• A
  • A
  • A
  • АБB
  • АБB
  • АБB
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта
vision

Зачем раскидывать зонтик над болотом, чтобы защитить его от дождя? Там все равно будет сыро и грязно

На вопросы редакции OPEC.ru отвечает Олег Вячеславович Вьюгин

Олег Вячеславович, бывший глава постоянного российского представительства МВФ Мартин Гилман сказал в интервью «Известиям» следующее: «По мере повышения производительности труда будет расти зарплата - без инфляции. Если бы производительность труда в России приблизилась бы к уровню соседних с ней стран Балтии, то российская зарплата в долларовом выражении тоже смогла бы достичь уровня $300 в месяц». Низкая производительность труда - это достаточно старый тезис, он содержался еще в исследовании McKinsey по России. Не совсем понятно только, что здесь первично, а что – вторично?

Курс рубля или заработная плата в долларовом выражении - это результативные показатели, а не те параметры, которые можно изменить, и все наладится. Заработная плата в долларовом выражении – это результат экономической политики, экономического прогресса, а не наоборот. Повышение зарплаты в долларовом эквиваленте, это не то, за что нужно тянуть, чтобы увеличить производительность труда и рост экономики.
Но я догадываюсь, о чем идет речь. Прежде всего, о том, что в России есть три важнейших затратообразующих фактора. Это цена на энергию, цена на труд и цена национальной валюты. Вот в России все эти факторы умышленно сильно занижены.
Занижена цена на труд. Это делается за счет того, что очень низок уровень минимальной заработной платы. Государство не заставляет владельцев компаний платить достаточно высокий минимум зарплаты, и этому соответствует производительность труда работников. Получается, что проводится такая политика, которая поддерживает занятость любой ценой, поэтому цена труда плевая.
Цена на энергию тоже. Правительство страшно боится всякого повышения тарифов, потому что считается, что тут же российская экономика обрушится.
И то же самое с ценой валюты. Сегодня большинство идеологов экономической политики в правительстве считают (включая советника президента по экономическим вопросам Илларионова), что чем слабее рубль, тем лучше. Этот ценовой зонтик якобы спасает российскую экономику.
Но зонтик раскинут над болотом. В этом смысле я с Гилманом согласен: незачем раскидывать зонтик над болотом для того, чтобы защитить болото от дождя. Там все равно будет сыро и грязно.
На самом деле такая экономика, которая выстраивается при вышеперечисленных факторах, очень уродлива. Но это именно то, что мы имеем сегодня. Мы имеем процветающий сырьевой экспортноориентированный сектор, потому что для него затраты низки, затратообразующие факторы очень льготные, а цены, по которым он продает продукцию - это международные цены в твердой валюте с гарантированной оплатой. Поэтому этот сектор процветает, купается в деньгах.
В то же время из-за того, что факторы затратообразующие низкие, в остальной части экономики (не массово, есть исключения), в перерабатывающем секторе определенный застой, на мой взгляд. Недостаток инвестиций, медленное развитие, медленный рост производительности труда. Вот цена этой политики.
Я так понимаю, что Гилман намекает на то, что надо от этой политики отказываться.
Производительность труда сама ведь по себе не растет. Она растет за счет того, что делаются инвестиции в налоги, в оборудование, и в трудовые ресурсы. А трудовые ресурсы, в которые сделаны инвестиции, стоят дороже, тогда зарплата больше. А если технология невысокая, инвестиций нет для того, чтобы ее заменить, обновить основные фонды? В этом случае и цена труда тоже дешевая, потому что кое-как на рынке избыточная занятость наверняка присутствует. Вот реальная ситуация.

То есть все упирается в инвестиции?

Все упирается в правильные экономические сигналы, которые должны подаваться и, естественно, в инвестиции тоже. Торгуя нефтью, конечно, можно иметь хороший бизнес, а вот трудно сделать хороший бизнес в машиностроении, потому что инвестиционные ресурсы по существу взять неоткуда. Банковская система их не предоставляет, внутренняя инфраструктура отсутствует. Вот и получается, что передовые бизнесмены такие, как Каха Бендукидзе, ездят за деньгами в Нью-Йорк. Вот она наша действительность. Ему дадут, как говорится, под имя, а другим не дадут.

10 июля 2001

10 июля, 2001 г.