Вопрос в том, что торговый баланс, его большое положительное сальдо – есть следствие сырьевой ориентации российской экономики. Нужно решать проблему диверсификации российской экономики, модернизации перерабатывающего сектора, а это понятные вопросы. Они связаны с тем, что инвестиционный климат в России по-прежнему неважный. Евгений Гавриленков недавно мне показал один очень красивый график: продукция малых предприятий снижается, и одновременно построена кривая количества занятых в органах госуправления регионов - она растет.
В России выгодно делать бизнес на государстве, а не на открытом рынке. Пока это так, то будет все как есть. Будут большие сырьевые компании, которые имеют очень хорошую рентабельность, большую прибыль, делают инвестиции, развивают свой бизнес. Уже за границу хотят переместить часть денег, потому что надо развиваться, а в России некуда. Будет, государственный сектор, в банковском будет госрегулирование, потому что много чиновников – нужна работа. Понятно какая - контролировать, регулировать, управлять. Вот в этом случае торговый баланс имеет большое значение. Тогда нужно жить от девальвации к девальвации, поддерживать большой торговый баланс, чтобы им прокормить немодернизированную экономику.

19 февраля 2002

19 февраля, 2002 г.