• A
  • A
  • A
  • АБB
  • АБB
  • АБB
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта
vision

Чего боится ребенок в городе

Детские страхи, связанные с городскими объектами, замешаны на иррациональных представлениях и информации, получаемой от взрослых и из СМИ.

АВТОР ИССЛЕДОВАНИЯ:

Надежда Радина, профессор факультета гуманитарных наук НИУ ВШЭ в Нижнем Новгороде.
 

В детских страхах нередко уживаются реальные и мифические персонажи — клоуны, колдуны, пьяницы и маньяки, которые в воображении школьников могут обитать за соседним гаражом, в парках или на кладбище ночью. В ходе исследования Надежды Радиной высветился ряд городских мест и ситуаций, которые считают страшными только ребята. Взрослые такие объекты  не особо замечают.

Когда даже днем жутко


У детей особое восприятие городской территории. В первую очередь это касается младших школьников, которые только начинают осознанно осваивать местность, в том числе по дороге в школу, кружки, секции. С иррациональными страхами смешиваются представления и о реальных угрозах.

В ходе исследования было проведено 85 интервью о страшных местах города среди детей-горожан 7-11 лет (1-4 классы, 41 мальчик и 44 девочки). Полученные результаты сравнивались с уже имевшимися данными интервью на эту тему среди взрослых.

Выяснилось, что дети, как и взрослые, боятся безлюдных мест, но описывают их не с точки зрения реальных угроз, а как территории, наполненные таинственными и пугающими существами. «Для меня самое страшное место в городе — это заброшенная стройка у моих окон. Она очень страшная и высокая, а еще наверху нет стен. Ночью смотреть на нее еще страшнее. Я смотрю в окно, а наверху что-то светится. Очень страшно, даже если ты дома. Днем я видел там детей, а кто там ночью?» (мальчик, 9 лет).

Места разрушений и смерти (кладбища, сгоревшие дома и т.д.) — распространенные темы детских и взрослых страхов. Взрослые описывают их амбивалентно — как рационально, так и иррационально. А вот дети в подобных местах испытывают мистических ужас, который не могут объяснить с помощью логики, показали результаты интервью. «Кладбище на ул.Пушкина — очень много могил, проходить мимо него даже днем жутко» (девочка, 11 лет).

Результаты исследования показали также, что в зону иррациональных страхов детей попадают подвалы домов — тех, в которых они живут. «…В нем бегают мыши, а еще каждый вечер в подвале зажигается свет. И никто не знает, кто его зажигает» (мальчик, 11 лет). Взрослые в качестве зоны риска в ходе опросов называли дворы и подъезды собственных домов, объясняя это угрозой нападения.

Лесопарки и парки встречаются и в детских, и во взрослых фобиях. Зрелые люди объясняют их рационально, с точки зрения преступности, а дети — иррационально: деревья в темноте превращаются в «монстров с длинными корявыми руками», а звуки напоминают «то крик, то плач».

Похожая ситуация с общественным транспортом. «Страшная — станция метро «Заречная». Есть несколько свидетелей, которые видели в окнах вагона мужчину в каске, в узком месте туннеля между поездом и стеной, но это невозможно. Часто слышны грохот молотков и странные скрежещие звуки, когда на платформах ни души. Говорят, что это шалят призраки строителей, которые погибли в метро в 1990-е годы» (девочка, 8 лет).

Одному дома тревожно


Ученые определили уникальные детские фобии, которые не были выявлены в ходе интервью у взрослых. В первую очередь, ребенок боится оставаться один в доме, без взрослых родственников. Это всегда иррациональный страх. Он связан с тем, что пространство квартиры открыто для внешнего вторжения, отметила исследователь. Вот что говорят юные респонденты по поводу одиночного нахождения дома: «…Мне страшно находиться одному дома, мне кажется, меня кто-то схватит» (мальчик, 9 лет); «Мне страшно одной дома, потому что вдруг дьяволы дома» (девочка, 9 лет).

Также присущ лишь детям страх новостроек. Он находится на грани рационального и иррационального. «Если честно, новостройки — это очень опасно. Например, одна новостройка меня пугает: это на улице Июльские дни. Одно здание уже обрушилось на этом месте» (девочка, 9 лет).

Другой в городе

Отдельное место в исследовании занимает тема «Другой» в городе». В страхах взрослых фигурируют «свои Другие» — преступники, бомжи и т.д. и «Чужие» — мигранты, приезжие. «Своих других» взрослые описывают рационально, а чужих иррационально.


У детей страх перед «Другими» — иррациональный и их состав иной. К первой группе «Других» относятся не люди, а животные и призраки. «Мне было очень страшно на Щелковском хуторе вечером, потому что там кто-то в кустах сидел и камушки бросал» (мальчик, 9 лет). Втора группа «Других» — «свои Другие», опасность от которых в изложении детей зачастую фантасмогорична. Это пьяницы, колдуны, клоуны и маньяки. «Мое страшное место — это Цирк, потому что там клоуны… Улица, на которой я живу, там был маньяк, он убил ломом три человека» (мальчик, 9 лет).

«Можно сказать, что «рациональность» в определении неблагополучия городского пространства у детей только начинает по-настоящему оформляться и пока еще тесно сопряжена с иррациональными страхами», — отмечает Надежда Радина. При этом рациональный страх в интервью детей связан не только с собственным опытом, но и с информированием об опасных местах родителями и СМИ.

См. также:

Как уберечь подростка от привычки лгать и пить

Хипстер в городе: взгляд со стороны

Как занятия в кружках связаны со школьной успеваемостью

Почему подростки не читают классику

Материалы по теме

Записки из подполья

Как в мегаполисе образуются закрытые сообщества мигрантов

Доступные и вовлеченные

Как трансформируется институт отцовства в России

Аттракцион невиданной щедрости

Как жители столицы воспринимают Московское центральное кольцо

«Дети из пробирки»: тираж ограничен

Почему искусственное оплодотворение доступно не всем бездетным парам

Как помочь ребенку освоить город

Запреты на самостоятельные перемещения в мегаполисе могут негативно сказываться на взрослении школьника.

Как работодатели помогают сотрудникам с детьми

Одни компании и фирмы поддерживают «семейных» работников, другие — дискриминируют их. Чем руководствуются работодатели, изучили исследовали НИУ ВШЭ.