• A
  • A
  • A
  • АБB
  • АБB
  • АБB
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта
vision

Энергетическая стратегия России на период до 2020 года: плюсы и минусы новой энергетической политики Российской Федерации


Внешнеэкономический бюллетень (Москва), № 3, 4 2004г.

Ю. А. Ершов, доктор экономических наук,
профессор (Всероссийский научно-исследовательский
институт внешнеэкономических связей
Министерства экономического развития и тоговли РФ)

(Статья I) (*)

Журнал "Внешнеэкономический бюллетень" в N7 за. 2003 год опубликовал материал о концепции энергетической политики России до 2020 года. Основу материала составило мнение директора института энергетических исследований Российской академии наук, члена-корреспондента РАН А.А.Макарова. Ниже публикуется статья по перспективным энергетическим, проблемам России доктора экономических, наук, профессора Ю.А.Ершова (ВНИИВС Минэкономразвития РФ), В ней затрагиваются многие принципиальные аспекты сложнейшей проблемы современной экономики страны. (Ред.).

Ключевая роль топливно-энергетического комплекса (ТЭК) в российской экономике и политике обусловила необходимость разработки и выполнения среднесрочных и долгосрочных программ его развития.

В России с 1995 г. действовала Энергетическая стратегия России, представленная двумя документами - "Основные направления энергетической политики и структурной перестройки топливно-энергетического комплекса РФ на период до 2010 г." и "Энергетическая стратегия

России" , наметившие пути развития ТЭК и определившие государственную энергетическую политику до 2010 г.

В связи с изменением государственной политики в решении экономических и энергетических проблем и с появлением новых факторов, влияющих на развитие мирового и внутреннего рынка топливно-энергетических товаров, особенно нефти и газа, Правительство РФ приняло решение о разработке новой программы - "Энергетической стратегии России на период до 2020 г.". Весной 2000 г. работа над новым документом была практически завершена и ее концептуальные положения были одобрены правительством.

Однако новые изменения в ТЭК и на мировом рынке, а также во взглядах на перспективы развития ТЭК со стороны нового руководства привели к тому, что Минэнерго России в течение 2002-2003 гг. подготовило новую концептуальную программу развития российской энергетики - "Энергетическую стратегию России на период до 2020 года" , которая была утверждена Правительством РФ 28 августа 2003 г.1

В новой стратегии были сформулированы цели, задачи и приоритеты энергетической политики России на перспективу, рассмотрены основные проблемы развития ТЭК и важнейшие тенденции и прогнозные параметры развития энергетики в увязке с ожидаемым экономическим развитием, намечены основные составляющие государственной энергетической политики. Стратегия уделила значительное внимание анализу перспектив спроса на российские энергоресурсы на внутренних и внешних рынках, а также перспективе развития ТЭК и его отдельных секторов. В документе также были подробно освещены региональные особенности развития ТЭК, научно-техническая и инновационная политика в энергетике, проблемы взаимодействия ТЭК со смежными отраслями промышленности. Завершена стратегия разделом, посвященным ожидаемым результатам и системе реализации программы.

Основной целью стратегии декларировано максимально эффективное использование природных топливно-энергетических ресурсов и потенциала ТЭК для роста экономики и повышения качества жизни населения, а главной задачей устанавливается определение путей достижения качественно нового состояния

ТЭК и роста его конкурентоспособности на мировом рынке, и выделение приоритетов развития комплекса, формирование мер и механизмов государственной энергетической политики.

Главным средством достижения целей и решения задач стратегии будут являться формирование цивилизованных рынков энергоносителей и "недискриминационных экономических взаимоотношений его субъектов между собой и государством" , а государственное регулирование в ТЭК предполагается осуществлять на основе применения следующих инструментов: меры по созданию рациональной рыночной среды, включая взаимоувязанное тарифное, налоговое, таможенное, антимонопольное регулирование, и институциональные преобразования в ТЭК; повышение эффективности управления государственной собственностью; введение системы технических регламентов и национальных стандартов, повышающих управляемость процесса развития энергетики и стимулирующих энергосбережение; стимулирование инициатив в инвестиционной, инновационной и энергосберегающей деятельности хозяйствующих субъектов.

В стратегии выделяются первоочередные проблемы, которые необходимо решать для претворения наметок стратегии в жизнь. Среди них на первое место выдвигается проблема устранения высокой степени износа основных фондов, ставшая по истине ахиллесовой пятой ТЭК, в котором уже устарели от 60% до 80% оборудования - в зависимости от отраслей.

Таблица 1 наглядно иллюстрирует и степень износа оборудования комплекса, и характерную тенденцию к увеличению масштабов процесса старения.

Таблица 1

Износ оборудования в отраслях ТЭК в России

Материалы доступны в бумажной версии издания

К приведенным данным можно добавить также такие факты, как эксплуатация более 50% магистральных нефтепроводов свыше 25 лет при нормативе 30 лет, 13% газопроводов используются свыше 30 лет, 20% - двадцать - тридцать лет, 35% - десять - двадцать лет. Техногенные катастрофы стали реальностью повседневной жизни ТЭК.

Проблемой номер два для ТЭК стратегия определила сохраняющийся в отраслях дефицит инвестиционных ресурсов и их нерациональное использование. При высоком инвестиционном потенциале ТЭК приток в него внешних инвестиций составляет менее 13% от общего объема финансирования капитальных вложений. При этом 95% инвестиций приходится на нефтяную отрасль. В газовой промышленности и в электроэнергетике не создано условий для необходимого инвестиционного задела, в результате чего эти отрасли могут стать тормозом начавшегося экономического роста.

Важнейшей проблемой в ТЭК остается и отсутствие конкуренции между взаимозаменяемыми энергоресурсами, в результате чего образуется деформация соотношения цен между ними и структурой спроса, характеризующейся чрезмерной ориентацией на газ и снижением доли угля.

В нефтяной и газовой отраслях ТЭК продолжается оставаться напряженным положение с восстановлением сырьевой базы. Объемы поисково-разведочных работ на нефть и газ за последнее десятилетие сократились более чем в 4 раза, эксплуатационного - в 7 раз, а ввода в эксплуатацию новых скважин - в 5 раз. В результате обострилась проблема "проедания" запасов, что угрожает срывом программам наращивания добычи и развития экспорта. В 2002 г. добыча нефти была покрыта новыми пополнениями запасов всего лишь на 68%, а газа - на 75%.

Много сложностей возникает в ТЭК и в связи с отставанием производственного потенциала ТЭК от мирового научно-технического уровня, а также отсутствием в комплексе рыночной инфраструктуры, наличием высокой нагрузки на окружающую среду и др.

В основу новой стратегии положены два базовых сценария - оптимистический и умеренный. Наряду с ними, учитывалась также возможность развития экономики по благоприятному (промежуточному между двумя базовыми] и критическому вариантам. Критический сценарий связан с возможностью установления чрезмерно низких цен на нефть на мировом рынке.

Оптимистический сценарий характеризуется ростом ВВП к 2020 г. в 3,3 раза к уровню 2000 г., увеличением объема инвестиций в основной капитал за рассматриваемый период в семь раз, удержанием высоких цен на нефть (30 долл./ барр. для сорта Urals в 2020 г.] и газ (138 долл./тыс. куб. м в 2020 г.). Этот вариант исходит также из посылок, предусматривающих благоприятное развитие внешнеэкономического сотрудничества с зарубежными партнерами, включая процессы интеграции и вступление в ВТО, решение проблемы формирования единой энергетической и энерготранспортной инфраструктуры в Европе и Азии и проблем установления недискриминационного транзита энергоносителей.

Умеренный вариант исходит из роста ВВП в 2,3 раза к 2020 г., увеличения объемов инвестиций в основной капитал за 2000-2020 гг. в 3,6 раза, удержания цен на нефть и газ на стабильном уровне 18,5 долл./барр. и 118 долл./тыс. куб. м).Умеренный вариант исходит из возможности неблагоприятного развития торгово-политической ситуации, отсутствия решения транзитно-транспортных проблем.

Значительное внимание уделяет стратегия формулировке основных принципов долгосрочной государственной политики, предусматривающих:

 последовательность действий государства по реализации важнейших стратегических ориентиров развития энергетики;

 заинтересованность в создании сильных, устойчиво развивающихся и готовых к конструктивному диалогу с государством энергетических компаний;

 обоснованность и предсказуемость государственных регулирующих воздействий, стимулирующих частную предпринимательскую инициативу в реализации целей государственной политики, в том числе в инвестиционной сфере.

К числу основных составляющих долгосрочной государственной энергетической политики стратегия относит недропользование и управление государственным фондом недр, развитие внутренних топливно-энергетических рынков, формирование рационального топливно-энергетического баланса, проведение региональной, внешней энергетической политики, социальной, научно-технической и инновационной политики.

Главным инструментом осуществления государственной политики должен стать комплекс мер ценового (тарифного), налогового, таможенного, антимонопольного регулирования.

Стратегия уделяет большое внимание проблемам энергетической безопасности как важнейшей составляющей государственной энергетической политики, что, в свою очередь, является важнейшей составной частью национальной безопасности России.

К важнейшим принципам обеспечения энергетической безопасности стратегия относит гарантированность и надежность энергообеспечения экономики и населения страны, контроль со стороны государства за надежным энергоснабжением объектов, обеспечивающих безопасность государства, восполняемость исчерпаемого ресурса источников топлива и энергии, диверсификацию используемых видов топлива и энергии, учет требований экологической безопасности, предотвращение энергорасточительства, создание экономических условий (прежде всего за счет налоговых и таможенных мер], обеспечивающий равновыгодность поставок энергоресурсов на внутренний и внешний рынки и рационализацию структуры экспорта, максимально возможное использование во всех технологических процессах отечественного оборудования.

Важное место в стратегии отводится проблемам повышения энергетической эффективности. На современном этапе экономика России характеризуется высокой энергоемкостью, в 2-3 раза превышающей удельную энергоемкость экономик развитых стран. Причинами такого положения, кроме более суровых климатических условий и территориального фактора, является сформировавшаяся в течение длительного периода времени структура промышленного производства и нарастающая технологическая отсталость энергетических отраслей промышленности и ЖКХ, а также недооценка стоимости энергоресурсов, прежде всего газа, не стимулирующая энергосбережение.

Поэтому целью политики явится жесткое и безусловное достижение намеченных ориентиров роста энергоэффективности - с использованием широкого спектра регулирующих и стимулирующих мер, обеспечивающих структурную перестройку российской экономики в пользу малоэнергоемких обрабатывающих отраслей и сферы услуг, а также реализацию потенциала технологического энергосбережения.

Потенциал энергосбережения в России исключительно высок и оценивается от 360 до 430 млн т у.т. или 39-47% текущего потребления первичных топливно-энергетических ресурсов. Почти 1/3 часть его сосредоточена в топливно-энергетических отраслях. Более 1/3 - в промышленности и около 1/3 - в жилищно-коммунальном хозяйстве.

Примерно 20% потенциала энергосбережения можно реализовать при затратах до 20 долл. за т у.т., т.е. уже при действующих ценах топлива. Наиболее дорогие мероприятия [стоимостью свыше 50 долл. за т у.т.] составляют около 15% потенциала энергосбережения. Мероприятия стоимостью от 20 до 50 долл. за т у.т., обеспечивающие оставшиеся 2/3 потенциала энергосбережения, требуют значительных инвестиций. Реализация всего потенциала энергосбережения займет до 1 5 лет.

Стратегия предусматривает, что перестройка структуры экономики и технологические меры экономии энергии уменьшат энергоемкость ВВП на 26-27% к 2010 г. и от 45 до 55% к 2020 г. При этом до половины прогнозируемого роста экономики сможет быть получено путем ее структурной перестройки без увеличения затрат энергии; еще свыше 20% даст технологическое энергосбережение, и только около 1/3 прироста ВВП потребует увеличения расходов энергии.

Сдерживание развития энергоемких отраслей и интенсификация энергосбережения позволят при росте экономики за 20 лет в 2,3 - 3,3 раза ограничиться ростом потребления энергии в 1,25 - 1,4 раза и электроэнергии - в 1,35 - 1,5 раза.

Государственная инвестиционная политика в ТЭК, согласно положениям стратегии, будет предусматривать решение двух задач: 1) наращивание объема инвестиций и 2] изменение их структуры.

Мерами государственной поддержки инвестиций в ТЭК должны быть: улучшение предпринимательского климата, создание ясных, прозрачных и стабильных правил экономической деятельности компаний, в первую очередь на основе предсказуемого и сбалансированного режима налогообложения и нормативно-правовой базы, защищающей и гарантирующей соблюдение прав инвесторов; совершенствование амортизационной политики; совершенствование государственного ценового [тарифного) регулирование в сфере естественных монополий; долгосрочные экономические гарантии инвесторам в сферах, где применяется тарифное регулирование; содействие снижению предпринимательских и некоммерческих рисков инвестирования, поддержка программ комплексного страхования; совершенствование нормативно-правовой базы в сфере участия инвесторов [в т.ч. иностранных] в создании объектов в ТЭК (включая обоснованное использование соглашений о разделе продукции и концессионных соглашений для реализации уникальных и дорогостоящих проектов]; совершенствование лицензионной политики, устранение необоснованных административных барьеров; развитие лизинговых отношений.

Согласно стратегии, государственная поддержка будет различаться в зависимости от отраслевой специфики, однако приоритетным инструментом будут экономические мотивации частных инвестиций. Прямая поддержка в виде финансирования из бюджетов всех уровней будет ограничена проектами, имеющими стратегическое значение или высокую социальную значимость, и будет осуществляться посредством программно-целевых механизмов.

Несмотря на ограничения прямого бюджетного финансирования, государственная поддержка инвестиций в ТЭК не будет предусматривать отказа от инвестиций, осуществляемых под контролем государства. В частности, инвестиционные программы развития государственной атомной энергетики, единой национальной электрической сети [осуществляемые федеральной сетевой компанией], системы магистральных газопроводов, нефтепроводов и нефтепродуктопроводов, комплексного освоения месторождений в новых регионах и портовой инфрастуктуры будут рассматриваться и утверждаться правительством и финансироваться за счет собственных средств организаций и привлеченных средств инвесторов, при обеспечении регулируемыми ценами [тарифами) на услуги соответствующих организаций, экономически обоснованной доходности инвестированного капитала при выполнении принципов политики бюджетной эффективности энергетики.

Государственная инвестиционная политика будет предусматривать поддержку субъектами Российской Федерации инвестиционных проектов, связанных с производством и транспортировкой энергетических ресурсов, в большей степени малых и средних объектов, создание специальных экономических условий, обуславливающих рост производства и занятости на территориях соответствующих регионов, стимулирование перспективной ориентации региональной экономической политики.

Важным направлением государственной инвестиционной политики должно явиться развитие производства в России современного энергетического, угольного и нефтегазового оборудования и технологий, основных материалов для ТЭК.

На этом участке предусматривается государственная поддержка наиболее перспективных проектов, в первую очередь за счет субсидирования из федерального бюджета процентных ставок по кредитам и предоставления гарантий от коммерческих и некоммерческих рисков. Будет активно поддерживаться кооперация с зарубежными компаниями.

Согласно положениям стратегии, инвестиционные потребности ТЭК на перспективу до 2020 г. составят: в газовой промышленности - от 170 до 200 млрд долл.; в нефтяном комплексе - 230-240 млрд долл.; в электроэнергетике - 120 - 170 млрд долл.; в угольной промышленности - около 20 млрд долл.; в теплоснабжении - около 70 млрд долл.; в энергосбережении - 50-70 млрд долл.

В предстоящий двадцатилетний период потребуется изыскать на инвестиционные нужды в ТЭК в общей сложности 660-770 млрд долл. или 33-38 млрд долл. в год, тогда как в 2002 г. объем инвестиций в ТЭК за счет всех источников финансирования оценивался в 12 млрд долл.(2) Иными словами, речь идет о многократном увеличении объема инвестиций в ТЭК. Рост капиталовложений, как ожидается, будет сопровождаться и значительным притоком прямых и портфельных иностранных инвестиций и увеличением объемов предоставляемых кредитов. Примерно 60% инвестиций должно быть направлено в нефтегазовый сектор, 20% - в электроэнергетику, остальные распределятся между угольной промышленностью, теплоснабжением и энергосбережением.

Стратегия придает важное значение решению экологических проблем. ТЭК является одним из крупнейших источников загрязнения окружающей природной среды. На его долю приходится 48% выбросов вредных веществ в атмосферу, 23% сброса загрязненных сточных вод в поверхностные водные объекты, 22% образования вредных отходов от общепромышленных объемов, а также до 70% выбросов парниковых газов. Несмотря на устойчивую тенденцию к сокращению объемов выбросов загрязненных веществ в атмосферу, электроэнергетика по этому показателю занимает первое место среди отраслей промышленности [25%). Продолжает сжигаться на факелах 20% попутного нефтяного газа.

Целью государственной политики в области экологии будет являться последовательное ограничение нагрузки ТЭК на окружающую среду, приближение к европейским экологическим нормам.

Стратегия исходит из необходимости выполнения Россией ее международных обязательств в области экологии.

В соответствии с Киотским протоколом к рамочной Конвенции ООН об изменении климата Россия, в случае его ратификации, возьмет на себя обязательство сохранить в период 2008-2012 гг. выбросы парниковых газов на уровне 1990 г. Исходя из прогнозов стратегии в топливно-энергетической сфере к 2010 г. объем выбросов парниковых газов составит 75-80% от уровня 1990 г. и даже в 2020 г. не достигнет уровня 1990 г., что позволит России выполнить взятые на себя обязательства.

К числу наиболее важных направлений государственной политики в области недропользования стратегия относит: совершенствование законодательства о недрах, предусматривающего возможность предоставления права пользования участками недр как на административной, так и на гражданско-правовой основе, включая договоры концессии, упорядочение механизма предоставления права пользования недрами с четкой регламентацией всех стадий и этапов процесса лицензирования, упрощения процедуры выдачи лицензий по небольшим месторождениям для обеспечения местных потребностей в топливно-энергетических ресурсах, закрепления в лицензиях и договорах на пользование участками недр обязательств недропользователей по выполнению объемов и видов работ, связанных с пользованием недрами, этапами и сроками освоения месторождений, проверки финансовой состоятельности заявителя при решении вопроса о предоставлении права пользования недрами; создание надежных правовых условий для принятия недропользователями долгосрочных инвестиционных решений по разработке уникальных и строительству транспортных систем для их освоения и эксплуатации; обеспечение наиболее полного извлечения углеводородного сырья и повышение конечной отдачи пластов.

Целью государственной политики в сфере развития внутреннего рынка топливно-энергетических ресурсов явится устойчивое удовлетворение спроса на ресурсы высокого качества по стабильным и приемлемым для российских потребителей ценам на основе создания и развития прозрачных энергетических рынков с высоким уровнем конкуренции и справедливыми принципами организации торговли.

Меры структурной политики на внутреннем рынке будут включать: регулирование государством в течение всего рассматриваемого периода цен в естественно-монопольных сферах деятельности; продолжение реформирования электроэнергетики на основе разграничения естественно-монопольных и потенциально конкурентных видов деятельности и преобразования существующего федерального (оптового) рынка электрической энергии (мощности) в полноценный конкурентный оптовый рынок электроэнергии, формирование розничных рынков электроэнергии; осуществление структурных изменений в газовой отрасли, предусматривающих повышение прозрачности финансово-хозяйственной деятельности ОАО "Газпром" на основе раздельного учета затрат по видам деятельности. Повышение эффективности корпоративного управления, совершенствование системы внутренней торговли, включая ликвидацию препятствующих ее развитию узких мест газотранспортной системы, и поэтапный переход к либерализованному рынку газа.

В области ценовой политики предусматривается поэтапная ликвидация диспропорций между ценами основных энергоносителей на основе приближения цен на природный газ вначале к уровню, учитывающему его потребительские и экологические качества и стимулирующему использование альтернативных видов топлива, затем - к уровню, обеспечивающему равновыгодность поставок газа на экспорт и на внутренний рынок.

В стратегии намечается ряд мер по рационализации топливно-энергетического баланса (ТЭБ), в частности:

О продолжение электрификации с ростом потребления электроэнергии в 1,05 - 1,1 раза быстрее общего спроса на энергию за счет повышения электровооруженности труда;

О замедление роста расхода энергоресурсов на централизованное теплоснабжение в 1,07 - 1,1 раза относительно общего энергопотребления в связи с большими возможностями снижения потерь и экономии тепла;

О ускорение моторизации с увеличением потребления моторных топлив темпами в 1,2 раза более высокими, чем темпы общего энергопотребления при более широком использовании заменителей нефтепродуктов (сжиженного и сжатого газа, водорода и др.); преодоление негативной тенденции нарастающего доминирования природного газа на внутреннем энергетическом рынке с уменьшением его доли в общем энергопотреблении (включая расходы на производство электроэнергии и тепла) с 50% в настоящее время до 49% в 2010 г. и 46% в 2020 г. Это будет осуществлено за счет увеличения выработки электроэнергии на АЭС и ГЭС (рост доли с

10,8 до 12%), потребления жидкого топлива [с 20 до 22%) и потребления угля (рост доли с 19 до 20%).

Разработанный ТЭБ предусматривает рост экспорта энергоресурсов в соответствии с динамикой мировых цен и изменением продуктовой структуры поставок, а также возможности импорта. При этом экспортная квота (отношение экспорта к производству) практически не увеличится (36,2% первичных топливно-энергетических ресурсов в 2000 г., 37,4% в 2020 г. - оптимистический вариант и 36,7% - умеренный вариант). Внутреннее потребление за 2000 г. по 2020 г. возрастет по оптимистическому и умеренному вариантам примерно на 26,5%, а экспорт - на 47,9% по оптимистическому и на 29,3% по умеренному варианту.

Целями государственной региональной энергетической политики на федеральном уровне являются углубление межрегиональной интеграции и создание единого экономического пространства в энергетической сфере путем развития межрегиональных рынков энергоресурсов и транспортной инфраструктуры, оптимизация территориальной структуры производства и потребления топливно-энергетических ресурсов.

В развитии энергетики будет отдан приоритет районам России с высокой стоимостью энергоресурсов и низкой их обеспеченностью (Дальний Восток, Забайкалье, Северный Кавказ, Калининградская область).

Стратегия намечает диверсификацию системы снабжения энергетическими ресурсами регионов Крайнего Севера и приравненных к ним местностей.

Одной из важнейших задач государственной социальной политики в энергетике является гарантированное обеспечение энергетическими ресурсами населения, социально значимых и стратегических объектов по доступным ценам.

Сравнительно высокий уровень расходов на энергообеспечение в доходах малообеспеченных слоев населения, недостаточный уровень социальной поддержки реформ обусловливают необходимость проведения активной социальной политики, целью которой является минимизация негативных последствий повышения цен на энергоресурсы для социально незащищенных групп населения.

Большое внимание уделяет стратегия развитию внешнеэкономических связей России в области внешней торговли продукцией ТЭК.

При определении внешней энергетической политики стратегия учитывает, что интеграция России в мировую систему оборота энергоресурсов, сотрудничество с иностранными инвесторами в области освоения и разработки топливно-энергетических ресурсов, повышения эффективности их использования и освоения новых энергетических рынков являются не только одним из важнейших направлений энергетической политики страны, но и ее весомым вкладом в решение глобальных проблем энергетики, которые стоят перед человечеством в первые десятилетия XXI века.

Государственная энергетическая политика во внешнеторговой сфере по этим причинам будет направлена на переход страны от роли преимущественно поставщика энергетических ресурсов к роли самостоятельного участника мирового оборота энергетических товаров, проводящего независимую политику на мировых энергетических рынках. Эта необходимость диктуется как объективными тенденциями к усилению международной экономической интеграции в энергетической сфере, так и потенциальными выгодами от качественного изменения роли России в мировой торговле энергоресурсами.

Стратегия формулирует цели внешней энергетической политики следующим образом: укрепление позиций России на мировых энергетических рынках, максимально эффективная реализация экспортных возможностей отечественного ТЭК, рост конкурентоспособности его продукции и услуг на мировом рынке; недискриминационный режим внешнеэкономической деятельности в энергетическом секторе, включая доступ российских энергетических компаний к зарубежным рынкам энергоресурсов, финансовым рынкам, передовым энергетическим технологиям; содействие привлечению в рациональных масштабах и на взаимовыгодных условиях зарубежных инвестиций в российский энергетический сектор.

Внешняя политика в ТЭК предусматривает: максимизацию национальной выгоды от внешнеэкономической деятельности с учетом оценки взаимосвязанных последствий политики в области экспорта, импорта и транзита, присутствия российских компаний на мировых рынках энергоресурсов и капитала; стимулирование диверсификации товарной структуры экспорта, повышения объема вывоза продукции с более высокой долей добавленной стоимости; диверсификацию рынков сбыта энергоресурсов, расширение географии присутствия российских компаний на международных рынках при обеспечении экономической целесообразности такого расширения; поддержку проектов по активизации привлечения иностранного капитала в Россию; развитие новых форм международного сотрудничества в энергетике, включая научно-техническую сферу; создание механизмов государственной политики в области внешнеторгового регулирования в энергетической сфере.

Стратегически важным явится укрепление позиции России на мировом нефтяном рынке, а также сопредельных газовых рынках с тем, чтобы в течение предстоящего двадцатилетия максимально реализовать экспортные возможности отечественного ТЭК и внести вклад в обеспечение экономической безопасности страны, оставаясь стабильным и надежным партнером для европейских государств и всего мирового сообщества. Новым фактором в период до 2020 г. будет являться участие России как крупного поставщика энергоресурсов в обеспечении международной энергетической безопасности.

Стратегическим интересам России отвечают формирование единой энергетической и энерготранспортной инфраструктуры в сопредельных регионах Европы и Азии, развитие международных транспортных систем, обеспечение недискриминационного транзита энергоносителей. В этих целях государство будет поощрять участие российских акционерных обществ и компаний в разработке и реализации крупномасштабных международных проектов транспорта газа, нефти и электроэнергии как в западном, так и в восточном направлениях.

Для России с ее уникальным географическим и геополитическим положением проблемы транзита энергоресурсов имеют особое значение. Вследствие этого Россия имеет все необходимые предпосылки для того, чтобы транзит обеспечивал и надежность ее снабжения энергоресурсами, и их эффективный экспорт, и получение дохода от транзитных функций.

Россия как один из крупнейших в мире производителей, экспортеров и потребителей топливно-энергетических ресурсов будет активно вести диалог и со странами-производителями энергоресурсов, и с государствами, потребляющими их, участвуя в работе международных энергетических конференций, сотрудничая с промышленно развитыми странами на основе декларации о сотрудничестве с МЭА и в рамках "восьмерки" , а также взаимодействуя с ведущими странами-экспортерами нефти - как независимыми, так и членами ОПЕК, в целях обеспечения справедливых и стабильных цен на энергоресурсы.

Стратегия декларирует, что Россия заинтересована в долгосрочном и масштабном вовлечении в свой топливно-энергетический баланс топливных ресурсов (особенно природного газа] центрально-азиатских стран-участниц СНГ, что позволяет России избежать необходимости форсированных капиталовложений в дорогостоящую разработку северных газовых месторождений и дает возможность уменьшить давление на рынки, которые представляют стратегический интерес для самой России.

В интересах России также участие национальных компаний в проектах по расширению инфраструктуры транспорта энергоресурсов по территории стран-участниц СНГ. Приоритетными направлениями сотрудничества будут восстановление и дальнейшее развитие единой электроэнергетической системы стран Содружества, укрепление минерально -сырьевой базы стран СНГ, участие России в разработке и эксплуатации месторождений нефти и газа и строительстве электроэнергетических объектов в странах Содружества. К числу стратегических приоритетов относится и решение комплекса проблем на Каспии, включая подготовку Конвенции по правовому статусу Каспийского моря.

В стратегии подчеркивается, что в качестве одного из ключевых участников мирового энергетического рынка Россия должна активно участвовать и в установлении обоснованных и прогнозируемых цен на энергоресурсы, справедливых и выгодных как для стран-производителей, так и для потребителей энергоресурсов. В то же время государственная политика должна предусматривать возможные значительные колебания цен на энергоресурсы в связи с изменениями конъюнктуры мирового рынка.

Стратегия подчеркивает необходимость для государства поддерживать участие российских компаний в зарубежных инвестиционных проектах. Принципиальным условием реализации государственной энергетической политики в этой сфере станет повышение эффективности и надежности энергообеспечения отечественных потребителей и отказ от поддержки участия российских компаний в экономически неэффективных проектах.

Важное значение для проведения эффективной политики на внешних топливно-энергетических рынках будет иметь ее законодательное обеспечение. Стратегия предусматривает принятие законов и поправок к действующим законам в части, регламентирования порядка вывоза капитала из России для поддержки отечественных компаний в освоении зарубежных месторождений, в освоении рынков сбыта российских энергоносителей, развития совместных предприятий и более широкому доступу иностранных инвесторов к добыче энергоресурсов в России, включая выработку электроэнергии.

В стратегии также подчеркивается важность повышения эффективности совместной работы органов управления ТЭК в масштабах СНГ.

Позитивную роль призвана сыграть разработка долгосрочной программы развития топливно-энергетического экспорта.

В стратегии ставится задача сохранить за Россией в долгосрочной перспективе роль крупнейшего экспортера энергоресурсов на мировой рынок. Так в зависимости от сценария экспорт нефти и нефтепродуктов составит в 2020 г. 305 - 350 млн т против 265 млн т в 2002 г., увеличившись таким образом на 15-38%. Экспорт природного газа за тот же период увеличится на 48-52% со 185 млрд куб. м до 273 - 281 млрд куб. м. Экспорт всех видов топливно-энергетических ресурсов и электроэнергии увеличится с 548 млн т у.т. в 2000 г. до 795 - 895 млн т у.т. в 2020 г.

Стратегия предусматривает также возможность выхода России после 2010 г. на мировой рынок сжиженного газа, а также синтетического моторного топлива. Вместе с тем, стратегией предусматривается снижение экспорта нефтепродуктов до 30- 50 млн т в 2020 г. против 75 млн т в 2002 г., что объясняется низким качеством продукции, высокой стоимостью транспортировки и повышенным спросом на нефтепродукты на внутреннем рынке.

Важным направлением развития российского экспорта топливно-энергетических товаров явится в долгосрочной перспективе страны ЕС. При условии взаимодействия реформируемого внутреннего рынка газа с проводимой либерализацией европейского газового рынка и с учетом перспектив создания единого энергетического пространства экспорт России в ЕС составит в 2020 г. 1 50 - 1 60 млн т нефти и 1 60 - 165 млрд куб. м природного газа или половину всего экспорта нефти России и около 60% всего экспорта газа.

В годы действия стратегии ожидается выход России на рынок электроэнергии ЕС (30 -75 млрд кВт.ч в 2020 г.).

Стратегия предусматривает возможность освоения рынка энергоресурсов США и стран Азиатско-Тихоокеанского региона и Южной Азии. Так только доля стран Азиатско-Тихоокеанского региона в экспорте российской нефти и газа составит, как ожидают, в 2020 г. 30% и 15% соответственно.

Возрастут потребности в российском экспорте нефти, нефтепродуктов и газа и со стороны стран СНГ.

Выполнение намеченных мероприятий, предусмотренных стратегией, позволит получить следующие результаты: увеличится производство первичных энергоресурсов с 1515 млн. т у.т. в 2002 г. до 1810-2030 млн. т у.т. в 2020 г.; вырастет выработка электроэнергии с 892 млрд. кВт.ч. в 2002 г. до 1215-1365 млрд. кВт.ч. в 2020 г.; увеличится производство энергии на атомных станциях со 140 млрд. кВт.ч в 2002 г. (16% всего производство электроэнергии) до 300 млрд. кВт.ч в 2020 г. (23%); возрастет добыча нефти с 379 млн. т в 2002 г. до 450-520 млн. т в 2020 г.; увеличится производство моторных топлив с 88 млн. т в 2002 г. до 1 15-135 млн. т в 2020 г.; увеличится добыча газа с 595 млрд. куб. м в 2002 г. до 650-730 млрд .куб. м в 2020 г.; вырастет добыча угля с 253 млн. т в 2002 г. до 375-430 млн. т в 2020 г.; увеличится отпуск тепла с 1437 млн Гкал в 2002 г. до 1720-1820 Гкал в 2020 г.; в два раза снизится удельная энергоемкость ВВП с соответствующим ростом эффективности экономики; в 1,5 раза возрастет ежегодная выручка от деятельности ТЭК.

Намеченное на перспективу до 2020 г. увеличение производства всех видов первичных энергоресурсов в России будет сопровождаться соответствующим развитием сырьевой базы ТЭК.В этой связи в стратегии отмечается, что Россия обладает одним из крупнейших в мире минерально-сырьевым потенциалом, являющимся основой гарантированного обеспечения экономической и энергетической безопасности страны, удовлетворения текущих и перспективных потребностей экономики России в углеводородной сырье, угле и уране.

Прогнозные ресурсы нефти в России оцениваются в 44 млрд. т, газа - 127 трлн. куб. м, урана - около 1 млн. т. Геологические ресурсы углей оцениваются в 4450 млрд. т [30% мировых).

Исходя из намечаемых уровней добычи, стратегия определяет ожидаемый прирост запасов нефти в период до 2020 г. в 7,5 - 10 млрд. т и газа - 11,2-18,8 трлн. куб. м.

Итак, "Энергетическая стратегия России на период до 2020 года" разработана, одобрена Правительством Российской Федерации, предусмотрена к включению в план действий правительства по реализации основных направлений социально-экономического развития РФ на соответствующий период и вступила в стадию практической реализации. Вместе с тем, приходится констатировать, что основополагающий документ нельзя назвать полноценным, отвечающим на важнейшие вопросы будущего развития российского ТЭК.

Требуются дополнительные усилия по доработке документа, по превращению его в действенный, конструктивный инструмент созидания экономического и политического будущего России. Но об этом в следующей статье.

Примечания:

(1) Энергетическая стратегия России на период до 2020 года, - Российская бизнес-газета, 30 сентября, 7 октября 2003 г.

(2) "Экономист" , N 10, 2003, с. 16.

 

(Статья II) (*)

"Когда мыслят все одинаково, значит никто не мыслит "
Георг Вильгельм Фредерик Гегель

28 августа 2003 г. Правительство Российской Федерации утвердило "Энергетическую стратегию России на период до 2020 года" , провозглашая тем самым новую энергетическую политику страны на долгосрочную перспективу.

Анализ основных положений энергетической стратегии показывает, что мы имеет дело с документом, подготовленным профессионалами высшего класса с соблюдением всех правил особого жанра составления государственных программ.

Новая Энергетическая стратегия является третьей за последние 7,5 лет. В ней зафиксированы наметки возможного будущего развития ТЭК, охарактеризовано положение, сложившееся в комплексе в настоящее время, декларировано дальнейшее развитие добычи и экспорта энергоресурсов в России и направление будущего развития внешнеэкономического сотрудничества России в области энергетики (1).

Однако, несмотря на стремление авторов вместить в документ весьма многочисленный круг проблем, стоящих перед ТЭК и требующих решения, они тем не менее оставили без ответа ряд очень важных вопросов, связанных с настоящим и будущим развитием комплекса, а также включили в энергетическую политику России ряд спорных ориентиров. Авторы, как свидетельствует вступительная часть Стратегии, полагают, что эффективное использование ТЭК лишь "создает необходимые предпосылки для вывода экономики страны на путь устойчивого развития". Более того, уже на первом этапе осуществления Стратегии, т.е. до 2009-2010 гг., авторы предусматривают, что будет создана база для "перехода от "локомотивной" роли ТЭК в экономике страны к естественной функции эффективного и стабильного поставщика топливно-энергетических ресурсов для нужд экономики и населения".

Такая постановка вопроса свидетельствует о том, что авторы не признают за ТЭК его роли базовой и системообразующей отрасли российской экономики. Авторы не настаивают на приоритетности дальнейшего укрепления, модернизации и совершенствования ТЭК, вольно или невольно уступая тем самым многочисленным сторонникам превращения ТЭК в разменную монету в немедленном осуществлении форсированного развития высоких технологий как основу структурной перестройки экономики.

Стратегия не дает соответствующего отпора и усиленно пропагандируемой отдельными политиками и научными сотрудниками точке зрения об ускорении структурной перестройки российской экономики за счет ТЭК для ликвидации якобы существующего статуса России, выступающей в качестве сырьевого придатка к экономике империалистических держав.

Этот вопрос представляется автору статьи настолько важным, что он вынужден более подробно остановиться на нем.

По нашему мнению, Энергетическая стратегия должна была поставить точку в противостоянии различных подходов к социально-экономическому развитию России, показав объективную необходимость сохранения мощного ТЭК как основу любых преобразований экономики, как главную составляющую экономической безопасности.

По этой причине необходимо также отметить, что значительным недостатком Стратегии, на наш взгляд, также является и недооценка авторами документа и сотрудниками аппарата его утверждавшими, огромных, еще не используемых потенциальных возможностей российского ТЭК -его сырьевой базы, его созданного за многие десятилетия мощного промышленно-транспортного хозяйства, его накопленного интеллектуального и организационного опыта специалистов - для обеспечения необходимого прорыва к будущему устойчивому экономическому развитию, которое обеспечит России законное и почетное место среди ведущих держав мира. Иными словами, авторы Стратегии не рассматривают ТЭК в современной изменившейся и продолжающей меняться мировой и российской ситуации как главную (если не единственную на сегодня) движущую силу, способную обеспечить прорыв к дальнейшему устойчивому и ускоренному развитию экономики ради роста благосостояния и повышения уровня жизни населения. Таким образом, локомотив российской экономики ставится на запасные пути, если не сказать, в тупик.

Требует внесения ясности и позиция авторов Стратегии в отношении призыва Президента Российской Федерации В.В. Путина в отношении удвоения в текущем десятилетии ВВП, что требует обеспечения роста экономики, как минимум, темпами 7,2% в год. Оптимистический сценарий Стратегии предусматривает увеличение ВВП к 2020 г. по сравнению с 2000 г. в 3,3 раза, а умеренный - в 2,3 раза, что означает прирост ВВП темпами, равными 6,2% и 4,3% соответственно.

Оба сценария нацелены на сокращение доли ТЭК в промышленном производстве до 19,2 - 19,8% против 29,5%.

Концептуальное обоснование объективной необходимости для России иметь ТЭК в качестве приоритетной системообразующей отрасли экономики вытекает из следующих посылок, связанных с ее географическим положением, ее историей и экономическим развитием:

Во-первых, Россия является страной с самой обширной территорией в мире, простирающейся с севера на юг на 4 тыс. км и с запада на восток на 9 тыс. км. Это означает, что России для поддержания целостности единого экономического пространства требуются дополнительные мощности в ТЭК для покрытия много больших в сравнении с другими странами расходов на бесперебойное снабжение единой коммуникационной системы страны, обеспечивающей консолидацию субъектов Российской Федерации. Естественно, что такой дополнительный расход энергоресурсов серьезно ослабляет конкурентоспособность России в сравнении с другими странами.

Во-вторых, Россия является страной с самым суровым холодным климатом. Около 95% территории России расположено севернее широты, по которой проходит северная граница США (широта г. Ростова-на-Дону). Продолжительность залегания снежного покрова составляет от 60-80 дней на юге страны до 260-280 дней на севере. 60% территории приходится на районы наличия вечной мерзлоты.

Суровость климата существенно влияет на эффективность производства в стране, повышая его издержки в промышленности и сельском хозяйстве, удорожая транспортные услуги, увеличивая расходы на жизнеобеспечение населения теплом и светом, а экономики в целом - на поддержание конкурентоспособности в международном торговом обмене. (Только в жилищном секторе на отопление 1 кв. м площади в России приходится тратить 418 кВт.ч., тогда как в Германии 260 кВт.ч., а в США - 55 кВт.ч.). Снижение среднегодовой температуры на 1 градус по Цельсию уменьшает в строительной индустрии производительность труда на 2,5% (2). В целом, по подсчетам Института Брукингса и Университета штата Пенсильвания, российская экономика, способная ежегодно обеспечивать пятипроцентный рост в течение ближайших 15 лет, будет вынуждена выплачивать в виде виртуального налога на холод от половины до двух третей своего потенциального роста из-за размещения производственных мощностей и рабочей силы на севере и востоке страны (3).

Возмещение потерь от неблагоприятного климата в России естественно требует мощного бесперебойно работающего ТЭК, обеспечивающего жизнедеятельность населения России и покрывающего дополнительный расход энергии и тепла для поддержания конкурентоспособности нации. С этим обстоятельством, по нашему мнению, должны считаться и западные эксперты, настаивающие в переговорах по присоединению России к ВТО на повышении цен на российском внутреннем рынке на энергоносители до уровня мировых цен в целях выравнивания конкурентных условий с поступающими из этих стран по импорту товарами. По здравому смыслу, такая постановка вопроса также нелогична, как если бы Россия настаивала на дополнительном обложении товаров этих стран пошлинами на основании того, что они произведены в более благоприятных климатических условиях, что позволило снизить их себестоимость.

В-третьих, мощный ТЭК нужен России также и для того, чтобы обеспечить оплату еще и другого виртуального налога - налога практически на все виды хозяйствования, связанного с крайней изношенностью парка машин и оборудования, средств транспорта, теплосетей и др., что, естественно, ведет к непроизводительным расходам тепла и энергии при производстве практически любого товара и оказания услуг. В том же направлении действует и наличие огромного числа морально устаревшей техники, расходующей топливо и энергию по нормам, существовавшим на западе 10-20 и более лет тому назад.

Торгово-промышленная палата РФ в докладе "Государственная промышленная политика России" , подготовленном в 2003 г., характеризуя состояние российской промышленности, отмечает: "Средний возраст основных производственных фондов в России составляет более 20 лет и их технологический уровень отстает от развитых стран на несколько поколений. Степень износа основных фондов промышленности составляет в настоящее время 50% и продолжает расти".

Дополнительная нагрузка на ТЭК в связи с необходимостью повышенных расходов его продукции на транспорт, на борьбу с холодом, на компенсацию за технологическую отсталость оборачивается для России исключительно высокой энергоемкостью ВВП, которая, по данным, приведенным в Стратегии, превышает среднемировой показатель в 2,3 раза и показатель по странам ЕС - в 3,1 раза. По другим данным, энергоемкость российского ВВП намного превышает вышеприведенные показатели. По статистике ЮНКТАД, одной из организаций системы ООН, этот показатель составляет 1,72 кг условного топлива в нефтяном эквиваленте на 1000 долл. ВВП, тогда как в Германии он составляет 0,13 кг, Франции - 0,15 кг, Великобритании 0,18 кг, Бразилии 0,23 кг, США 0,26 кг, Японии 0,09 кг (4). Иными словами, показатель энергоемкости российской экономики в 10-12 раз выше, чем в европейских странах и в 20 раз выше, чем в Японии.

Также поражают воображение и данные Стратегии о потенциальных возможностях энергосбережения, составляющие 360-430 млн т условного топлива, или 39-47% текущего потребления энергии. Это означает, что на сегодня до половины потребляемой в стране энергии расходуется впустую!

При условии ослабления хотя бы одного из звеньев ТЭК в подобных условиях, и российской экономике и системе жизнеобеспечения может быть нанесен тяжелейший удар.

В-четвертых, важным фактором, обуславливающим необходимость сохранения мощного ТЭК в российской экономике, остается специфика структурного состава промышленности. В экономике России, доставшейся стране от СССР, господствует тяжелая промышленность и оборонный комплекс, отличающиеся высокой энергоемкостью и ресурсоемкостью, что отражало влияние господствовавшей многие десятилетия идеологической посылки о преимущественном росте производства средств производства.

Учитывая практическое отсутствие серьезных структурных сдвигов в российской промышленности и снижении доли перерабатывающей промышленности, поддержка сложившейся структуры промышленности и постепенное ее улучшение - ложатся на плечи ТЭК, что требует дополнительных усилий от ТЭК по энергообеспечению.

С другой стороны, ТЭК должен оставаться мощным и работоспособным, учитывая и его основную функцию важнейшей структурной составляющей экономики России, обеспечивающей энергией и топливом и промышленность, и сельское хозяйство и транспорт, и вооруженные силы. Топливно-энергетическая составляющая в российской промышленности в целом оценивается в 11% (1997 г.), варьируясь от 17% в химической и нефтехимической промышленности, 10% в черной и 13% в цветной металлургии и нефтедобывающей промышленности до 3% в сельском хозяйстве и пищевой промышленности (5).

Важна роль ТЭК и в обеспечении формирования устойчивого мультипликативного и дополнительного спроса во многих сопредельных отраслях (металлургия, машиностроение, стройматериалы, транспорт и коммуникации), обеспечивая занятость и загрузку многочисленным смежникам, в том числе занятость восьми рабочих на каждого нефтяника. В советские времени ТЭК потреблял 2/3 производства труб, 1/5 других видов чернометаллургической продукции, 15% меди, цемента, продукции машиностроения (6). Расчеты показывают, что каждый рубль дополнительного объема производства в ТЭК обеспечивает рост ВВП на 1,5 - 1,6 рублей (7). Это лишний раз свидетельствует об огромных потенциальных возможностях ТЭК по выводу страны на траекторию устойчивого экономического роста.

В-пятых, ТЭК в современной России пока все еще является важнейшим донором социально-экономического развития, замена которому в ближайшей перспективе практически неосуществима. На долю отраслей ТЭК приходится 32% доходов консолидированного и 54% федерального бюджета (8).

Сохраняющееся жесткое регулирование цен на топливно-энергетические товары и тарифы по их доставке обеспечивают потребителям - и предприятиям, и населению топливно-энергетическую дотацию, оцениваемую президентом "ЛУКойл" В. Алекперовым и членом Еврокомиссии ЕС П. Лами в 3-5 млрд долл. в год, что, естественно, способствует выравниванию пониженной конкурентоспособности всех секторов народного хозяйства России (9). Такая дотация через понижение цены также повышает доходы российских граждан, что существенно важно для них, поскольку Россия находится на 63-м месте по уровню жизни среди 175 государств мира, учитываемых в ежегодном докладе ООН "О развитии человека" (10). Пока Россия существенно отстает от развитых стран и по такому показателю, как ВВП на душу населения. Ее показатель ниже среднемирового показателя в 3 раза, в 2 раза ниже, чем в Бразилии, в В раз ниже, чем в Португалии, в 12 раз ниже, чем в Австралии, в 13 раз ниже, чем в Канаде и в 21 раз ниже, чем в Норвегии. В этой связи любые программы повышения цен на энергоресурсы, упоминаемые в Стратегии, требуют исключительной проработанности, взвешенности и осторожности при соблюдении принципа приоритетности интересов всего населения и отраслей народного хозяйства страны.

Сохранение как можно дольше контроля над ценами на энергоносители, являющихся исключительно важным компонентом издержек производства всех товаров, входящих в потребительскую корзину, позволит не только эффективнее контролировать инфляцию, но и начать последовательную борьбу за снижение ее уровня. В этой связи имело бы смысл отметить, что в 2003 г. России удалось достичь рекорда и довести ее уровень до 12%, хотя в западных странах уровень инфляции не превышает 2-3% в год.

Низкий жизненный уровень россиян и сложившееся положение в отраслях промышленности, транспорта и сельского хозяйства обуславливают необходимость сохранения мощного ТЭК в качестве донора на максимально возможный исторический период. Страна и ее народ заслужили возможность напрямую пользоваться конкурентным преимуществом России, сохраняющимся в сфере использования ее топливно-энергетического потенциала. А пониженные цены на тепло, свет и бензин - это как раз та заветная мечта некоторых экономистов передать народу часть природной ренты.

В связи с вышеизложенным вызывает сомнение сценарий повышения цен на газ и электроэнергию, приводимый в Стратегии. Этот сценарий предусматривает рост цен на газ до 2006 г. для конечных потребителей в промышленности до 36-39 долл. за 1000 куб. м против 23,3 долл. или на 55-67%. Этим же сценарием предусматривается увеличение цен на электроэнергию на 33-50%.

Слишком абстрактно в Стратегии звучат слова о "необходимости проведения активной социальной политики, целью которой является минимизация негативных последствий повышения цен на энергоресурсы для социально незащищенных групп населения" , для чего потребуется обеспечить рост среднедушевых доходов населения только для компенсации расходов на топливо и энергообеспечение в 2,3 - 2,4 раза. Вызывает сомнение, что перечисленные при этом меры смогут обеспечить такой рост благосостояния населения страны.

В-шестых, мощный ТЭК, пока России не удалось изменить структуру экономики, остается надежным гарантом ее валютного и внешнеторгового благополучия. ТЭК обеспечивает 54 процента экспорта страны и 45 процентов валютных поступлений (11). Другие крупные товарные позиции российского экспорта по отдельности не в состоянии что-либо противопоставить экспортной продукции ТЭК. Металлы обеспечивают только около 20% экспорта, продукция химической промышленности - около 8%, а машины, оборудование и транспортные средства немногим более 10%.

Лидерство продукции ТЭК в экспорте России является одним из решающих факторов, содействующих промышленному росту в стране. В период 1999-2003 гг. экспорт обеспечил промышленный рост на 78%, а внутренние факторы -лишь на 22% (12).

Только благодаря усилиям ТЭК Россия в 2003 г. также полностью выплатила 17 млрд долл. внешней задолженности, добилась лучшего, чем во многих европейских странах соотношения между внешним долгом и ВВП, и нарастила свои золотовалютные ресурсы на 20 млрд долл. до почти 70 млрд долл.

В-седьмых, мощный ТЭК нужен России еще и потому, что, как показали последние годы развития страны, он оказался самой жизнестойкой отраслью промышленности, несмотря на огромные отвлечения средств на оказание донорской поддержки других отраслей промышленности.

Даже в условиях 1998 г. при резком снижении доходности ТЭК в силу обвала цен на его продукцию на внешних рынках и наличия финансового кризиса после 17 августа 1998 г., ТЭК показал высокую выживаемость, возможность быстро мобилизоваться и обеспечить устойчивое развитие во все последующие годы, показывая более высокие темпы развития, чем другие отрасли.

Высокая жизнестойкость при сохранении возможности помощи другим отраслям и населению делают проблему поддержания потенциала ТЭК жизненно важной задачей, особенно в условиях, когда государство прочно встало на путь осуществления структурных реформ, повышающих конкурентоспособность российской экономики в целом.

Теперь несколько слов о роли ТЭК в осуществлении структурной перестройки в стране.

Можно согласиться с точкой зрения академика М. Прохорова, считающего, что простое линейное увеличение ВВП не поставит Россию в число великих держав с развитой экономикой. Так, если наша экономика будет развиваться темпами, равными 8% в год, а США - 1% в год, то Россия имеет шанс догнать США по потенциалу лишь через 236 лет (13). Следовательно, России нужна структурная перестройка, а в ее осуществлении нужны экономические прорывы, нужна концентрация сил на наиболее эффективных путях реализации конкурентных преимуществ страны, нужен поиск новых и расширение уже завоеванных ниш на мировом рынке, нужно создание своей модели экономического развития, которая позволила бы России встроиться в мировую экономическую модель, идти в ногу с глобальным прогрессом.

Энергетическая стратегия должна исходить из более ясных ориентиров, определяющих национальную модель развития России, учитывающую специфику страны. При разработке этой модели любая стратегия, в том числе и энергетическая, должна исходить из посылки, что Россия, несмотря на общегосударственную приоритетность цели увеличения будущего производства и экспорта высокотехнологической продукции, сегодня должна опираться для обеспечения нужного прорыва в экономическом развитии на быстрейшее наращивание национального дохода увеличением на данном этапе производства и экспорта топливно-сырьевых товаров и продукции их первичной и последующих переработок. Это на сегодня, по нашему мнению, является практически единственным жизненно оправданным способом быстрейшего обеспечения условий, необходимых для немедленного ускоренного развития экономики, повышения ее конкурентоспособности, начала серьезной модернизации достигшей аварийного состояния основных фондов, развития технологий, инноваций, снижения издержек производства, в первую очередь за счет повсеместного внедрения энергосбережения на базе высоких технологий, реорганизации промышленности, сельского хозяйства, вооруженных сил, осуществления структурных преобразований.

Но это также означает, что надо покончить с самобичеванием и комплексом неполноценности по поводу так называемой "сырьевой зависимости экономики" , надо трезво оценить ситуацию и, наконец, понять, что развитые страны, не располагающие достаточными топливно-сырьевыми запасами, находятся в такой же сильной зависимости от рыночной стихии, как и Россия, только имеют зеркальное отражение этого состояния, поскольку оно связано не с избытком ресурсов, а с их недостатком и периодически возникающей в связи с этим дороговизной. Более того, в период экономических спадов развитые страны-потребители продолжают покупать жизненно важные для их экономики топливно-энергетические товары, хотя и по пониженным ценам, в то время как спрос на товары машинно-технического комплекса, включая высокие технологии, практически затухает.

***

(*) Статья публикуется в порядке постановки вопроса.

***

Примечания:

(1) Основные положения энергетической стратегии были изложены в первой статье, опубликованной в журнале "Внешнеэкономический бюллетень" , N 3 за 2004 г.

(2) "Ведомости" , 6 ноября 2003 г.

(3) Ф. Хилл, К. Гэдди. Сибирский холод. Журнал "Международная жизнь" , N 12, 2003, с. 81.

(4) United Nations, UNCTAD, Handbook of Statistics, 2002, N.Y., 2002, p. 357.

(5) H.A. Цветков. Российский нефтегазовый комплекс: международное инвестиционное сотрудничество. - М. : Архив-М, 2001, с. 89, 451.

(6) Стратегия сырьевого обеспечения в народнохозяйственном развитии. - М.: Наука, 1989, с. 6.

(7) А. Воронин. Государственное регулирование структуры преобразований в ТЭК в условиях глобализации мировой экономики // Журнал "Экономист" , N 10, 2003, с. 8.

(8) Программа социально-экономического развития Российской Федерации на среднесрочную перспективу (2003-2005 годы). "Российская газета" , 2 сентября 2003 г.

(9) Журнал "Нефть России" , N 12, 2002, с. 19.

(10) UNDP, Human Development Report, 2003, N. Y. 2003, p. 237.

(11) Программа социально-экономического развития Российской Федерации... (Указ. соч.)

(12) "Российская газета" , 23 сентября 2003 г.

(13) "Независимая газета". (Наука), 24 декабря 2003 г.

Продолжение статьи см. в одном из следующих номеров журнала "Внешнеэкономический бюллетень".

1 января, 1900 г.