• A
  • A
  • A
  • АБB
  • АБB
  • АБB
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта
vision

Я не понимаю, как высокие цены на нефть могут сочетаться с рецессий в экономике

По просьбе редакции OPEC.ru Нет никакой необходимости разрушать разработанный механизм ценообразования на нефть-сырец, считает президент ОПЕК комментирует Олег Вячеславович Вьюгин

Олег Вячеславович, еще неделю назад все ожидали, что цены на нефть будут расти в предвоенном ожидании, однако сейчас они падают, и нефтяной рынок уже потянул за собой фондовые рынки. Как вы это оцениваете? Насколько глубоким будет это падение, и насколько оно опасно для России?

По панике нельзя падение оценивать: паника есть паника. Это одна острая реакция. Она не может служить точкой для разработки каких-то прогнозов. Но надо, конечно, объяснить это падение. На мой взгляд, объяснение понятно.
Есть два фактора: объективный – это ожидание того, что будет рецессия в американской экономике, в мировой экономике. То есть, предполагается сокращение спроса на нефть. И второе ожидание, связанное с информацией, что ОПЕК сделала заявление (не знаю, насколько этой информации можно верить), что они готовы свой ценовой коридор снизить. Сообщения об этом прошли несколькими днями раньше. Плюс фактическое падение текущего спроса на топливо. Это все и привело к тому, что трейдеры решили играть на понижение. Это с одной стороны.
С другой, если посмотреть вперед, например, на год, то я не понимаю, как могут быть высокими цены на нефть, если будет мировая рецессия. Хотя сегодня госпожа Крюгер и сказала, что этого не ожидается, но, на мой взгляд, вероятность рецессии есть, и довольно большая. Если это состоится, то высоких цен на нефть не может быть. Это некое противоречие, поскольку высокие цены на нефть – это один из факторов мировой рецессии. Если она случилась, то значит все, результат достигнут. И после этого политика меняется.
Но неопределенность в этом плане все-таки имеется. Она связана с тем, что есть разные мнения по поводу мировой рецессии. Есть мнение, что ее не будет, а есть, соответственно, обратное.

В связи с этим будет ли российское правительство вносить изменения в бюджет и менять экономическую политику?

Я так понял по высказываниям, что изменение бюджета – довольно сложная процедура. Но я надеюсь, по крайней мере, что они постараются не использовать дополнительные доходы на увеличение расходов, а просто их пока зарезервировать, и отложить на потом, когда они потребуются.
А пересмотреть бюджет вряд ли удастся, потому что процесс уже запущен, он с точки зрения регламента довольно сложен. Но ведь и железных аргументов нет. Я могу построить пессимистический прогноз, но он все-таки будет базироваться на предположениях о том, что будет мировая рецессия, а доказать этого сейчас никто не может.

А как будут чувствовать себя российские компании в условиях, когда цена на нефть упадет?

Мы уже это проходили, когда уровень цен на нефть был $9-12 за баррель. Это приближается к себестоимости добычи. Нефтяные компании начинают требовать от властей льгот, снижения налогов, угрожают сократить нефтедобычу.
Если цены на нефть упадут, то нефтяные компании будут не заинтересованы в расширении нефтедобычи, но за счет того, что есть разница в цене на нефть внутри России и на внешнем рынке, качать они не перестанут. Поскольку там цена выше, качать на экспорт останется выгодным. Конечно, пока цена не упрется в себестоимость.

25 сентября 2001

25 сентября, 2001 г.