• A
  • A
  • A
  • АБB
  • АБB
  • АБB
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта
vision

Какие дела полицейские расследуют охотно

Происшествия и преступления стражи порядка оценивают неодинаково и берутся за них с разным рвением.

АВТОР ИССЛЕДОВАНИЯ:

Елена Бердышева, старший научный сотрудник Лаборатории экономико-социологических исследований (ЛЭСИ) НИУ ВШЭ.

Регистрировать ли факт нарушения закона, а если регистрировать, то как работать с очередным «делом»: по протоколу или за деньги? Стражи порядка принимают решения, исходя из четырех логик: государственной, ведомственной, квазирыночной и профессиональной, выяснила Елена Бердышева в исследовании «Дифференциация “привлекательности” правонарушений в восприятии российских полицейских»*.

Логика 1. «Палки» для государства

Эффективность борьбы с преступностью — главный критерий оценки работы полицейских в любом государстве. Показатели борьбы отражаются во внутриполицейской статистике, основанной на системе АППГ+1 (АППГ — аналогичный период прошлого года, «+1» — динамика по сравнению с этим периодом). В отчетах напротив завершенных дел ставятся черточки, за что систему неформально называют палочной. Ее приоритет, еще с советских времен, — количество.

«Общался со многими ребятами; все одно говорят: палки, палки, палки!!!!!! Не знаю, у кого как по службам, раньше помню с участкового уполномоченного милиции требовали пять протоколов по административному правонарушению в месяц, сейчас с них (по крайней мере, у нас) требуют по одному в день, то есть порядка тридцати в месяц (интервью, Вадим, отдел МВД, 2015 г.)».

От данных отчетности зависит материальное поощрение либо наказание — через невыплату тех или иных составляющих зарплаты. В итоге «погоня за показателями вынуждает перенаправить усилия на поиск дел, легко конвертируемых в “палки”», отмечается в исследовании. Выгоднее становится раскрывать простые правонарушения, забирающие меньше времени и сил. Зато регистрация «висяков» и «глухарей» может откладываться.

Интенсивность работы над преступлениями также зависит от ситуации в стране и разнарядок, спущенных сверху.

«Ценность разных статей уголовных дел различна. Если в этом году требуется бороться с определёнными преступлениями руководством МВД, то эти статьи имеют больший вес относительно других…(интервью, Игорь, полковник в отставке, 2010 г.)».

«Естественно, курс начальство задаёт: сегодня пьяных пишем, завтра — хулиганов, послезавтра — по торговле и т.д. (из дискуссии на онлайн-форуме сотрудников МВД РФ, 2015 г.)».

Логика 2. Связанные одной цепью

«Коллективы подразделений российской полиции сегодня выстроены как мини-кланы. Любая деятельность полицейских осуществляется с ведома начальства и выстраивается коллективно», — пишет исследователь.

От начальника зависит зарплата («может лишить надбавок, повесить выговор, чтобы премии потом не давать») и сама возможность оставаться в «органах»: разлад  с ним часто означает переход в другое подразделение или увольнение. Поэтому сотрудник ориентируется на руководителя и лоялен отделу, в котором служит.


Исходя из клановой логики оцениваются и поступающие «дела». Работа над ними должна соответствовать задачам, поставленным перед отделом начальником, обеспечивать показатели отдела и порядок на вверенной территории.

Логика 3. Заработка ради

Логику, по которой полицейские принимают решения с расчётом на личную финансовую выгоду, автор исследования называет квазирыночной.

«В этом случае происшествия, правонарушения, преступления обретают ценовое измерение», — поясняет Елена Бердышева.

Закон запрещает сотрудникам МВД подработку за пределами ведомства (кроме занятия педагогической, научной и творческой деятельностью). Признавая это, они считают возможным подрабатывать внутри системы — «берут вознаграждение за какие-то неформальные действия». Действия бывают разными: помощь в постановке автомобиля на учет в ГИБДД, силовое предпринимательство («абонентская плата» за обеспечение безопасности бизнесменов), игнорирование/сокрытие правонарушения и др.

Несмотря на распространенность квазирыночной логики, ее применение не является рутинным, замечает исследователь: «В глазах полицейских получение денег за свою работу всё-таки тесно граничит с должностным преступлением».

Логика 4. Дело чести

Ключевая ценность четвертой логики (профессиональной) — реализация полицейским своего призвания:

«Лично я горжусь тем, что защищал простых людей от воров, грабителей и бандитов (из дискуссии на онлайн-форуме сотрудников полиции РФ, 2013 г.)».

В этом случае преступления оцениваются по нормам Уголовного кодекса, а их раскрытие становится делом чести.

К группе полицейских по призванию в России могут быть отнесены лишь около 13% сотрудников. Впрочем, это не означает, что остальным чужды ценности профессиональной логики. Да и сами логики на практике часто пересекаются.

Профессиональная и ведомственная логика контролируют тех, кто руководствуется квазирыночной (не доводя их до взяток и «наглой коррупции»). Квазирыночная логика действует, только если подчинена клановой (полицейские не работают автономно, решить вопрос на уровне одного из них невозможно). И она же клановую укрепляет (общая вовлеченность в «заработки» усиливает круговую поруку и возможность держать  сотрудников на крючке).

Такая система сдержек и противовесов, по выводам исследования, в итоге все-таки позволяет полиции действовать в интересах потерпевших и в рамках закона.

* Исследование проведено в рамках проекта «Неформальная экономическая деятельность полиции в трансформирующихся странах и проблемы безопасности населения (на примере России, Болгарии, Казахстана и Латвии)», реализуемого НИУ ВШЭ с 2012 года по настоящее время.

База исследования: глубинные интервью с сотрудниками полиции Москвы; курсантами последнего курса Московского университета МВД России имени В.Я. Кикотя, которые на момент проведения интервью проходили трудовую практику в различных ОВД Москвы; данные дискуссий на интернет-форуме сотрудников МВД РФ в 2010−2016 годах.

См. также:

Низкая зарплата стимулирует коррупцию

"Палочная" система разрушает правоохранительную